Дагот Ур (akievgalgei) wrote,
Дагот Ур
akievgalgei

Categories:

Ф. И. ГОРЕПЕКИН доказал,что:Ингуши и Чеченцы являются предками всей Белой Рассы.

Этнограф,археолог,исследователь и кавказовед-Фома Иванович Горепекин живщий в 20-х,30-х годах прошлого столетия во Владикавказе,своими научными открытиями доказал,что:Ингуши и Чеченцы являются предками всей Белой Рассы.Издана книга:"Труды Ф.И.Горепекина"в 2006г в Санкт-Петербурге,ее автор:Кан.истор.наук.старший научный сотрудник МАЭ РАН-Албогачиева М.С-Г.

Откуда и как все это стало известно в Лондоне столь известному человеку?

Дело в том, что интерес Ф.И. Горепекина к истории маленького ингушского народа, его далеко идущие выводы о происхождении этого народа не были интересны тогдашним властям - ни местным, ни центральным. Его работа в этом направлении никем не финансировалась, все свои исследования по этому направлению он проводил за свой счет и в свободное от основной работы время. Это вынуждало Фому Ивановича искать поддержку за рубежами России, и он пересылал свои рукописи в Лондонскую Королевскую Академию. На этот момент они достигали шести тысяч писанных страниц.

Фома Иванович Горепекин родился 7 июля 1874 года в станице Ессентукской (ныне г. Ессентуки Ставропольского края). Не имея специального образования (окончил лесное училище), с 1898 года, в течение почти 30 лет проводил научную работу по исследованию народов и природы Кавказа. Не будем останавливаться на его деятельности по изучению природы, а сразу перейдем к тому, что в данный момент нас интересует больше всего. Как отмечает Б. Газиков, самым главным делом его жизни было глубокое и всестороннее исследование истории ингушского народа. Его интерес к тому был настолько велик, что он в совершенстве овладел ингушским языком. Далее Б. Газиков сообщает: «В 1912 году представитель Лондонской Королевской Академии профессор сэр Ричмонд, близко знакомый с трудами Ф.И. Горепекина, писал: «Народ этот - ингуши - стал для честного труженика, человека русского, его родственным. Стал он родственным не по плоти, а по тем заботам о бытии этой темной народной большой семьи, которая ущемила крепкими клещами мозг скромного, кропотливого труженика, которая не дает покоя ему ни днем, ни ночью уже в продолжение не менее 15 лет…»


В самом деле, разве могли найти понимание и поддержку у спесивой царской власти такие выводы ученого о диком, как она считала, народе: «Ключ к познанию наших предков, происхождения, первичной культуры, языка и др. сторон лежит на Кавказе и его хранит ингушско-чеченский народ, как осколок древних наших предков… Этим всем население Кавказа, а ингуши и чеченцы в особенности, приобретает особое значение в мировой этнографической науке».

Не получил Ф.И. Горепекин поддержку и у советской власти. В письме в академию наук СССР в 1929 году он писал: «Я, как автор оглашаемых трудов, проявляю полную надежду, что центральные правительственные органы СССР окажут полное содействие к осуществлению издания публикуемых работ…, чтобы я лично… нашел бы возможность жить и работать дальше на пользу науки и на культурное благо ингушско-чеченского народа, т. е. того народа, кому были отданы мои лучшие силы, мысли, здоровье и радости жизни…» Но и советской власти ингушский народ был не люб. Начиналась кампания по коллективизации сельского хозяйства, велась борьба с религией и в обоих случаях ингуши оказывали стойкое противодействие. Не получил Фома Иванович поддержку и на этот раз.

Фома Иванович Горепекин, судя по его письму в Академию наук СССР, в годы советской власти буквально бедствовал и голодал: «Публикуя об изложенном, я смело иду в открытый бой со всеми препятствиями, мнениями и сомнениями, и меня на пути осуществления достигнутого в науке не устрашит ни голод, ни козни людей - я верю и знаю, что выявленные мною в науке истины останутся вечны и непоколебимы, и я сойду с лица земли с полным сознанием исполненного долга научного, идейного, бескорыстного работника, честно оправдавшего имя, данное народом, как «Просветителя народа ингушей», искреннего и фанатичного преданного друга этого народа. В осуществлении этой идеи была цель моей жизни, она при жуткой и необычайной обстановке и мучениях голода давала мне энергию на борьбу за жизнь и за науку…»

В 1918 году им была написана сенсационная статья под названием «О существовании в отдаленном прошлом у предков ингушей индийской письменности «магадги». В июле того же 1918 года во Владикавказе на съезде депутатов от населения Терской области в здании Кадетского корпуса Я. Маркус объявил 60 депутатам ингушского народа о первом букваре на родном языке «Искра знания», составленном Ф.И. Горепекиным на основе русской графики. На этом же съезде 60 депутатами ингушского народа Ф.И. Горепекину было присвоено имя «Нахаа-си-дер» (Просветитель народа), которым Ф.И. Горепекин очень дорожил и гордился. С помощью этой азбуки автор к тому времени записал большое количество легенд, преданий, на основе которых, а также раскопок, проведенных в горах у с. Салги, Ф.И. Горепекин утверждал, что предки ингушей имели письменность, которую они принесли на Кавказ около 5 тысяч лет тому назад. Ф.И. Горепекин считал, что около 500 лет тому назад ингуши потеряли свою письменность и привел знаки этого письма, обнаруженных им на сосудах, найденных при раскопках в с. Салги. Букварь Ф.И. Горепекина был принят к изданию в 1922 году правительством Горской республики. Но из-за вмешательства местных партийных и советских органов, он был отвергнут, как непригодный.

Ф. И. Горепекин, посвятивший свою жизнь ингушскому народу, умер в нищете и безвестности. По словам
Б. Газикова, неизвестна даже точная дата его кончины. Предположительно, случилось это в начале 30-х годов.
Tags: горепекин
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments