Дагот Ур (akievgalgei) wrote,
Дагот Ур
akievgalgei

Category:

Ингушские сказки:

Ингушская народные сказки:
Удалец Фушт-Бейг и красавица Джинагаз

Когда-то очень давно у одного горского князя родился сын. Его назвали Фушт-Бейг. Малыш часто плакал, и отец, чтобы его успокоить, говаривал:
- Не плачь, сынок, не плачь, я женю тебя на красавице Джинагаз.
Мальчик привык к этим словам, они запали ему в душу.
Прошли годы, Фушт-Бейг вырос, стал красивым парнем, но он не смотрел на девушек. Все его товарищи женились, а он один сидел дома и грустил. Однажды отец спрашивает:
- Почему ты, сын, такой печальный? Почему не смотришь на девушек?
- Отец, в далёком детстве ты обещал женить меня на красавице Джинагаз. Где красавица? Я хочу жениться лишь на ней. - Так ответил сын.
Отец подумал и говорит:
- Я не знаю, где эта красавица, не знаю даже, есть ли она на свете, но, если ты хочешь жениться, я сосватаю тебе любую из княжеских дочерей.
- Не нужны мне княжеские дочери, - говорит сын. - Мне нужна красавица Джинагаз. Я поеду её искать и найду. Подари мне, отец, достойного коня.
Отец подарил сыну самого лучшего из своих коней, дал ему самое лучшее своё оружие, и Фушт-Бейг отправился на поиски невесты. Много земель он изъездил, много времени провёл в пути и вот однажды остановился на ночлег в заброшенном шалаше у озера.
Рано утром он поехал дальше. Вдруг из прибрежных камышей выскочил очень красивый заяц. Парень залюбовался им и захотел его поймать. Но заяц скрылся в камышах. 11арень вернулся в шалаш, чтобы завтра утром ещё раз увидеть зайца. Назавтра заяц опять выскочил из камышей, но Фушт-Бейг опять его не нагнал. Лишь на третий день нагнал зайца. Только протянул к нему руку - заяц обернулся прекрасной девушкой.
Красавица говорит:
- Не губи меня, Фушт-Бейг. Я готова стать твоей женой. Меня зовут Джинагаз.
- Я обещаю не трогать тебя, красавица Джинагаз, - говорит Фушт-Бейг.
- Гогда отправляйся домой, в свой аул. Через неделю, в пятницу, я приеду к тебе и стану твоей женой, встречай меня на холме за аулом, - сказала красавица.
Фушт-Бейг вернулся домой. Оказалось, что за время странствий умерла его мать и отец взял себе молодую жену. Фушт-Бейг рассказал отцу и мачехе, сколько земель он изъездил, сколько диковин повидал, рассказал и о самом дивном диве - о том, как прекрасный заяц обернулся красавицей Джинагаз, той самой красавицей, о которой говорил ему отец в далёком детстве. Эта красавица согласилась стать его женой. Она приедет в пятницу, и он будет встречать её на холме за аулом.
Мачеха сразу невзлюбила Фушт-Бейга. Она приказала своему верному слуге помешать встрече в пятницу.
Слуга пришёл к Фушт-Бейгу и говорит:
- Когда поедешь встречать невесту, возьми меня с собой, великодушный Фушт-Бейг. Я провожу тебя, я буду твоим слугой.
- Мне не нужны провожатые, мне не нужны слуги, - ответил парень. - Много времени я ездил по земле, ездил один, и невесту мою, красавицу Джинагаз, я нашёл один.
Но слуга не отставал, и Фушт-Бейгу пришлось согласиться. В пятницу он встал на рассвете и поехал на холм, который высился за аулом. С ним отправился слуга. Они приехали в условленное место очень рано, Фушт-Бейг расстелил бурку и прилёг отдохнуть. Едва он задремал, слуга поднёс ему к носу сонное снадобье. Парень заснул долгим глубоким сном.
К полудню показались лошади, повозки, и на холм въехала красавица Джинагаз в сопровождении сорока девушек. Девушки начали танцевать, веселиться, а Джинагаз, увидев, что жених её спит, попробовала его разбудить. Но как она ни старалась, разбудить не смогла. Она рассердилась и сказала слуге:
- Я его невеста Джинагаз, я приехала, чтобы стать его женой. Он должен меня встречать, а он спит! Передай своему хозяину, что я рассердилась и что приеду снова через семь дней, в пятницу.
Фушт-Бейг проспал до вечера. Когда проснулся, спрашивает слугу:
- Расскажи: что здесь было днём, кто приезжал? Я, оказывается, проспал до вечера!
Слуга говорит:
- Сюда приезжали девушки. Они танцевали, веселились. Самая красивая хотела тебя разбудить, но не смогла. Она рассердилась и попросила передать тебе, что приедет снова через семь дней, в пятницу.
В следующую пятницу всё повторилось.
В третью пятницу Фушт-Бейг выехал совсем рано, задолго до света. На рассвете он был уже на месте. И опять не выдержал, прилёг, и опять слуга дал ему понюхать сонного снадобья. Красавица Джинагаз не добудилась его и в третий раз. Она надела ему на палец золотое колечко и сказала слуге:
- Больше я сюда не приеду. На память я оставила ему колечко.
Фушт-Бейг вернулся домой. Теперь он был ещё печальней, чем прежде.
- Что с тобой, дорогой сын? - спрашивает отец. - Почему ты такой печальный?
Сын рассказал отцу, как трижды он ездил встречать красавицу и как трижды проспал встречу.
- Не пойму, что со мной было, но я спал как убитый и не мог проснуться до вечера.
Отец понял, что во всём виновата его молодая жена. Он пришёл к ней и говорит:
- Признайся, что ты сделала против моего сына?!
Жена во всём призналась. Но что толку? Фушт-Бейг снова поехал на поиски невесты. Опять много времени провёл он в пути, опять изъездил много земель и вот однажды в дикой безводной степи увидел девушку, которая шла с кувшином по воду. Он поспешил к ней. Аошадь его не пила уже три дня и еле переставляла ноги. Почуяв воду, она рванулась вперёд и упала без сил. Девушка подошла к колодцу, набрала воды и дала напиться лошади. Аошадь ожила, поднялась на ноги. Фушт-Бейг поздоровался с девушкой и сказал, что он давно в пути, а последние дни едет по безводной степи, за три дня не встретил ни одного колодца.
- Спасибо тебе, - сказал он, - что ты напоила мою лошадь. Скажи мне: кто ты и откуда?
- Я прислуживаю княжеской дочери Джинагаз, - ответила девушка. - Во дворце у красавицы работают сорок девушек, все мы по очереди ходим сюда за водой.
- Эта вода для прекрасной Джинагаз? - спросил Фушт-Бейг.
- Да, эта вода для неё.
- Дай и мне напиться, - попросил Фушт-Бейг, - я ведь тоже, как и моя лошадь, не пил три дня.
Девушка протянула ему кувшин. Фушт-Бейг напился и тихонько бросил в кувшин золотое колечко, которое оставила ему красавица Джинагаз. Девушка ушла, а Фушт-Бейг спокойно лёг спать среди степи. Теперь он знал: его невеста недалеко.
Красавица Джинагаз умывалась. Вдруг из кувшина выпало колечко. Она сразу его узнала, созвала служанок и спросила:
- Кто сегодня ходил по воду? Почему вода пахнет человеком?
Девушка, которая принесла воду, говорит:
- Я сегодня ходила по воду. У колодца от жары и жажды упала лошадь. Я напоила её и всадника.
Джинагаз отправила слуг искать всадника. Они нашли его у колодца, он спал. Слуги разбудили его и говорят:
- Красавица Джинагаз приказала нам разыскать тебя и привести к ней. Садись на коня, поедешь с нами.
Фушт-Бейг сел на коня и вскоре увидел свою невесту. Он женился на ней, и зажили они весело и счастливо.
Через некоторое время пришла весть, что выходит замуж сестра прекрасной Джинагаз. Красавица говорит мужу:
- Я поеду к сестре. Ты поживи без меня. Будешь здесь единственным хозяином. Живи, веселись, делай что хочешь, только не открывай дверей последней комнаты в моём дворце.
Красавица уехала. Фушт-Бейгу было скучно, он обошёл все комнаты дворца, делать было нечего. "Узнать бы, что в последней комнате, - думал он. - Почему жена запретила мне туда заходить? Что будет, если загляну? Жена ничего не узнает..." И он открыл дверь в последнюю комнату. Там в темноте стоял прикованный цепями к стене огромный, покрытый шерстью гарбаш (человекоподобное чудовище). Фушт-Бейг испугался, отступил назад. Но гарбаш говорит:
- Не бойся меня, богатырь. Подари мне свободу, и я сослужу тебе службу, сделаю для тебя добро.
Фушт-Бейг согласился. Он попробовал разбить цепи, но не смог. Гарбаш говорит:
- У тебя не те силы, чтобы разбивать цепи. Да и не надо этого делать. Вон там на полке лежит ключ. Открой им замки.
Фушт-Бейг освободил одну руку гарбаша. Тот говорит:
- Больше не надо. Дальше я справлюсь сам.
Он потянулся, тряхнул плечами, взялся двумя руками за цепь и легко её порвал. Так же легко, двумя руками он порвал цепи, которыми были прикованы его ноги.
- Теперь я хозяин в этом дворце, - сказал гарбаш и начал пить, пировать и веселиться.
Красавица Джинагаз в тот же день почувствовала, что дома у неё беда. Она попрощалась с сестрой и поспешила домой. Во дворце её встретил новый хозяин - огромный, покрытый шерстью, страшный гарбаш.
Она поняла, что муж не послушался её запрета и освободил чудовище.
- Ты ослушался меня, - сказала она мужу, - и загубил всю нашу жизнь. Теперь мы к тебе не уедем, гарбаш не отпустит, и никак от него не убежать.
Этот гарбаш в один присест съедал целого быка, а потом ложился спать на трое суток. Фушт-Бейг говорит жене:
- Мы сбежим от гарбаша. Когда он наестся и заснёт, мы сядем на моего быстроногого коня и помчимся в мой аул.
Когда гарбаш заснул, они так и сделали. Конь гарбаша, у которого было только три ноги, сразу это почуял. Он стоял в медной конюшне, спутанный железными путами. Он порвал железные путы, выломал медную дверь, подбежал к гарбашу, крепко топнул копытом и закричал:
- Ты тут храпишь, а красавица Джинагаз убежала из дому!
Гарбаш проснулся и спрашивает коня:
- Как, друг, поступим: подкрепимся и догоним или, не подкрепившись, догоним?
- И, подкрепившись, догоним, и, не подкрепившись, догоним, - отвечает конь.
Гарбаш сел на своего трёхногого коня и быстро догнал беглецов. Он вернул их домой, во дворец, и говорит:
- Ты не спросил у меня позволения уехать, Фушт-Бейг. Ты бежал и заслужил смерть. Но я обещал отплатить тебе добром и поэтому дарю жизнь.
А вскоре Фушт-Бейг и Джинагаз снова убежали от гарбаша, пока тот спал, и снова конь разбудил хозяина, и снова гарбаш догнал беглецов. Он сказал:
- Второй раз дарю тебе жизнь, беглец. Но в третий раз пощады не жди!
На другой день Фушт-Бейг говорит жене:
- Нам не уйти от гарбаша. Конь у него не простой. Хоть он и о трёх ногах, но легко догоняет самого резвого коня. Что у него за конь? Где он его взял? Мы не уйдём отсюда, пока не добудем такого же коня.
Красавица Джинагаз рассказала мужу, как гарбаш добыл себе коня:
- Однажды он три дня и три ночи пас кобылиц у ведьмы. Три дня и три ночи ведьма пугала его, но гарбаш крепко держал поводья всех трёх кобылиц, ни на миг не выпускал. Под конец третьей ночи одна из кобылиц ожеребилась. В тот же миг неизвестно откуда слетелись хищные птицы и все устремились к жеребёнку. Среди птиц было три огромных орла. Гарбаш одной рукой удерживал кобылиц, а другой защищал жеребёнка. Его меч поразил всех птиц, но один из орлов всё же сумел прорваться к жеребёнку и отхватить у него переднюю ногу. За этого жеребёнка и работал гарбаш, его он получил в награду. Из жеребёнка вырос самый быстроногий конь. Хоть и три у него ноги, а нет ему равного на земле.
- Я хочу попытать счастья, заработать жеребёнка у ведьмы, - говорит Фушт-Бейг.
- Это очень трудно, - говорит красавица. - Если не убережёшь её кобылиц, ведьма тебя убьёт. Не надо к ней идти. Лучше уж будем жить здесь, в моём дворце. Гарбаш ведь не мешает нам жить, он только не разрешает уезжать.
- Нам надо вернуться ко мне на родину, - говорит Фушт-Бейг. - Мы должны жить на моей родной земле, на земле моих предков, а для этого нам нужен самый быстроногий из коней. Пока у нас нет его, нам не видать свободы! Я поеду к ведьме.
Долго ехал Фушт-Бейг к тем местам, где жила ведьма. Припасы кончились. "Кусочек хоть какого-нибудь мяса меня бы спас", - подумал он. Вдруг на дороге оказался орёл с перебитым крылом.
- Вот теперь я поем! - говорит Фушт-Бейг.
- Сжалься надо мной! - говорит орёл. - Я ранен, помоги мне. И я тебе когда-нибудь пригожусь.
Фушт-Бейг обмыл его рану, смазал её целебной мазью и отпустил орла. Вскоре он встретил лисицу с перебитой лапой.
- Ну теперь-то я поем! - говорит Фушт-Бейг.
- Сжалься надо мной! - говорит лисица. - Я ранена, помоги мне. И я тебе когда-нибудь службу сослужу.
Фушт-Бейг перевязал лисице лапу и отпустил её. Потом он увидел на берегу реки большую рыбу. Она лежала на песке, жабры её вздувались.
- Ну теперь-то я наконец поем! - закричал Фушт-Бейг и подбежал к рыбе.
- О, сжалься надо мной! - слабым голосом сказал рыба. - Помоги мне, столкни меня в воду. Я тебе когда-нибудь помогу.
Фушт-Бейг столкнул рыбу в воду и, голодный, двинулся дальше. И вот приехал туда, где жила ведьма.
- Зачем ты здесь, человек? - спрашивает ведьма.
- Я приехал попытать счастья, поработать на тебя, попасти твоих кобылиц. Хочу заработать жеребёнка.
- Кто не убережёт моих кобылиц, того я убиваю, - говорит ведьма. - Двадцать удальцов пасли моих кобылиц. Двадцать голов отрубила я моим мечом. Ты хочешь, чтобы твоя голова стала двадцать первой?
- Мне надо заработать необыкновенного жеребёнка. Я буду пасти твоих кобылиц, - сказал Фушт-Бейг.
Наступила первая ночь. Храбрец намотал на руку поводья и вывел трёх кобылиц на сочную траву. И тут вокруг него засверкали молнии, загремел гром, посыпался град. А потом поднялась снежная буря, завыла, закрутила метель. Фушт-Бейгу было страшно, но он не выпускал поводья из рук и не спускал глаз с ведьминых кобылиц. Ведьма увидела, что этого храбреца ничем не проймёшь, и тогда проговорила у него над самым ухом:
- Ты тут кобыл стережёшь, а косматый гарбаш увёз твою жену, красавицу Джинагаз, в неведомые земли.
Фушт-Бейг повернул голову - на миг оглянулся на голос, а потом глянул на кобылиц, но их уже и след простыл. Кинулся он в ночную тьму на поиски. Но нигде ничего не было видно. Он приуныл и вдруг наткнулся на спящего орла. Это был тот самый орёл, которого он пощадил и вылечил. Фушт-Бейг разбудил его и рассказал о своей беде. Орёл говорит:
- Ведьма прячет своих кобылиц в пещере, вон в тех горах на востоке.
Он полетел высоко в горы и пригнал кобылиц к Фушт-Бейгу. Тот взял их крепко за поводья, а когда рассвело, привёл к ведьме. Она говорит:
- Спасибо за работу, ты молодец, сумел их сберечь.
Наступила вторая ночь. Ведьма из сил выбилась - так старалась его испугать, но Фушт-Бейг не испугался ни грома, ни града, ни молний. Тогда она опять сказала у него над самым ухом, что косматый гарбаш увёз его жену. Фушт-Бейг на миг оглянулся - кобылицы исчезли. Опять кинулся он в ночную тьму на поиски и наткнулся на спящую лисицу. Это была та самая лисица, которую он пощадил и вылечил. Фушт-Бейг разбудил её и рассказал о своей беде. Лисица говорит:
- Ведьма прячет своих кобылиц в тёмном лесу, вон в тех горах на западе.
Она побежала в горы, выгнала кобылиц из лесу и пригнала к Фушт-Бейгу. Он их поймал, намотал поводья на руку, а когда рассвело, привёл к ведьме. Она говорит:
- Ты снова сумел их уберечь... Теперь держись - впереди последняя ночь!
На третью ночь всё повторилось. Фушт-Бейг побежал искать кобылиц и остановился у реки. Он вспомнил, что большая рыба обещала ему помочь. Кликнул он ту рыбу, она высунула голову из воды и говорит:
- Ведьма прячет своих кобылиц на дне моря. Сейчас я их тебе пригоню.
Рыба ушла в воду, поплыла в море, разыскала на дне ведьминых кобылиц и пригнала их к Фушт-Бейгу. Он поймал их и крепко намотал поводья на руку. Под утро одна из кобылиц ожеребилась. И тут же слетелось неизвестно откуда множество хищных птиц. Все они устремились к жеребёнку. Фушт-Бейг одной рукой удерживал кобылиц, другой - боролся с птицами. Он рубил мечом без промаха. К восходу солнца все враги были перебиты. Жеребёнок уцелел! Он стоял на всех четырёх ногах!
Фушт-Бейг подтолкнул его к матери, чтобы он пососал материнского молока. Жеребёнок напился молока и стал взрослым могучим конём. Фушт-Бейг привёл кобылиц к ведьме и говорит:
- Я справился с твоей работой, сослужил тебе службу, отдавай теперь жеребёнка!
Ведьма удивилась. Она не могла понять, как Фушт-Бейг разыскал кобылиц на дне моря. Но делать нечего, пришлось отдать жеребёнка - теперь уже не жеребёнка, а взрослого прекрасного коня.
Фушт-Бейг вернулся к жене, красавице Джинагаз. Снова они дождались, когда гарбаш заснул, сели на своего коня и помчались на родину Фушт-Бейга.
Гарбаш проснулся и спрашивает своего коня:
- Как, друг, поступим: подкрепимся и догоним или, не подкрепившись, догоним?
- Хоть подкрепимся, хоть не подкрепимся - теперь всё равно не догоним, - отвечает конь.
Но гарбаш сел на него и помчался за беглецами. Быстро, как ветер, бежал трёхногий конь. Но быстрее бежал четырёхногий. Трёхногий немного устал, и тогда гарбаш начал его подгонять - бить по бокам тяжёлой дубинкой. Трёхногий кричит четырёх-ногому:
- Дай тебя догнать, сжалься надо мной, милый брат! Мы ведь рождены одной матерью! У меня нет сил тебя догнать, и вот гарбаш бьёт меня своей тяжёлой дубинкой. Ещё немного, и я упаду!
Четырёхногий отвечает:
- Мне жаль тебя, милый брат, но я не дам себя догнать, потому что твой хозяин хочет убить моего. Я помогу тебе по-другому - помогу избавиться от злого хозяина. Я сильно ударю ногами в землю, выбью глубокую яму. Ты на всём скаку остановись у края, и твой седок вылетит из седла и упадёт в яму.
Трёхногий согласился. На всём скаку он остановился у края ямы, которую сделал четырёхногий, и гарбаш полетел в яму. Его засыпало землёй навсегда.
А храбрый Фушт-Бейг с красавицей Джинагаз приехал домой, в родной аул. И стали они жить спокойно и счастливо.

2.Как старый лис льва перехитрил:

Жили в лесу разные звери. Всё бы ничего, да появился по соседству лев и обложил зверей данью: зайцы должны ему живого зайчонка принести, волки — волчонка, лисицы — лисёнка. Пришлось покориться: кто же будет пререкаться с грозным львом!
Плачут звери, но относят грозному льву своих детёнышей.
Вот настала очередь лисицам живую дань льву относить. Старый лис подумал-подумал и решил: надо от жадного льва избавиться. Пошёл он ко льву один. Лев увидел его и зарычал:
— Ты почему так долго не шёл? Да ещё с пустыми руками смеешь являться?
— О могучий лев! Вёл я тебе лисёнка своего, но у большого дерева встретил меня другой лев и отобрал его.
— Куда же он скрылся?
— Если ты изволишь встать и пойти со мной, то я покажу тебе, где прячется этот разбойник.
Шли они, шли, и остановился лис у большого дерева. Он подвёл льва к глубокому колодцу, скрытому под ветками, и говорит:
— Вот здесь грабитель! Подними меня, и заглянем мы с тобой в колодец.
Лев поднял лиса, и они заглянули в колодец Там, в воде, увидели они свои отражения. Лев был недогадливый, он подумал, что и вправду в колодце сидит другой лев и держит лисёнка. Рассвирепел он, отбросил лиса в сторону, а сам прыгнул в колодец. Там лев и захлебнулся.
Так звери избавились от жадного льва.

3. Пастух и одноглазый великан Зарбаш
Говорил мне старый ворон, будто случилось это тогда, когда в горах великаны жили, а все звери, и большие и малые, по-человечески говорили. Может быть, так, а может, и нет. Недаром про ворона ходит молва, что он и лису обманул.
Хотел я рассказать эту сказку по-вороньи -в длинных словах. Но я вспомнил, что умные лю-ди говорят: хороша верёвка длинная, а речь короткая.
Слушайте и не перебивайте…
…Жил-был пастух. Пошёл он однажды в горы — пастбище для своего стада присмотреть. Шёл-шёл и на крутом склоне увидел овец. Людей при стаде не было. Пастух удивился. «Кто это овец без присмотра в таком месте оставил? Разбредутся по горам — не соберёшь потом», — подумал он. И тут заметил, что за овцами присматривает большой белый козёл: отойдёт овца в сторону или отобьётся от стада — козёл догоняет её и толкает рогами в бок, чтобы шла обратно. Смотрел пастух и удивлялся. Солнце уже садилось за горы. Белый козёл собрал овец и погнал куда-то: видно, направлялся домой. Пастух пошёл следом.
Стадо подошло к высокой скале и остановилось у большой пещеры. Из пещеры вышел хозяин: одноглазый великан Зарбаш. Он загнал стадо в пещеру, пробурчал что-то белому козлу и хотел было скрыться в пещере, но увидел изумлённого пастуха. Подошёл к нему, нагнулся, рассмотрел его, даже пальцем потрогал и промолвил:
— Давно я людей не встречал. Заходи, гостем будешь.
Принял великан пастуха приветливо, угостил бараниной, а потом велел ему сварить обед на двоих, а сам прикрыл камнем выход из пещеры и завалился спать. Белый козёл тоже задремал. Пастух принялся хлопотать у костра. Вдруг слышит — кошка рядом мяучит. Он бросил ей кусок мяса, а она ему и говорит человеческим голосом:
— Послушай, пастух, великан Зарбаш только притворяется добрым. На самом деле он людоед. Проснётся и съест тебя. Хочешь, я помогу тебе спастись?
Как же ты поможешь мне?
— Помогу тебе не силой своей, а советом. Накали докрасна железный вертел и ударь Зарбаша в его единственный глаз. Великан вскочит, бросится искать тебя, но ты укройся в каменной щели и не попадайся ему в руки, Зарбаш примется тебя звать будет предлагать своё золотое кольцо. Но ты знай молчи. И кольца того не бери: как только возьмёшь его в руки, оно превратится в крепкую цепь, закуёт тебе руки, и тогда ты пропал.
Пастух послушался кошки. Накалил железный вертел, подкрался к великану и ударил в его един-ственный глаз. А потом укрылся в каменной щели и сидит молчит. Зарбаш ревёт от боли, мечется по пещере, но не может найти пастуха. Метался-метался, а потом лёг, сделал вид, что совсем обессилел я вот-вот умрёт. И говорит слабым голосом:
— Пастух, возьми на память моё золотое кольцо. Мне оно больше не понадобится.
Но пастух молчит, не берёт кольца, как его кош-ка научила.
Великан покричал-покричал, потом затих и уснул. Пастух тоже лёг спать. Рано утром почувствовал, что кто-то его дёргает за рукав. Открыл гла-за — кошка вчерашняя. Увидела, что пастух проснулся, и говорит:
Сейчас великан встанет и отодвинет камень, чтобы выпустить из пещеры своё стадо. Ты завернись в овечью шкуру и выйдешь со стадом на волю. Только меня тоже с собой возьми.
Пастух отыскал в углу баранью шкуру, завернулся в неё, кошку сунул за пазуху и сидит ждёт.
Проснулся великан, заворочался тяжело и крикнул:
— Эй, белый козёл, рассвело уже или ещё нет? Белый козёл, который у него вместо пастуха был.
поглядел в щель и отвечает:
— Рассвело, уже и солнце взошло. Давно пора стадо выгонять.
Зарбаш ощупью добрался до выхода, отвалил каменную глыбу, выпустил белого козла, потом стал выгонять овец. Коснётся шерсти рукой, убедится, что это овца, и выталкивает её из пещеры. Забрался пастух в середину стада, а когда подошла его очередь выходить — пополз на четвереньках. Великан дотронулся до него рукой, чувствует — шерсть. Пропустил он пастуха, да ещё пихнул, чтобы скорее выходил.
Выбрался пастух из пещеры, обрадовался, что солнце видит. Взял он с собой кошку, что спасла его, и поспешил домой…
Говорил мне старый ворон и о том, что дальше было: как вернулся пастух в аул, как удивлял людей своим рассказом, как жилось при нём кошке, которая спасла его. Всё поведал ворон, ничего не пропустил. И была речь его длинная.
Но длинная хороша верёвка, а речь, чем короче, тем лучше.


ВОЛК и БАРАН
Вышел волк из лесу. Глянул — на лугу пасётся баран.
— Как ты смеешь топтать мой луг!—зарычал волк.
— Луг вовсе не твой, а моего пастуха, — спокойно ответил баран.
— Твоего пастуха ещё и на свете не было, когда этот луг стал моим.
— Нет, нет, я хорошо знаю, что это луг моего пастуха. Здесь всегда наша отара пасётся, — возразил баран.
Разозлился волк, он готов был растерзать барана, но сдержался. «Сегодня я сытый. Пусть поживёт до завтра, тогда он мне пригодится»,— подумал он.
— Послушай, баран, — сказал волк,— поступим так: приходи завтра сюда же, и кто из нас у того вот куста поклянётся, что луг принадлежит ему, за тем он и останется. Согласен?
— Согласен, — отвечал баран.
И они разошлись в разные стороны: волк вернулся в лес, а баран в аул.
Рано утром баран вышел на луг, но не один, а со своим другом, большой собакой-волкодавом. Собака спряталась за кустом, а баран принялся щипать траву.
Вскоре и волк выбежал из лесу. Увидел он барана и обрадовался: «Хороший меня ждёт обед». Волк тоже был не один. Он повстречал в чаще лису. Рассказал, куда спешит, и лиса взялась подтвердить, что луг принадлежит волку. Волк обещал ей в награду баранью ножку.
Подошли волк с лисой к барану, и волк спрашивает:
— Ну что? Ты и сегодня будешь твердить, что это луг твоего пастуха?
— Так оно и есть, — отвечал баран.
— Ах, баран, и не стыдно тебе лгать! — с укоризной проговорила лиса. — Давным-давно известно, что это луг почтенного волка, а не пастуха.
— Да ты-то от кого слышала об этом? — спрашивает баран.
Лиса притворилась обиженной:
— Как—от кого? Да об этом все тебе скажут, спроси кого хочешь. Ещё когда я была совсем маленькой, родители мои, отец и мать, часто упоминали про этот луг: «На Волчьем лугу, — говорили они, — много мышей». Посуди сам, если бы луг принадлежал пастуху, разве называли бы его Волчьим?
— А ты поклянёшься, что говоришь правду? — спросил баран.
— Отчего же нет? Изволь, — ответила лиса, — в каком месте нужно клятву произнести?
— Место волк выбрал ещё вчера. Видишь куст? Подойди к нему, положи лапу на ветки и скажи: «Клянусь, что это луг волка».
Лисица подошла было к самому кусту, но заметила, что за ветвями сверкают чьи-то глаза. Подалась назад и дрожащим голосом говорит:
— По правде говоря, я припоминаю, что мои родители называли и пастуха, когда разговаривали про этот луг. Но чей он, я точно сказать не могу. Не хочу напрасно клятву произносить. Вот если волк поклянётся, тогда и я не откажусь.
«Хороша помощница», — рассердился волки оттолкнул лису в сторону:
— Я так и знал, что ты ничего не помнишь. Сейчас я сам поклянусь.
Положил он лапу на ветку и только произнёс-«Клянусь...» —из-за куста выскочила собака, вцепилась в волка зубами и принялась трепать. Насилу волк вырвался и пустился бежать без оглядки.
А лисица давно уже у самой опушки его дожидается и говорит волку:
— Напрасно ты, волк, обижаешься. Как увидала я собаку, сразу вспомнила, что не твой это луг а пастуха.


4.Коза — острые рога
Однажды паслись три козы. Старшие две — задиристые да хвастливые. Всё своими рогами похваляются: «Встретился бы нам волк, вот бы мы ему показали!» А младшая знай помалкивает, травку щиплет да рога свои точит об острые камни.
Вечером козы пошли домой. Первая впереди, вторая подальше, а третья совсем отстала.
Вдруг навстречу им выскочил волк. Он сказал старшей козе:
— Давай биться, козочка!
— Давай, давай, дурень волк!
Начали они биться, а волк набросился на неё и проглотил. Тут подошла средняя коза. Волк говорит ей:
— Давай биться, козочка!
— Давай, давай, дурень волк!
Начали они биться, а волк набросился на неё и тоже проглотил. Глядит волк — ещё одна коза идёт. Увидела она волка и первая крикнула ему:
— Давай биться, дурень волк!
— Давай, если хочешь! — говорит удивлённый волк.
Коза не дала волку даже опомниться, налетела на него, забодала острыми рогами, затоптала крепкими копытцами. Шкура волка лопнула, и выскочили у него из брюха две старшие козы.
— Крепко напугали вы волка! — сказала им младшая коза и пошла впереди.
А старшие молча побрели за ней.


5.Лиса и куропатка
Бежала по лесу голодная лиса. Вдруг на дереве она заметила куропатку. Куропатка испугалась и закричала. Лиса притворилась удивлённой: Я никогда не думала, что куропатки глазами кричат.
— Почему же глазами? — обиделась куропатка. — Я кричу, как все: разве ты не видишь, как раскрывается мой клюв?
— Это тебе только кажется. Спустись на землю, я прикрою тебе глаза, и ты убедишься, что я права: сколько бы ты ни раскрывала клюва, крика не будет.
— А ты не съешь меня? — опасливо спросила куропатка.
— Что ты, я ещё прошлым летом клятву дала: не трогать куропаток, если нарушу клятву — умру на месте.
Куропатке захотелось доказать свою правоту она поверила лисе и спустилась с дерева на землю, А лиса только этого и ждала и тут же схватила её зубами!
Куропатка запричитала:
— Пропала я, глупая, разве можно лисе верить? А потом, обращаясь к лисе, ласковым голосом сказала:
— Что в пасть тебе попала — я сама виновата. Но раз уж так получилось и мне всё равно погибать, открою тебе одну тайну. Я знаю чудесную молитву, если повторишь её за мной, то моего мяса тебе хватит на целый год. А молитва очень короткая: «О Дяла, пусть куропатке конца не будет».
Только лиса было открыла рот, чтобы повторить молитву, куропатка освободилась и тут же взлетела на дерево.
Tags: ингушские народные сказки
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments