Дагот Ур (akievgalgei) wrote,
Дагот Ур
akievgalgei

Category:

ИНГУШСКИЙ ОБРЯД РАСПЛЕТЕНИЕ УЗЛОВ НА ДРЕВНЕЙ РУСИ


инг.яз. цIонг сущ. *пупок (пуповина)
у ингушей и чеченцев к арсеналу магических средств и методов помощи роженицам относилось расплетание узлов, при котором говорили «роди так же», и т. п. 21 После появления на свет ребенка повивальная бабка обрезала, перевязывала веревочкой («ц1опгу») Пуповину, причем оставшуюся ее часть высушивали и хранили в люльке для лечебных целей. Например, по сообщениям наших информаторов, при заболевании у ребенка живота его массировали этой пуповиной или же, отмочив в молоке или воде, давали пить. Когда ребенок вырастал, пуповину прятали в сухое и дальнее место — «меттах цахьадеча».
Еще древние индийские врачи учили: если дитя родится на свет с какими-то телесными дефектами (деформация головы, ног, рук и т. д.), то их следует исправить. Этого же мнения придерживались ингуши, у которых способы правления родовых дефектов имели свои особенности. Ребенку до трехлетнего возраста по утрам, когда он просыпался, и по вечерам, когда он ложился в колыбель, мать или бабушка специально прямили пальцы рук и ног (равно и нос), массируя их иногда так сильно, что ребенок порой плакал от боли.
По свидетельству одного, из дореволюционных врачей, ингуши в первые три дня завертывали новорожденного только в пеленки из ношеного платья. Затем натертый маслом ребенок облачался в распашонку, сшитую из разноцветных ситцевых лоскутков. Разноцветные лоскутки использовались для распашонок, чтобы сохранить ребенка разных болезней.

В современной акушерской практике выход последа и обрезание пуповины – рутинные этапы родов. В традиционной практике родовспоможения славян этим действиям придавалось большое значение. Послед и пуповина не только физически связывали воедино организм женщины и развивающегося ребенка, но и устанавливали между матерью и младенцем сакральную связь на всю жизнь. Поэтому все действия, совершаемые с пуповиной, последом и «рубашкой» (околоплодным пузырем), имели обереговый смысл.
Так при перевязывании пуповины к суровой нитке добавляли волосы матери или обоих родителей, чтобы сила родительской любви могла защитить новорожденного от нечисти.

Ритуальное использование пуповины (остатка пуповины, который оставался после перерезания и отпадал сам), которую принято было высушивать и сохранять, могло быть связано со свадебным обрядом или с магией, направленной на дальнейшее благополучие ребенка, на рождение детей, и особенно мальчиков, на лечение ребенка.
В сербской традиции существовало верование, по которому невеста родит в браке столько мальчиков, сколько мальчишеских пупков она возьмет с собой, идучи под венец. Матери поэтому собирали и хранили такие пупки для венчания своих дочерей. Было принято пуповину завязывать узлом и затем, когда ребенку исполнялось семь лет, ему давали эту пуповину развязать, и вместе с ней "развязывалось" и счастье, т.е. счастью и удаче уже ничто не мешало.
В традиции Руси это обряд назывался «развязыванием ума». Считалось, что после него ребенок «входит в ум» и начинает действовать до конца осознанно.

Пуповина и после ее отторжения считалась частью человеческого тела. Отсюда ее способность влиять на судьбу человека, как бы отражать ее. Нередко хоронили пуповину вместе с умершим ребенком, носившим ее всю жизнь при себе.
Так же относились и к "рубашке", в которой рождался ребенок. Ее носили в качестве амулета, защищающего от пули. Хорваты берегли свою "рубашку" под ключом, чтобы в смертный час положить ее под голову - без нее смерть могла бы быть долгой и мучительной.


Рождение детей:
по поверьям ингушей — беременные женщины не должны были смотреть на зайцев, ослов и т. п., дабы не родился ребенок с разорванной губой или с другими дефектами.
По сообщениям информаторов, в Ингу¬шетии встречались женщины, которые предсказывали пол. бу¬дущего ребенка по характерным приметам. Например, счита¬лось, что если женщина худеет и у ней появляются пигментные пятна на лице, редеют ресницы и брови, то она должна была родить девочку. Надежным ориентиром считались и «вещие» сны (яйцо, игла, синий голубь, наперсток — все это говорило, предвещало якобы рождение дочери; белый голубь , змея и др. — рождение сына).
Пол будущего ребенка предсказывался также и путем гада¬ния. Например, гадание на бараньей лопатке, которое называлось у вайнахов «пханарая Нехьежар». Оно состояло в том, что резали барана и при¬глашали женщину или мужчину, которые умели гадать этим способом. Сна-чала съедалось мясо, затем глава дома отдавал «специалисту» левую лопатку, и тот снимал мясо с нее только руками (нельзя было, чтобы с ней соприкасались зубы чело¬века или металлические предметы — нож, кинжал. После по¬добной очистки «знаток» рассматривал лопатку на свет и по пятнам па ней, окостеиелостям и подлопаточному бугру «тол ковал» будущее ребенка, род его занятий и даже вопрос о его-наследниках.

Обычно при родах помогала женщина, которая и раньше принимала роды — повитуха, а при ее отсутствии — пожилая, женщина, но не близкая родственница роженицы или мужа. При этом «повитуха», принимавшая роды, не должна быть «глазливой», поскольку считалось, что если ребенка «сглазят» в момент рождения, то его нельзя будет исцелить уже ника¬кими средствами. Следует заметить, что женщина, принявшая ребенка, чтилась им в дальнейшем, даже когда он взрослел, то должен был считаться с нею, а при выходе замуж или женить¬бе подарить ей отрез на платье 18.
у вайнахов к арсеналу магических средств и методов помощи роженицам относилось рас¬плетание узлов, при котором говорили «роди так же», и т. п. 21После появления на свет ребенка повивальная бабка обре¬зала, перевязывала веревочкой («ц1опгу») Пуповину, причем оставшуюся ее часть высушивали и хранили в люльке для ле¬чебных целей.

Еще древние индийские врачи учили: если дитя родится на свет с какими-то телесными дефектами (деформация головы, ног, рук и т. д.), то их следует исправить. Этого же мнения придерживались и многие пароды Кавказа, в том числе и че¬ченцы и ингуши, у которых способы правления родовых дефек¬тов имели свои особенности. Ребенку до трехлетнего возраста по утрам, когда он просыпался, и по вечерам, когда он ложился в колыбель, мать пли бабушка специально прямили пальцы рук и ног (равно и нос), массируя их иногда так сильно, что ребенок порой плакал от боли 22.

С самой колыбелью, у ингушей был связан ряд важных поверий. Так, никогда не разрешалось качать пустую .люльку, ибо считалось, что у тех, кто будет потом лежать в ней, никогда не родится потомства. Не трогали и зря не завя зывали «кохкарш» матерчатые полосы для привязывания-ребенка к люльке. Нельзя было переносить ребенка и через перекладину люльки. Кроме того, колыбель, как правило,, ориентировали головной частью на восток или на юг («бакъа-хьа агГор»).
Важным моментом в послеродовой обрядности было наре¬чение именем — «ц1е тиллар», которое вновь сопровождалось, пиршеством — «мовлад деша». Бытовало мнение, что от вы¬бора того или иного имени зависит многое в жизни ребенка, ! поскольку «власти имен» придавалось большое значение.
У ингушей практиковались всевозможные прие¬мы, связанные с верой в магическую силу, преследовавшие цель предохранить младенца (особенно в возрасте до года) от «злых сил». Так, под подушку ребенка клали острые предме¬ты (нож, ножницы, спички и др.)
По воззрениям ингушей «дурной глаз» имел большое влияние на здоровье ребенка. Сохранилась поговорка: «Б1аьрго бежан ечу дуьгу, бер-кошчу дуьгу» — «сглаз живот¬ного ведет к котлу, а ребенка — в могилу». Очень часто при¬чиной смерти ребенка считали сглаз, особенно синих глаз. Поэтому его старались не выносить на люди, не показывать по¬сторонним и т. п.
Если возникало подозрение, что ребенка сглазили, тут же начиналось «лечение». Методы и способы его были различны, как и у всех народов Кавказа. Прежде всего применяли окури-| вание — («к1ур туха»), для чего свекровь или другая женщина. 1 отрезала от одежды всех домашних, и даже соседей, небольшие | лоскутки или нитки, брала синюю тряпку, проделывала в ней девять отверстий, добавляла чуть-чуть масла, соль, чешую ; лука или чеснока, траву-приправу, а затем все это поджига--| лось, и ребенка полностью окуривали этим едким дымом.

Вариант такого «лечения» описан этнографа¬ми: «Знахарки у ингушей при лечении от ««сглаза» трижды обводили вокруг головы больного щепотку соли и, на¬шептывая на нее заклинания, бросали в огонь» 40. Однако на¬ши полевые материалы говорят, что это могла делать и делала любая пожилая женщина в доме.
Зафиксирован в полученной нами информации (среди ряда других) и такой способ «лечения» и распознавания «сглаза».Брали посуду с водой и в нее (с перечислением имен подозреваемых в «сглазе» лиц) бросали древесные угольки. Затем | этой водой смазывали ладони рук, ноги, головку ребенка, поили его этой водой.
Согласно обычаю, стричь ребенка, как правило, начинали очень рано, ибо считалось, что ребенок плохо растет и не при¬бавляет без этого в весе. Первую стрижку или бритье волос на голове должен был проводить здоровый, сильный и высокий юноша, с красивыми волосами (им обычно бывал родственник, сосед или гость). Сбритые при этом волосы не выбрасывались, а взвешивались и, согласно весу, «парикмахер» награждался деньгами. Кроме того, должны были приготовить какое-либо заказанное им блюдо. Мать хранила первые волосы ребенка, пока он не начинал говорить
Если ребенок долго не говорил, его ставили между двух лошадей и заставляли произносить «тпру», а также кормили кончиками языков животных.
Различные обряды существовали у ингушей для того периода, когда ребенок начинал ходить. Так, например, когда ребенок только-только самостоятельно вставал на ноги, между ними прокатывали бублики — («чГюргаш карчадура»), которые затем раздавались детям. Могли прокатить и монеты, (что делали состоятельные семьи), и их тоже отдавали детям. Информатор из с. Макажой сообщила, что когда ребенок на¬чинал ходить, пекли лепешки «хингалш» размером от руки до локтя ребенка, угощали ими соседей и родственников. Об этом же (раздача лепешек с сыром — «чЬепилгаш») сообщали и информаторы из ингушского с. Джейрах и других сел.
Великая Октябрьская социалистическая революция внесла существенные изменения в изучаемые обряды, которые стали очень быстро трансформироваться под влиянием тех огромных социальных и культурных преобразований, которые происходи¬ли в крае, как и по всей стране.
Subscribe

  • АРЧИНСКИЙ ЯЗЫК

    Арчинцы-численность в России, в соответствии с переписью 2010 года, — 12 человек Этот язык настолько уникален. В нем столько звуков, алфавит…

  • ТОТЕМ МЕДВЕДЯ

    Аварский язык: ci: медведь Чадаколоб: ši: медведь Андийский: seji: медведь Ахвахский: šĩ: медведь Чамалинский: sehĩ: медведь Тиндинский: sī̃:…

  • ПАМЯТЬ

    ПАМЯТЬ: это способность к накоплению (запоминанию) хранению и воспроизведению опыта и информации. Происходит от праслав. *pamętь, от кот. в числе…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments