Дагот Ур (akievgalgei) wrote,
Дагот Ур
akievgalgei

Categories:

Марковин о Древней Языческой Ингушетии

6N3ehwezaT4

Возле селения Джерах в 1927 году была найдена исключительно интересная вещь. На горе, среди развалин ингушского храма-святилища было поднято бронзовое литое изображение оленя, относящееся к VI–V векам до н. э. Фигура животного прекрасно выполнена: шея напряженно вытянута, рога запрокинуты к спине, рот приоткрыт. К животу оленя приделано колечко для подвешивания колокольчика. Подобные литые фигурки найдены и в других местах Чечено-Ингушетии: в ущельях реки Аргун, в горах Ичкерии. Часто вместе с изображениями животных встречаются обнаженные человеческие статуэтки. Особенно много их найдено в Дагестане. Не надо думать, что это игрушки. У таких фигурок имеется своя сложная и интересная история. Появляются они в III тысячелетии до н. э. Сильно стилизованные скульптурные изображения людей и животных изготовляли из глины и камня. Таковы находки, сделанные в Прикубанье и на древнем поселении близ Нальчика. Позже, в эпоху бронзы и затем в период первого появления железа (конец II — начало I тыс. до н. э.), их не только лепят из глины, но и отливают из бронзы, иногда бронзу комбинируют с железом. Поздние произведения пластики отличаются большим реализмом. Однако для всех фигурок, и стилизованных и реалистических, характерна одна общая черта — у них почти всегда подчеркнуты, а иногда даже утрированы признаки пола. Обычно металлические статуэтки находят на вершинах гор, на высоких плато. Здесь, очевидно, были устроены своеобразные храмы — ритуал требовал, чтобы они находились на возвышенных местах с широким обзором, отсюда голоса молящихся разносились над ущельями и долинами. На одном из таких дагестанских святилищ археолог А. П. Круглов обнаружил помимо статуэток железные трезубцы и древесные угли. Очевидно, во время молений зажигали костры и жрец с трезубцем в руках производил какие-то ритуальные действия и заклинания. А. П. Круглов пишет, что с места раскопок была видна величественная горная панорама с множеством аулов.
«Склепы нужны для мертвых»… Но не каждый мертвый мог попасть в склеп. В склеп вносили покойника только той фамилии, которой принадлежала данная усыпальница. А для вайнаха «фамилия» — это круг людей, происходящих, по преданию, от одного предка в восьмом-десятом поколении. Профессор Н. Ф. Яковлев так пишет о таком фамильном родстве: «Все потомство „фамильного“ предка считается сестрами-братьями между собой или, как говорят, ингуши „йиши-воши“. Чужой человек, не имеющий отношения к фамилии, не мог быть помещен в склеп. Его ожидала могила в земле, обложенная и перекрытая сланцевыми плитами. Про таких отщепенцев говорили: „У этого человека нет ни тейпа, ни тухума, ни каша“, что равносильно русскому: „без роду и племени“».

Жилая и боевая башни в селении Харпе

Ниже селения, в небольшой лощинке, расположено кладбище. Среди редких мусульманских могил возвышаются два склепа, сложенные из блоков мергеля. Они имеют почти квадратное основание и пирамидально-купольные перекрытия. В отличие от склепов селения Фуртоуг перекрытие харпинских склепов устроено в виде ступенек. Обычно таких ступенек бывает семь-девять, и каждая из ступенек укреплена выступающими сланцевыми плитами. На вершине склепа расположен приостренный камень — «цIурку» или «цIогал»[4].

Склепы очень красивы. Высокие (высотой до пяти-семи метров) серо-желтого тона, декорированные иссиня-черными шиферными плитками и белоснежным камнем навершия, они устремлены к небу, к самому солнцу. И вайнахи так и называют подобные склепы «малх-каш» — солнечные могилы.

. Внутри склепов темно, но если вы посветите фонариком, то сможете разглядеть, что некоторые покойники лежат в колодах, выдолбленных из дерева, другие — на досках, сбитых наподобие носилок, тут же стоят детские люльки. Умерших одевали в лучшее платье: одежда напоминает просторные халаты и рубахи. На головах мужчин можно видеть небольшие шапочки, на женщинах — «курхарс» — головной убор с загнутой вперед тульей. Между покойниками расставлены глиняные кувшины и посуда из дерева — чашки, миски.

Местные ювелиры умели делать из серебра и бронзы высокохудожественные изделия. Ингушские височные подвески, несмотря на массивность форм, отличаются виртуозным применением выпуклых шишечек (лопастей) в сочетании с легкой орнаментальной насечкой. Это придает украшению своеобразную скульптурную выразительность и монументальность. Любовь к многоцветности (полихромности) отличает средневековые сережки и перстни. Естественный блеск бронзы или серебра удачно подчеркивают темного цвета камни или стеклянные вставки. Особенно хороши сердоликовые бусинки — подвески к серьгам.
Мужчины не носили украшений. Они подпоясывали свою одежду кушаком или ремнем с бронзовой или железной пряжкой, к нему прицепляли кресало для высекания огня и кинжал, даже, скорее, нож, вложенный в деревянные ножны. В одном из склепов селения Фалхан мы нашли обрывки металлической кольчуги и панцирный наруч.

Святилище Мятер-дэла (Трон богов) на горе Мат-лам



От Харпе всего 2–3 км до селения Вейни. Здесь, недалеко от руин старого поселка (в 1,5 км ниже) находится современное селение Вейни, где можно заночевать. Завтра мы поднимаемся на гору Мат-лам.

К 1925 году одно из святилищ, известное под названием «Сусон-дэла» («Покровитель благородных женщин»)[6], было разрушено. Профессор Л. П. Семенов обнаружил лишь груду развалин. По рассказам стариков, храм имел двускатную ступенчатую кровлю и прямоугольное основание. Разрушено и второе святилище — «Мятер-дэла» («Трон богов»), сохранился лишь вход в него. Некогда оно представляло небольшое здание (3,88х2,75 м, высота 3 м) с двускатной кровлей в семь ступеней. Над входом было сделано узкое вертикальное отверстие, фасад украшали рога оленей. Внутри святилища имелись ниши, куда возлагались приношения.

Ученый археолог В. Ф. Миллер, побывав в Ингушетии в 1886 году, так описывает моления, происходившие у подобных храмов: «В известное время, преимущественно летом, семьи, составляющие одно общество, варят пиво, приготавливают в большом количестве треугольные небольшие лепешки, выбирают баранов и отправляются оправлять праздник к своей родной святыне… Во главе процессии идет старик, одетый обязательно в белую одежду. В руках он держит шест с колокольчиком и белым знаменем. За ним идут женщины, которые поют особый припев „уоллай“.
Процессия обходит святыню, причем некоторые ставят в известном месте зажженные восковые свечи. Кланяясь святому месту… обязательно снимают о головы папаху. Перед началом пиршества старики произносят молитвы, в которых просят бога об урожае полей, приплоде скота и всяком благоденствии. Торжество кончается пирушкой, продолжающейся до поздней ночи». Места для сидения возле святилищ были строго распределены между жителями различных селений. И жрец совершая молитву для жителей каждого селения отдельно. Внутрь святилища обычно имел право заходить только жрец. В святилище хранились предметы, необходимые для жертвенных пиршеств: посуда, котлы, вертела. В святилище Мятцил некогда лежали даже серебряные стаканы. Рога жертвенных животных складывали на кровлю храма. Сейчас в Ингушетии заросли трапы, ведущие к святилищам. А совсем недавно почти у каждого аула имелось свое святилище — своеобразный патрон, «охранявший» благополучие горцев.
И арочные камни и камни у дверей украшены выбитыми узорами в виде крестов, свастикообразных знаков. Это — петроглифы. Зарисуйте и сфотографируйте их, позже мы поговорим об их значения…
Ниже по склону, перед современным чистеньким селением Бейни, прямо на кукурузном поле виднеется белая склепообразная постройка. Это святилище «Бейни-Сели». Оно имеет семиступенчатую кровлю и по конструкции напоминает храмы на горе Мат-лам. Возле него молились когда-то перед покосом, и жрец выносил из здания белый флаг с привешенным к перекладине колокольчиком…

За небольшим мокрым овражком показываются серо-черные стены селения Мецхал. Некогда все постройки его были связаны в единый, неприступный комплекс — замок фамилии Точиевых. Боевая башня замка — своеобразная цитадель его — имела плоскую кровлю. Эта башня была не очень высокой — всего в 16 м, в одном из ее помещений находился котел — в нем грели воду, крутым кипятком встречая противников.
В двух километрах ниже Мецхала белеют склепы селения Фалхан. Мы уже упоминали о них. Здесь девять склепов — в виде домиков, со ступенчато-пирамидальным покрытием. Некоторые разрушены, однако тела умерших сохранились: блеклая, совершенно высохшая кожа обтягивает руки, лица. Это дело случая, а главным образом местного климата: высоко в горах воздух исключительно чист, прохладен, в нем мало микробов, в склепах же с тремя-четырьмя лазами, устроенными с разных сторон, — неплохая вентиляция. Речь может идти об естественной мумификации.

В стены склепов на разном уровне вделаны выступающие плиты с отверстиями. В них некогда вставляли древки с белыми погребальными флагами. Среди местных склепов самый крупный (с двускатной крышей) служил для погребений приезжих — жителей других, не местных фамилий. В районе Фалхана имеются полуподземные склепы. В них ведет обычно лаз, устроенный на уровне земли; сверху склеп почти не заметен, а внутри вдоль стен устроены полки. На них клали тела умерших. Загробная жизнь у вайнахов представлялась продолжением земной, только солнце для мертвых светило в то время, когда оно скрывалось от живых, то есть ночью. Покойники помогали в работе живым, и, как пишет этнограф Чах Архиев (ингуш по национальности, жил а XIX в.), после жатвы в ингушской семье устраивали специальный ужин — «марс-порр», на котором хозяйка дома, дотрагиваясь до кушаний щипцами, приговаривала: «Да будешь пищей (такому-то покойнику). Обойдя таким образом все яства, она выливала из чаши, находившейся у нее в руках, брагу около очага; затем уже все члены семейства принимались за кушанья…»

Очень часто задают вопрос, что послужило поводом для строительства башен? Несомненно, появились постройки башенного типа очень давно. В горах, где много камня, сама жизнь заставляла воздвигать каменные строения. И, конечно, жилые башни, очень простые по своей конструкции, возникли раньше боевых. Точно назвать время их появления трудно, но, судя по манере их кладки, конструкции дверных и оконных проемов, башни жилого типа существовали в X–XII веках. Профессор Л. П. Семенов пишет: «Каждый род владел одной или несколькими такими башнями, примыкавшими одна к другой и представлявшими просторное и надежное укрепление».
Боевые башни возникли позже. Переходными от жилых к боевым постройкам являются башни «гала», которые снабжены не только оконными и дверными проемами, но и бойницами для стрельбы из лука и боевыми балкончиками, с которых осажденные могли защищать входы в свою башню. Хорошо оснащенные оборонными средствами, жилые башни несколько выше обычных «гала», до все же нм далеко до рафинированного изящества настоящих боевых башен — «воу».

В боевых башнях укрывались жители и позже, в периоды бесконечных распрей между фамилиями, главной причиной которых являлась кровная месть («доу»). Внутрисемейные убийства (отец убил сына, брата или наоборот) не вызывали кровной мести, о таких случаях ингуши говорили с иронией: «Собака сожрала свое собственное молоко», но если убийца и убитый не были родственниками, то родичи убитого должны были убить или убийцу, или его ближайшего родственника. Потерпевшие родственники собирались воедино, образуя своеобразное войско — «бо», а затем двигались «войной» («туом») к дому убийцы. Осажденные укрывались в боевой башне — «воу». При кровной вражде «война» у башни иногда велась лишь формально, осажденные боялись убить кого-либо из осаждавших, это увеличило бы распрю и ухудшило бы их положение. Но убийство кого-либо из осажденных, наоборот, могло привести к относительному перемирию. В дальнейшей убийца мог получить за выкуп (в виде быков) право безопасно бродить на территории своей усадьбы, но не далее. Рано или поздно карающий удар настигал его, ибо в средние века ценой крови («пхя») была кровь. Часто во время таких войн угоняли скот, уводили людей для продажи в рабство.

От селения Фалхан к селениям Лежг и Ольгеты тропинка продолжает спускаться вниз. Она проходит мимо покатого косогора, на вершине которого стоит одинокая боевая башня. Эта башня являлась не только боевой, но и сигнальной. Она хорошо видна в селениях Фалхан и Лежг, а в свою очередь башня аула Лежг видна в Эрзи. На западном склоне горы Мат-лам возвышается еще одна подобная одинокая башня. Она словно нависает над Эрзи, Шуаны и другими селениями. Как видим, если в районе Солнечной долины, со стороны Дарьяла, показался бы враг, огневые сигналы, поданные в Джерахе, достигли вы Фуртоуг, затем Харпе, Бейни, и с помощью сторожевых башен весть о враге разнеслась бы по всей стране…



Селение Лежг (Лежги) занимает небольшую лощинку. Два-три современных беленьких домика и руины. И среди них высокая, очень стройная боевая башня с шиферным ступенчато-пирамидальным покрытием. Завершается оно выступающим белокаменным шпилем.



Этот камень (цIогал) мастер устанавливал в самый последний момент. Без установки подобного камня башня считалась недостроенной. Но сейчас не так уж часто можно видеть башню с уцелевшим шпилем.

Селение Лежг



В селении Лежг имелось свое святилище. Оно ничем особенным не отличалось от описанных нами, но это святилище было посвящено вайнахской богине Тушоли — богине плодородия и деторождения. Празднество в честь богини совершалось весной, и ко дню моления приходили жители не только ближних, но и дальних ущелий. Обрядами руководил мужчина, последним жрецом был Хазиев из селения Кошк.
Тушоли была связана и толстая каменная плита с круглым отверстием, через которое прогоняли овец, чтобы предохранить их от болезней. У вайнахов бытовала поговорка: «Камень с дыркой валяться не будет, его подберут». Таким «камнем с дыркой» являлась и плита, поставленная горцами аула Лежг.
В Кокском святилище (оно напоминало надземный склеп) хранилось лаже деревянное изображение богини Тушоли — грубое изваяние длиной около 70 см. На лице богини с едва намеченным носом и прорезями на месте глаз и рта была набита металлическая маска. Это святилище пользовалось огромным уважением у горцев;
Рядом со склепами находятся святилище Эрзели.
Где-то в районе селения Дошхакле высятся остатки циклопических стен. По преданиям, их построили герои-великаны. Разве под силу обыкновенному человеку создать постройку из камней объемом в кубический метр? Это мог сделать лишь легендарный Колой-Кант. Ведь он загнал на ночь свое стадо в пещеру, прикрыл ее вход большой каменной плитой, а толщина плиты была около одного локтя, высота — около двенадцати локтей, длина — двести-триста локтей…

В селении Мужичи имеется дом-музей Серго Орджоникидзе. В трудные дни гражданской войны Г. К. Орджоникидзе не раз останавливался под надежной сенью этого ингушского дома. Небольшие вайнахские народы с радостью приняли Советскую власть.

В конце XVIII века, когда чеченцам приходилось давать присягу, они, судя по старым документам, присягали не на Коране или Евангелии, а называя своих языческих богов и имена предков. Комендант крепости Кизляр А. И. Ахвердов в 1804 году писал о вайнахах и осетинах: «Лет сорок тому назад некоторые из них начали принимать магометанский, а многие и опять христианский закон; но как за сим дальнего внимания во стороны нашей не имеют, то иные оставляют снова закон христианский, а другие и теперь никакого закона не имеют». Однако подобные суждения были поверхностными, исследователи глубоко в горы тогда не заглядывали.



В 1958 году у колодезного двора селения Асланбек-Шерипово был обнаружен средневековый могильник. Здесь удалось расчистить пять могил. И среди них захоронение девочки-подростка. Она лежала среди кладки из камней, положенных в два ряда на мергелевую скалу. За ее головой лежал изящный красноглинный сосудик, рядом две монеты с дырочками и небольшая бляшка. Возле висков — серебряные серьги тонкой филигранной работы, украшенные гроздьями зерни. Помимо этих предметов в могиле были найдены бусы из сердолика и черного минерала — гагата, железные туалетные щипчики, обломки браслета и подвески. Из других могил были извлечены бусы, нож, сережки. Самая значительная находка из всех сделанных здесь — монеты. Они имитируют в бронзе золотые гольдгульдены императора Рудольфа II (1576–1612). Обряд погребения, обнаруженный нами во всех могилах, очень далек от мусульманского (здесь, вероятно, было кладбище горцев-язычников)

Петроглифы мы можем относить ко времени от XII и по XVIII век. Ни христианство, ни мусульманство не смогли поколебать веру в их чудодейственную, желанную помощь и силу…

Мы окончили наше путешествие в Чечено-Ингушетию — страну, к которой обращали — взоры лучшие писатели России: А. С. Пушкин, М. Ю. Лермонтов, Л. Н. Толстой. Ей обязаны они многими своими произведениями. И именно они впервые постарались заглянуть в душу горца, увидеть не только его непреклонность в борьбе, но и человеческую тоску и сильную молчаливую любовь…

Мы постарались немного рассказать о древней культуре страны вайнахов, открыть ее вам и заставить заговорить местные руины, ведь архитектура — тоже летопись мира: «она говорит тогда, когда уже молчат и пески и предания…» (Н. В. Гоголь, Об архитектуре нынешнего времени). Нам бы хотелось, чтобы прошлое вы сопоставили с живым, настоящим, прониклись уважением и к старому и бесконечно разнообразному новому. И если, закрывая эту книгу, вы заинтересовались культурой вайнахов, их самобытным зодчеством, их памятниками старины и вам захотелось самому полной грудью вобрать в себя горный воздух, увидеть полет орла из башни аула Эрзи, то поезжайте в страну вайнахов. Здесь любят гостей!

. Алхасте. В районе селения находится селище. Нижний слой его относится к эпохе бронзы (II тыс. до н. э.), верхний — к скифскому времени (IV–V вв, до н. э.).

Гарак. Жилые и боевые башни; надземные и полуподземные склепы.

Джерах. Руины жилых и боевых башен. Одна из боевых башен находится в хорошем состоянии. В районе селения — руины святилища Мариам (Мейрим), которое почиталось женщинами; надземные склепы. Возле селения возвышалось столпообразное святилище.



6. Дошхакле. Боевые и жилые башни; святилище, напоминающее по форме склеп; склепы разных видов. В районе селения возвышается стела, напоминающая крест. Здесь же сохранились остатки циклопической стены IX–IV веков до н. э.



7. Кок. Башенные и склеповые постройки. Интересен храм-святилище Тушоли (в нем было найдено изображение богини плодородия Тушоли). В селении возвышался грибообразный памятник (фалл), связанный с культом плодородия.



8. Лежг. Хорошо сохранившиеся башенные постройки; в районе селения — замок Дударовых. В местности Мэлерэ — храм Тушоли. Известны также столпообразное святилище, склепы различных форм и камень с отверстием, через которое прогоняли баранту, желая сохранить ее поголовье.



9. Мецхал. Руины башенных построек замка Точиевых. На строительных камнях — петроглифы. В районе селения находятся храм — святилище Мецхали и столпообразное святилище, камень с несколькими углублениями («чашечный камень»). Ходило поверье, что углубления на нем являются отпечатками пальцев героя нартското эпоса Соска-Солса.



10. Мужичи, В районе селения находятся известный Луговой могильник скифского времени (VI–V вв. н. э.); в лесу можно видеть подземные и полуподземные склепы. В селении возвышается крестообразная раннемусульманская стела.



11. Первомайское (Галашки). В районе селения находятся два могильника: эпохи бронзы (II тыс. до н. э.) и сарматского (времени (III в. до н. э. — IV в. н. э.).



12. Пуй. Боевые и жилые башни. Одна из башен (башня Долоевых) имеет своды на втором и третьем этажах. На склеповых постройках можно видеть отпечатки рук.



13. Салги. Башенные и склеповые постройки. В районе селения два святилища: Маги-Ерды (фасад был украшен рогами животных и изображением креста) и Соска-Солса (посвящен герою нартского — богатырского эпоса).



14. Таргим. Прекрасно сохранившийся архитектурный комплекс боевых и жилых башен (замок Тутаевых). Возле селения расположены склепы различных форм. В селении возвышается столпообразное святилище. Ниже селения, по реке Ассе, имелась заградительная стена (сохранились остатки построек а боевой башни). Напротив селения, на левом берегу реки Ассы, — храм Алби-Ерды XI–XIII веков.



15. Фалхан. Жилые и боевые башни; склеповые башни различных форм, отдельные из них имеют углубленный узор.



16. Фуртоуг. Руины жилых и боевых башен; склепы резных форм. В скалах горы Мат-лам (над селением) — средневековые пещерные захоронения. Неподалеку от селения — святилище Дик-Сели (являлось фамильным и принадлежало Куштиевым). В районе селения была найдена стела с изображением человеческого лица.



17. Хайрах. Остатки жилых башен, полуподземные склепы. В окрестностях его расположен храм XII в. — Тхаба-Ерды.



18. Хамхи. Боевые и жилые башни (остатки замка Гагиевых); склепы разных форм. На них встречаются отпечатки рук и петроглифы. В один из склепов вделан чашечный камень. В районе селения можно видеть остатки циклопической постройки IX–IV веков до н. э.



19. Харпе. Боевые и жилые башни, — наземные склепы. На местном кладбище имеются надгробные резные плиты IX века.



20. Хули (Верхнее и Нижнее). Башенные постройки в руинах. В окрестностях селений имеются: храм-святилище Зодцах-Ерды и пещерное святилище Тамыж-Ерды (бывший покровитель охотников), встречаются отдельные мусульманские памятники — кенотафы.



21. Шуан. Руины башен, склеповые постройки. В районе селения святилища: Галь-Ерды (в нем были найдены медные церковные сосуды), Мекал, Тушоли, Волам-Дэла.



22. Эгикал. Боевые и жилые башни в хорошем состоянии. Встречаются петроглифы, склепы самых различных форм. У въезда в селение и в нижней его части возвышаются два столпообразных святилища. В 1966 году обнаружены полуподземные склепы эпохи бронзы. В районе селения имеются остатки циклопической постройки IX–IV веков до н. э.



23. Эрзи. Прекрасной сохранности боевые и жилые башни; склеповые постройки различной формы. Сохранялись руины святилища Эрдзели. В районе селения возвышаются два столпообразных святилища. В одной из местных башен можно видеть чашечный камень.



2. К ОЗЕРУ ГАЛАНЧОЖ-АМИ



1. Акки (Воуги). Остатки башенных и склеповых построек. В районе селения возвышается каменная стела с изображениями руки, человеческой фигуры и пр.



2. Ами. Остатки боевой башни.



3. Галанчож. Руины башенных построек. На стенах башен встречаются петроглифы.



4. Муцарой. Много башенных построек. На мечети и на могильных стелах можно видеть петроглифы. Недалеко от селения, в скалах горы Нашахо-лам, сохранились руины башенной постройки. Несколько дальше имеется еще одно подобное убежище.



5. Муши-Чу. У горы Зельхи-Корт остатки позднесредневекового повеления.



6. Хайбахой. Малого башенных построек, хорошо сохранилась одна боевая башня. Встречаются петроглифы.



7. Цистой. Остатки жилой башни.



8. Чармахой. Руины жилых башен. В скалах горы Нашхой-лам можно видеть погребение в гротах и пещерах, здесь же в виде ниш — своеобразные святилища. В районе селения возвышается крестообразная стела, которую, по преданию, считают окаменевшей девушкой (Иоах Хилла тулг).

. Ялхорой. Руины башенных построек. В скальных гротах — средневековые погребения.

. Башин-Кале. На утесе недалеко от селения возвышается боевая башня Гучан-Кале.



3. Дачу-Барзой. Остатки поселения XII–XIII веков, здесь же имеется средневековый могильник.



4. Дёре (хутор у селения Итум-Кале). Жилые и боевые башни хорошей сохранности, на постройках можно видеть петроглифы. Над хутором встречаются полуподземные склепы.



5. Дуба-Юрт. На склоне Гесильбийского холма известен катакомбный могильник аланского времени (VIII–IX вв.). В районе селения имеются остатки поселений XI–XIII вв. с гончарной печью. Здесь же можно видеть курганы (возможно, относятся к эпохе бронзы).



6. Итум-Кале. Остатки башенных построек.



7. Камалхо. Руины жилых башен.



8. Кокадой (Верхний и Нижний). В районе селений жилая башня с петроглифами, склеповый могильник. Над местностью возвышается гребень горы с тремя труднодоступными боевыми башнями. Между селениями имелось святилище.



9. Коротох. Башенные постройки с петроглифами, наземные склепы.



10. Кулой (на реке Кело). На местном кладбище склеповидные надгробья, стела с изображением креста, резные орнаментированные плиты.



11. Майсты. Боевые и жилые башни, петроглифы. Масса склепов, некоторые двухэтажные (образуют «город мертвых» — Васеркел).



12. Малхиста. Грандиозен местный склеповый город мертвых Цой-Педе. Среди руин возвышаются две боевые башни. Петроглифы.



13. Нихалой. Напротив селения, над рекой Чанты-Аргун, в нише скалы — остатки башенного убежища. В районе селения — крестообразная стела.



14. Пакоч (хутор у селения Итум-Кале). Местные башенные постройки образуют замковый комплекс. На кладбище — склеповые постройки, крестообразные стелы, плиты с петроглифами.



15. Памятой. В районе селения — крестообразные стелы.



16. Советское (Шатой). В районе селения — боевая башня, пещерный могильник.



17. Теретего. Башенные и склеповые постройки, святилище.



18. Тумсой. Башенные постройки, средневековый могильник.



19. Ушкалой. Жилые башни. Полуразвалившаяся боевая башня возвышается над селением. На правом берегу реки Чанты-Аргун в нише скалы устроено башенное убежище.



20. Шулхаг (хутор в районе селения Итум-Кале). Комплекс жилых башен с петроглифами.

Памятники Ичкерии и Чаберлоя очень многочисленны. Укажем лишь те, которые расположены по пути к озеру Кезеной-Ам и в районе самого озера.



1. Ачало. Боевая башня, склеповидные памятники.



2. Буни. Склеповидные памятники с петроглифами.



3. Ведено. Из окрестностей селения известно много находок, охватывающих период от I тысячелетия до н. э. и до позднего средневековья (железные кресты).



4. Герменчуг. Остатки средневекового городища, средневековый могильник и курганы.



5. Гойты. Группа курганов скифского времени (V в. до н. э.).



6. Джалкх. Башенные постройки с петроглифами, склеповидные памятники, стелы, покрытые орнаментальной резьбой.



7. Кезеной. Замковый комплекс Алдам-Гези с башней Дауда. Здесь же расположена мечеть, в порог которой вделала могильная плита с именем Ади-Сурхо — героя чеченских преданий. На местном кладбище — склеповидные памятники и стелы с орнаментальной резьбой. На скале крепостной цитадели петроглифы. В районе селения сделаны находки, относящиеся к эпохе камня.



8. Макажой. Боевые и жилые башня с петроглифами. Одна из жилых башен перестроена в мечеть. Много склеповидных памятников и стел с орнаментальной резьбой.



9. Орсой. Остатки башенных построек, встречаются петроглифы. Сохранилась часть циклопической стены.



10. Сержень-Юрт. Поселения эпохи раннего железа IX–VII вв. до н. э.). Могильник этого же времени. На территории местных поселений обнаружены слои, относящиеся к III тыс. до н. э.



11. Тундухой. Руины башен с петроглифами. Здесь возвышалась крестообразная стела, покрытая знаками солнца и другими рисунками.



12. Харачой. Могильник эпохи поздней бронзы (конец II — начало I тыс. до н. э.). Скальный мыс с остатками боевой башня и культурным слоем XIV–XVI веков, средневековый могильник в этой же части селения. Интересно ущелье с множеством пещер и гротов.



13. Хархарой. Руины башенных построек. Хорошо сохранилась боевая башня. Встречаются петроглифы. Склеповидные памятники и каменные стелы с орнаментальной резьбой.



14. Хой. Целый комплекс жилых башен. Хорошо сохранилась осевая башня. На постройках много петроглифов. Склепообразные памятники, каменные стелы с резным орнаментом. В районе селения сделаны находки, относящиеся к эпохе камня.



15. Ца-Ведено. Отсюда происходят находки скифского времени (железный топор) позднего средневековья (посуда).



16. Шакли. В районе селения известны грунтовые могильники скифского времени (VI–IV вв. до н. э.) позднего средневековья (XIV–XVII вв.), курганы эпохи бронзы и раннего железа.
Tags: вайнахи, ингушетия. чеченцы, ингуши
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments