Дагот Ур (akievgalgei) wrote,
Дагот Ур
akievgalgei

Category:

ИНГУШСКИЙ ОБЫЧАЙ НОШЕНИЯ В КОРЗИНЕ


село Мужичи:
Некий старик, имени его я не помню, рассказал мне, что когда он был молод, то пошел однажды на базар в Назрань и увидел там настолько древнюю старуху, что она уже была посажена в корзину. Старуха была настолько дряхлой, что согнулась в дугу и вся была в морщинах. В те времена был обычай сажать в корзину людей, проживших двести и более лет и которые не могут уже передвигаться.

Сколь древней ни была эта старуха, но она имела ясное сознание. Старуху в корзине переносили с места на место ее правнуки, тоже имевшие почтенный возраст. Так вот, старик разговаривал с той струхой. За разговором он сказал, что сам живет в Мужичах. Тогда старуха сказала:

– Когда я была девочкой, близ Мужичи был соляной источник, который считался целебным. Этот источник напоминал пойло для коров, поэтому его так и называли «муж». А село называли так: село, лежащее в /чу/ пойле /муж/.

Старуха интересовалась: есть ли и теперь этот источник.

Болгарский язык кош, кошница "корзина"/ украинский язык кошик "корзина"/
На основании вышеперечисленных фактов ингушских склепов еще раз подтверждается базисная мировоззренческая установка о прямой взаимосвязи человеческих поколений (новорожденных и умирающих клали в корзины – показатель смены поколений), прослеживается обусловленность отношений мира живых и мира мертвых, через возможность возрождаться (корзины и хранилища для зерна, ритуальная пища – показатель плодородия)
Ингушский язык каш: склеп
Болгарский язык кош, кошница "корзина"/ украинский язык кошик "корзина"/
русский язык кашелек
ингушский язык кош: овчарня.
чеченский язык кошан(kos,an): могильный
пример: кошан барз – могильный холм
ИНГУШСКИЕ СКЛЕПЫ: КАШИ, КАШМАШИ

Многочисленные склепы в Ингушетии − в селениях Фалхан, Салги. 1679 Памятники погребального характера делятся на три основные группы: подземные склепы, полуподземные и надземные, «называемые “кашамиˮ… к погребальным памятникам относятся также разного рода каменные ящики и грунтовые могилы». 1680 ождествлением связи земной и загробной жизни в представлениях ингушей связана была и необходимость строить жилища для покойников – «каши». «Подобные фамильные усыпальницы играют у ингушей… роль святыни. Всякий старался запастись ими для себя и своего потомства… Ингуши и теперь еще клянутся, произнося вместо имени Бога, название своих фамильных склепов» 1681(например: «са да вахача кашора» – «клянусь могилой моего отца»). Вертепов сообщает: «Загробный мир в их сознании является их будущим жилищем, поэтому вместе с покойником в могилу кладут все необходимые ему предметы: личные вещи, посуду, предметы домашнего обихода, люльку, музыкальный инструмент и т.д.» 1682 По сведениям Крупнова, «как в подземных, так и в полуподземных склепах обряд погребения совершенно одинаков. Умерших женщин и мужчин укладывали на полу рядами на спине, ногами к входу, с руками вытянутыми вдоль туловища или сложенными у пояса… обычный инвентарь этих погребений составляли предметы быта, оружие, украшения». 1683 Наиболее известными могильниками, состоявшими из подземных и полуподземных склепов, являются погребальные холмы у селений Шуан («Мох-де» или «Райский курган»), Салги (урочище «Магате») и Бишт (холм севернее селения). Широко известен археологический материал из подземных, полуподземных склепов в селениях Кяхк, Евлой, Тумгой, Дошхокле, Верхний Алкун, в окрестностях Галашки и Мужичи и др. В 196

В 1966 году под руководством кавказоведа В.И. Марковина были исследованы полуподземные склепы в с. Эгикал, оказавшиеся по инвентарю погребальными сооружениями эпохи бронзы (II тысячелетие до н.э.) 1684 Солнечные могильники (инг. маьлх кашамащ) – надземные склепы строились из камня в виде пирамиды с конусообразной крышей. «Внутри их сделаны одна или две полки, на которых клались покойники (либо, предчувствуя смерть, человек сам мог пойти в фамильный склеп, чтобы умереть. – П.А.). Если склеп принадлежал целой фамилии или сделан был для одного семейства, то он имел маленькую дверь, вроде окна, закладывающуюся неплотно камнями». 1685 И. Бларанберг дает интересное, особенно в свете символики нетленных частей тела человека (обладающих способностью самовоспроизводиться –
волос, зубов, ногтей и костей), уточнение: «Эти склепы имеют с западной стороны небольшие отверстия — лазы, через которые втаскивают покойника, их затем закладывают камнями, к которым женщины привязывают (прикрепляют) свои косы». 1686 Есть свидетельство А.М. Шегрена, о том, что у ингушей Галгаевского, Джейрахского и Кистинского обществ бытовал обычай обрезания косы у вдовы. 1687 В данном обрядовом действе прослеживается мотив связывания нетленными частями человека, как символической нейтрализации портала между миром живых и солнечной страной мертвых. На основании вышеперечисленных фактов еще раз подтверждается базисная мировоззренческая установка о прямой взаимосвязи человеческих поколений (новорожденных и умирающих клали в корзины – показатель смены поколений), прослеживается обусловленность отношений мира живых и мира мертвых, через возможность возрождаться (корзины и хранилища для зерна, ритуальная пища – показатель плодородия)

XVI веке жители юга России также использовали в значении «каменное надгробие», 1668 «надгробный памятник, каменный или деревянный, особливо в виде строения, но не кладбище». 1669 Неслучайно и то, что плетенные из прутьев емкости называются кошуля, а плетеный закут для овец – кошара. 1670 Указанные термины морфемно и семантически аналогичны ингушскому термину «каш», которое означает жилище духов покойника, «каменное надгробное сооружение», «старинная крепость», «наземный склеп», «могила». В качестве следующей эволюционной формы погребения следует указать «колоду, выдолбленную из одного дерева, и его номенклатура – дерево, дуб и подобное говорят о том, что посмертным домом умершего представлялось дерево». 1671 Е.И. Крупнов, анализируя надземные склепы горной Ингушетии, отмечал: «Здесь в склепах встречаются покойники (чаще всего дети), положенные в деревянные колоды (гробы) и небольшие ящики (люльки)».

МУМИФИКАЦИЯ ТЕЛА ИНГУШСКИМИ ЖРЕЦАМИ
Описание этого жутковатого погребального обряда, несомненно связанного с культом камня, огня и солнца, должно бы заставить некоторых вайнахских историков, доказывающих происхождение названия трупа ("дакъа") от глагола "сушить" ("дакъо"). задуматься надаем, как происходила "сушка трупов". Любая домохозяйка знает, что без удаления внутренностей и засолки ("бальзамирования") невозможно высушить на солнце или на огне даже окуня, не то что человека. Иначе все превращается в гниль. Стоит ли ради созвучия слов обвинять наших предков в манипуляциях с покойниками, наподобие описанного выше? Нет, конечно. Но тогда как быть с многочисленными "солнечными могильниками" (маьлх каш) в вайнахских горах, и даже целыми "городами мертвых" наподобие знаменитого Цойн-Пхеда?
Надо полагать, что окончательный вердикт должны вынести патологоанатомы после выборочного исследования всех этих бесчисленных мумий в чечено-ингушских "солнечных могильниках".

Эльдиев Аси Эхтамирович, мой дед (1864-1975 гг.) рассказывал:
- У ингушей очень важное место в жизни занимала такая черта как честолюбие (яхь), антоним черной зависти, называемый (хьаг1). Не имеющий свою родовую башню не мог чувствовать себя равным среди равных, и это вторая причина, что подвигала его на строительство. Первая причина - оборонительное значение. Если сватали девушку, ее родители задавали три вопроса пришедшим сватам:
1. Г1ал е цар? (Есть ли у них жилая башня, дом?)
2. Вов е цар? (Есть ли у них боевая башня?)
3. Есть ли у них мялх-каш? (Есть ли у них склеп, солнечный могильник?)
При отрицательном ответе на один из вопросов жениху отказывали

ЧЕЧЕНСКИЙ ЯЗЫК кладбище(kеs,nas,): кешнаш
пример: посетить кладбище – кешнашка даха
чеченский язык кладбищенский(kещniyn): кещнийн

Карачаево-Балкарский склеп:.Кешене
Кашхатауский склеп-кешене. Расположение и описание: Черекское ущелье, левовобережье Черека. Находился рядом с селом Кашхатау, принадлежал балкарским таубиям
Благодаря длительным контактам с половцами, у которых «кешена» обозначало «надгробное сооружение»

Лакский язык къашайшиву; азар: болезнь
ингушский язык место могил, кладбище.: кашашке
ингушский язык кладбище: кашмаш
ингушский язык каш: склеп, могила
чеченский язык кладбищенский(kещniyn): кещнийн
Лакский язык къашай хъанан, болеть душой дак1 ччучлан: болеть
ингушский язык кашай ханн: стал могильным
ингушский язык кашг1ар: 1 человек в состоянии летаргии |долгого сна|, 2 доходяга.
ингушский язык кашарма: 1 призрак, 2 первобытный ужас
Русский язык кащей, кашмар, кошка
Болгарский язык кош, кошница "корзина"/ украинский язык кошик "корзина"/
Белорусский язык кишеня "карман"

Вайнах.язык каш «могила, захоронение», кашие «к могиле, на могилу»

Ингушский язык каш, кашмаш, кащашка: склеп, некрополь, кладбище
ЧЕЧЕНСКИЙ ЯЗЫК кладбище(kеs,nas,): кешнаш
пример: посетить кладбище – кешнашка даха
чеченский язык кладбищенский(kещniyn): кещнийн
от чеченской формы:
Абхазский язык а-кашана «надгробное сооружение»
Кабардинский язык кэшане: надземный склеп
Сванский язык keseni «надземный склеп
Карачаевский язык кешене: «мавзолей
Белорусский язык кишеня "карман"
Англ. cache «прятать провиант в условном месте, прятать про запас в потаенном месте; тайник, запас провианта; запас зерна или меда, сделанный животными», от сущ. cache «hiding place» «тайник», фр. cacher, др.-фр. cachier «to hide, conceal» «прятать, скрывать
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments