Дагот Ур (akievgalgei) wrote,
Дагот Ур
akievgalgei

Categories:

ИМЕНА ШУМЕРСКИХ БОГОВ У ЧЕЧЕНЦЕВ

Месопотамия – это область, где возникла древнейшая в мире шумерская цивилизация. В создании культуры Месопотамии участвовали разные народы: шумеры, аккадцы (вавилоняне и ассирийцы) и обитавшие в Северной Месопотамии и Сирии хурриты. К какой из языковых групп относился язык шумеров, наукой еще не установлено, аккадцы считаются семитоязычными, а язык хурритов признан родственным языку нахов.

С глубокой древности людям было свойственно нарекать своих отпрысков именами языческих богов и героев. Внесенные иудаизмом, христианством и исламом изменения в эту тенденцию незначительны – в виде добавлений к именам божественных эпитетов. С принятием ислама традиционные имена в чеченской антропонимике пошли на убыль. Однако, несмотря на это, в чеченской среде до сих пор сохраняются и бытуют имена шумерских, аккадских, хеттских и хурритских богов, четыре десятка из которых, как нам представляется, твердо идентифицируются.

Ака – один из героев шумерской эпической поэмы «Гильгамеш и Ака» [6. с.60.], правитель шумерского города Киш (совр. Телль-Ухаймир, Ирак) и легендарный соперник Гильгамеша (по другой версии – Агга)[14. с.166]. У чеченцев бытуют мужские имена, соответствующие обоим вариантам (Ака//Агга) имени этого правителя: Ака (с ударением на начальное короткое «а», где конечное «а» практически не читается) и АгIа (с таким же чтением), от которых происходят чеченские фамилии – Акаев, Агаев.

Акита – чеченское мужское имя. Нам представляется допустимым его сравнение с названием новогоднего праздника в древнем Вавилоне – Акиту 

Бог Ана – «Владыка Небосвода» – почитался [14. т.1. с.88] в шумерском городе Урук, он же хурритский главный бог второго поколения, имя которого восходит к шумерскому значению Ан «небо» [14. т.1. с.120]. То же самое значение это название имеет и в чеченском языке: ана – «небосвод, небо» [7. с.90]. Имени этого шумеро-хурритского божества соответствует чеченское женское имя Ана.

Имени финикийской богини-воительницы Анат идентично чеченское женское имя Анат (с ударением на начальную гласную), с вариацией Ант [14. т.1. с.133].

В шумерской «Поэме о сотворении мира» в числе богов фигурируют божество подземного океана Апсу и его визирь Мумму [14. т.1.с.102-103], которые, по нашему мнению, распознаются в чеченских мужских именах Iаппас и Мума. По поводу Iаппас следует отметить, что в числе чеченских имен есть также имя Iабаз – чеченская форма арабского имени Iаббас. Нам представляется, что чеченское Iаппас идет не от арабского Iаббас, а так же, как и оно, восходит к шумерскому Апсу.
В храме бога Эллиля из шумерского города Ниппур Южного Междуречья (совр. Ирак) в отчете о лечении группы храмовых певиц упоминается певица по имени Бабату [15. с.460]. Насколько данное имя было распространенно в среде храмовых певиц той эпохи, разумеется, можно только гадать. Для нас же интерес представляет то, что фонетически оно очень близко к имени-эпитету чеченской женщины – Бабаци.

В кодексе традиционного «семейного права» чеченцев муж, как правило, не называет свою супругу по имени. Имя Бабаци является одним из шуточных имен, которым мужья называют своих супруг, и только их. Ко всем другим женщинам данное правило не применяется.

Бел (Бэл, Бал) – «господин, владыка» [14. т.1.с.100; 26. с.193](семитский Баал, Ваал), так обозначался верховный бог в религиях Древнего Междуречья. Бел выступал у шумеро-аккадцев как «царь богов» (ср. чеч. эл < ал – «повелитель, князь»), он же Энлиль, он же Мардук и он же Ашшур в ассирийском пантеоне. В чеченской среде сохранилось несколько вариантов этого имени – Бал, Бил (оба с коротким гласным) и Бала (Бал:а – с долгим конечным гласным). В ассирийских клинописных текстах «царь богов» отмечен под именем Bеlu (Билу) [13. т.4. с.66-67], в этой же форме – Билу, это имя и поныне бытует в списке мужских имен у чеченцев.

Супруга Бела именовалась Bеlit (Белит)[13. т.4. с.66-67], у аккадцев – Белет[23. т.2. с.648], что означало «жена Бела» (Bеl-it) (буквально «господина (владыки) госпожа»). Впоследствии имя Bеlit было перенесено и на супруг других богов. В антропонимиконе чеченцев в числе женских имен сохранилось имя Белит (с ударением на «и» – Бели:т), которое даже при сильном желании сложно спутать с каким-то другим именем. Следует также отметить, что отпечаток женского эпитета – /it (ti) в шумерских женских именах со значением «госпожа» распознается в аналогичном определении женщины (ту/сту-«жена») у чеченцев, который первоначально также имел значение «госпожа»:

Далее на очереди у нас имя аккадского царя Дуду [15. с.260], правившего приблизительно в 2173–2153 годах до н.э. Дуду [15. с.200] звали также и верховного жреца Нингирсу [15. с.195] – главного бога города-государства Лагаш, который впоследствии (около 2340 г. до н.э.) также стал правителем Лагаша. Имя Дуду в чеченской среде бытует в такой же форме.
Дудуш – один из правителей [15. с.516] города Эшнунна в центре Месопотамии, процветавшего в течение III-II тыс. до н.э. Имени этого правителя в точности соответствует чеченское мужское имя Дудуш, с вариацией Тутуш.

Лабасу – один из злых демонов в шумерской мифологии [26. т.1.с.177. прим.301]. Так и напрашивается сопоставление с чеченским мужским именем Лабаз. Можно только гадать, что послужило причиной того, что предки чеченцев посчитали названия шумерских мифологических демонов подходящими для использования в качестве личных имен (аналогичный пример обнаруживается и с именем демонов Удуг).
В числе мужских имен у чеченцев бытует имя Iела с разными приставками (Лом–Iела (лом «лев»), Борз-Iела (борз «волк», Сар-Iела и др.). 

Высшим божеством хурритского пантеона был бог неба Халди, имя которого специалистами разбирается как Хал+ди (ср. чеч. хьал– «верх, вверх, наверху», ди (да – «отец, повелитель»), «верхний/небесный повелитель». К имени хурритского бога Халди невольно напрашивается чеченское мужское имя – Халд (с долгим гласным «а» – Ха:лд), по своей структуре очень близкое к арабскому Халид, корневая основа которого означает «быть вечным, вечно длиться» [5.т.1. с.232.], что является божественным эпитетом. Вдобавок ко всему в языческом пантеоне нахов отмечен также и бог неба – Hal (Хал) [18. с.47] (ср. с чеч. мужским именем Хал).
Царские имена хурритского царства Аррапхи включали имя бога Тешшупа. Одного из хурритских царей звали Муш-Тешшуп (Тешшуп «господин»)[8. с.89], которому соответствует чеченское мужское имя Муьш (ср. также чеч. мужское имя Ташу).
Нанна – в шумеро-аккадской мифологии бог луны, сын верховного бога Энлиля (он же Алалу) [14. т.1.с.88]. А не является ли чеченское нана – ласкательное прозвище ребенка в значении «дитя», ставшее нарицательным обозначением ребенка, калькой имени сына главного бога шумеров? То же самое можно отметить и в отношении имени шумерской богини Нанше [15. с.195] (ср. с чеч. женским именем Нанаш).
При исследовании хурритской «Песни об Улликумми» было установлено, что имя героя этого мифа – Улликумми, который должен был поразить город Куммию, означает «Куммию да поразит он» (или «порази Кумми»), от хурритского значения ull (Ул) и названия города Кумми [14. т.1.с.120]. В чеченской лексике мы снова обнаруживаем соответствие хурритскому ull («поразить (убить?)») – это устаревшее значение Iалашо – «слизистая жидкость изо рта покойника» [19. с.553], которое разбирается на Iала+шо (Iала – «мертвец/умерщвленный(?)», шо – «жидкость/вода». Несомненно, с хурритским ull («поразить») и чеченским Iала («мертвец/умерщвленный») семантически сближается также нахское Iэл – «мир мертвых»[18. с.148] (ср. также чеч. мужское имя Iал).

«К числу самых жестоких, непобедимых, приносящих людям особенно много вреда принадлежали демоны Удуг (по-аккадски – Утукку). Этих могущественных и злобных духов, непрестанно угрожавших людям, было семь. Их называли «духами смерти», «скелетами», «дыханием смерти», «преследователями людей». Демоны Удуг ходили по земле, разрушая дома, превращая плодородные степи в мертвые пустыни, поражая людей страшными болезнями, внося хаос в установленный богами порядок» [6. с.233] (ср. чеч. мужское имя Удг (У:дг) с ударением на начальное долгое «у»).

Чеченские мужские имена обнаруживают также следующие соответствия: чеч. Уту с именем бога солнца Уту, почитавшегося в шумерском Уруке [14. т.1.с.88]; чеч. Тата с именем одного из правителей области Элама Тата [15. с.397. прим]; чеч. мужское имя Хьалкъ с именем хеттского бога зерна Халки [11. с.79]. Имя аккадского бога дождя и грозы Хутха [15. с.448], насколько можно судить, проглядывается в чеченском мужском имени ХутIа, а также и в женском его варианте – ХутIи. Чеченское мужское имя Хьанун безошибочно распознается в названии должности главы царских торговцев (так сказать, «министра торговли») в Вавилоне при дворе Навуходоносора (ок. 1127–1105 гг. до н.э.), именуемого Ханнуну [22. с.120]. И наконец, чеченское женское имя Хепат не что иное, как имя хурритской богини Хепат [11. с.68].

Схожая сюжетная линия присутствует и в чеченских сказках [29. с.23, 34). Аналогично шумерскому Лугальбанду, герои чеченских сказок также попадают в безвыходную ситуацию, которую они преодолевают благодаря помощи гигантской орлицы Аьрзу. Шумерский Лугальбанд закармливает птенца Анзу, мажет его благовониями, и за это получает помощь от чудесной птицы. Герои чеченских сказок убивают огромного змея, поедающего птенцов Аьрзу, и в благодарность за это орлица на себе выносит их из подземного мира.
Из текста шумерского сказания явствует, что царевич Лугальбанд является младшим сыном [4. с.184] царя Энмеркара. Главный герой чеченской сказки («Золотые листья») именуется не иначе, как «младший сын эли» [29. с.24. ] (эла – «князь, повелитель»). Помимо всего прочего, шумерское название чудесной птицы Анзу также напрашивается на сравнение с чеченским названием орла – Аьрзу. 
Таким образом, произведенный анализ сопоставлений и тот факт, что чеченцы в течение нескольких тысяч лет сохранили в своей лексике имена шумерских, аккадских, хеттских и хурритских богов, говорит о глубоко укоренившемся культурном взаимодействии народов, занимавших обширные регионы Древнего Востока. А на Северный Кавказ проявления этой культуры, надо полагать, попали с теми из предков чеченцев, чья миграция из Передней Азии на север зафиксирована в устных и письменных этногенетических чеченских преданиях.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments