Дагот Ур (akievgalgei) wrote,
Дагот Ур
akievgalgei

4 КЛАССОВЫЙ ГЛАГОЛ МОЧИТЬ ИНГУШСКОГО ЯЗЫКА В ИНДОЕВРОПЕЙСКОЙ ГРУППЕ ЯЗЫКОВ

ИНГУШСКИЙ ЯЗЫК ВОШ, БОШ, ДОШ, ЕШ: мочить, таять
ингушский язык доша: | |что-либо тающее| - влага тающего снегаили льда, влажность.
дошаде: растворить (в жидкости), таять
вошаве: замочить (его)
ешайе: замочить (ее)
бошабе: замочить (их)
Английский язык wash: мыть/ ингушский язык вош: мокнет, тает
Немецкий язык waschen: мыть, обмывать
Ингушский язык воашен: замоченный
Ингуш.язык ваша: тающий

ингуш.язык еша: мокрая, влага
ингуш.язык ешь-е: замочить(жен.рода)
Башкирский язык еуеш "влага"
Ингушский язык иешуа "мокрый"/ Арамейский язык иешуа "Иисус"
Эрзянский язык ашо: белый/ ингуш.язык еша: мокрый, влага/ Марийский язык ошо: белый
Праиндоевропейский язык *uelg- ‘влага’:
ингушский язык елх: женский плач
Древненемец.яз. welc: сырой
ингушский язык велх: плач
Финский язык valkea "белый"/ русский язык влага
Эстонский язык valge "белый"/ ингуш.язык валха "идти, капать, плакать"
Древнеанглийский язык wolcen "облако"
Немецкий язык Wolke "облако"
Нижнесаксонский язык wulk "облако"
Голландский язык wolk "облако"
Ингушский язык волх "идет, плачет, капает
Нахский язык( чечено-ингушский язык) . *walxa- > *welx- ‘капать, течь, изливаться; идти’:
Чеченский язык в-иелха ‘плакать, лить слезы’, в-алхуо ‘изливать, оплакивать’. В этом глагольной основе мы имеем пример чистой внутренней флексии в нахских языках: валха - виелха - вуолха ‘идти, течь, изливаться, плакать(ся)’.

Адыгейский язык ешъон: пить
Ингушский язык 1овша |жевать|./ ингуш.язык
жевать (о человеке): Iувша
Чеченский язык жевать(jiys,a): 1ийша
Чеченский язык пожевать(jovs,a): 1овша
Марийский язык йуаш: пить/
Хеттский язык айш: рот/ ингуш.язык авш: жевать
Валлийский язык yfed: пить/ингушский язык сосать: Iувда
Финский язык jouda: пить/ Карельский язык jouda/ Вепсский язык joda: пить/ ингуш.язык
сосать: Iувда/

Немецкий язык dusche: душ
Русский язык душ
Ингушский язык дош, душ, деш: мочить(ср рода)
чеченский язык таять, увлажняться, пропитываться влагой(das,a): даша
пример: снег тает – ло деша

Ингушский язык Боаш-лоам: тающая гора(Казбек)
Горы всегда занимали значительное место в мировоззрении ингушей. Культ гор и горных вершин являлся одной из самых ярких сторон религиозных верований горцев. Для ингушей центром, вокруг которых слагали поэтические былины, сказания, легенды о всемогущих богах, героях были горы Башлоам (Казбек), Цей-Лоам (Гайкомд) и Мят-Лоам (Столовая). По одной из них старинных ингушских легенд к горе Казбек был прикован герой Пхармат (Прометей). Согласно легенде, Пхармат был нартом - великаном, похитившим для людей огонь, за что боги покарали его приковав к горе железными цепями. Но на этом наказания для Пхармата не закончились — каждый вечер прилетает хищная птица и клюёт его сердце. Ингуши, жители села Гвилети расположенного у подножья горы, ежегодно приносили жертвы своим языческим богам, близ Казбека. Снежная вершина Казбека также играла видную роль в духовном творчестве горцев. По верованиям ингушей, вершина горы служила местом пребывания «Дарза нана» — богини «матери вьюг». В ингушской мифологии Дарза нана имела семерых сыновей, которые покинули ее и ушли в небо. Так образовалось созвездие Большая Медведица. У Дарза нана в очаге постоянно горит негасимый огонь, у нее же имеется неистощимый хлеб и вареная баранина, которая отличается свойством после каждой трапезы восстанавливаться в прежнем виде. Богиня вьюг начертала на снежном конусе Казбека волшебный круг, который ни один смертный не может осмелиться переступить под страхом гибели: Дарза нана сбросит смельчака в пропасть и завалит снегом. Так, по мифологии, сами боги не позволяют людям взбираться на вершину Казбека, и такой поступок для смертного немыслим.

Казбе́к-потухший стратовулкан[2], самый восточный пятитысячник Кавказа, расположен в восточной части центрального Кавказа, на границе России и Грузии, в восточной части Хохского хребта. Последнее извержение произошло в 650 году до н.э. Высота в Балтийской системе высот 5033,8 м.
«В начале XIX в. при проходе селения у подножия горы владел князь Казбек, его имя и стало названием аула Казбеги, по аулу русскими принято название горы», — пишет исследователь В. А. Никонов.
Мимо горы проходит Военно-Грузинская дорога. На склоне Казбека со стороны Дарьяльского ущелья (3600 м).
Дарьяльское ущелье было известно древним географам как «Ворота Кавказа» («Аланские ворота»).
Аланские ворота — древнее название Дарьяльского ущелья по имени аланов, владевших этим важным проходом через Главный Кавказский хребет в эпоху раннего Средневековья.
Дарьяльское ущелье воспето в произведениях А. С. Пушкина
По ингушской и чеченской легенде, к горе был прикован Пхармат (Прометей).

Немало можно услышать о нем чудесных рассказов. Невдалеке от Бешлама есть таинственная пещера, в которой лежит юноша, прикованный к скале за какое-то преступление. Он стонет от боли, потому что хищная птица клюет ему сердце его зовут Пхармат(Прометей). Есть и другая чудесная пещера, в которой стоит накрытый стол, уставленный яствами и питиями, запас которых никогда не истощается. Старики знали туда дорогу, но теперь нельзя никак набрести на нее. Видно не подпускает Дяла к этому месту людей, за грехи их

Миф о создании Прометеем людей относится к поздней традиции (IV в. до н. э.)[12]. Согласно Гесиоду, Прометей вылепил людей из земли, а Афинанаделила их дыханием[13]; в более детализированной версии, изложеннойПроперцием, — вылепил людей из глины[14][12], смешав землю с водой (у Гесиода этого нет); создал он их смотрящими в небо подобно богам[15]. По другому мифу, Прометею и Эпиметею было поручено распределить способности между уже созданными богами людьми и животными; люди остались беззащитными, так как Эпиметей расходовал все способности к жизни на земле на животных. Выяснив это, Прометей похитил для людей огонь[
Ян ЧЕСНОВ
У Гомера вообще нет упоминаний имени Прометея. Некоторые современные авторы подчеркивают эти неясности и говорят, как Роберт Грейвс, о том, что миф о Прометее сочинил сам Гесиод в качестве антифеминистской притчи[128]. И при всем этом вдруг – трагедия Эсхила о Прометее. Мы можем предположить, что миф о герое-похитителе огня если и не был целиком воспринят, то во многих своих ходах мысли подпитывался со стороны. Кавказ играет здесь выдающуюся роль.

В античных рассказах об аргонавтах есть упоминание о Прометее. Когда они плыли мимо Кавказа, то они слышали стоны прикованного к скале героя. На каком языке мог горевать и возмущаться своей судьбой Прометей?

Есть все основания считать, что это был язык древнейшего населения Кавказа – нахский. Чеченский и ингушский цикл о героях, добывших огонь у Бога, судя по плотности структурных связей, семантической близости и языковым совпадениям вплоть до имени героя, – все это заставляет по-новому обратиться к происхождению и смыслу знаменитого мифа. В чеченском языке бытует речение, которое можно считать формулой мифа о герое-богоборце: кичливому человеку говорят: «Ты же не тот, кто принес головешку из божьего очага»[129]. Нахские и индоевропейские предки тесно соприкасались на стадии генезиса этих мифов. Их циклы, рассмотренные ниже, подтверждают теорию Вяч.В.Иванова и Т.В.Гамкрелидзе о ближневосточной прародине индоевропейцев.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments