Дагот Ур (akievgalgei) wrote,
Дагот Ур
akievgalgei

Category:

ОСОБННОСТИ ИНГУШСКОГО МЕНТАЛИТЕТА


Особенности ингушского менталитета (продолжение).
М. Картоев

В Ингушетии запрещено прощать личные обиды. Ингуш и казах работали в одной кузнице. Однажды кузнецы сильно поссорились. Казах подошел к ингушу вплотную, поднес башку к носу и закричал: «Ударь, если ты мужчина». Разумеется, он получил оглушительный удар по голове молотком и рухнул на землю. Поступок этот вызвал большой резонанс, собралась толпа казахов, которая выкрикивала лозунги типа «Смерть кавказцам!». Уладить дело взялись аксакалы и старики-вайнахи.
– Мы можем повздорить между собой, – сказал самый почтенный аксакал. – Подносим колган (голову) к носу противника, предлагаем ударить себя. Но у нас не принято бить.
– О Аллах! – закричали старики-ингуши. – У нас такие просьбы никогда не остаются без ответа. Мы даже не ждем, чтобы нас попросили. Наш человек не виновен.
Казахи были шокированы.
Нельзя ходить в гости без подарков и недопустимо провожать гостей с пустыми сумками. Нельзя сидеть, когда стоит старший, лежать, когда в доме посторонний. Нельзя мужчине снимать шапку в горах и платок женщине, когда она отходит ко сну.
Очень много табу при разговоре с людьми. Я знал человека, который в присутствии посторонних ни разу не обмолвился словом с женой. Ни громким и ни тихим, ни хорошим и ни плохим. При этом он ее боготворил и самозабвенно любил. Это была бессловесная при людях и весьма пылкая наедине с женой симпатия, доведенная до совершенства и лишенная внешнего блеска.
Ингуши считают, что жестикулировать руками при разговоре нельзя. Речь не должна быть долгой, нудной, сопровождаться клятвами, проклятиями, излишней мимикой, гомерическим смехом и долгими слезами. «Так могут и обезьяны», – говорят старики. Когда говорят, слушающий не имеет права отводить глаза от лица говорящего, даже если тот говорит много и не очень мудро. Когда порождалось огромное множество людей, Бог понимал, что не для всех хватит масла, и поэтому он не жалел опилок.
Даже если кишки прилипли к спине, ингушу не полагается просить милостыню. В самом начале сталинской высылки народ впервые за многие десятилетия столкнулся с голодом, но руку не протянул. Лучше быть мертвым, чем быть попрошайкой.
И при всем при этом ингушу строжайше воспрещено оставлять без подаяния нищего и голодного. Здесь подадут любому, кто протянет руку и произнесет имя Бога. Много десятилетий назад, испуганные призраком голодной смерти, в Ингушетию потянулись тысячи обездоленных из России и Украины. И представьте себе, на этой земле никто из них не умер. Местные жители дошли до того, что во дворе своего дома ставили столы, на которых были хлеб, соль, чурек, сыр, молоко и даже сметана. Голодные подходили и ели, не испросив у хозяина разрешения. Почему это делалось именно так? Старики отвечали на этот вопрос: «Пусть просящему подаяние не приходится протягивать руку. Какая разница, лишь бы человек утолил голод».
Нельзя истязать землю и женщину, рубить плодовые деревья – они несут в себе новую жизнь. Нельзя гневаться на Бога, ниспославшего болезни и смерть: таким образом освобождается место для следующих поколений.
Нельзя женщине поднимать тяжести, а мужчине – скандалы. Нельзя отправляться в путь в среду, работать в пятницу, назначать свадьбу в месяц уразы. Что за торжество, если поесть нельзя? У постящегося нет права на прием пищи, а не постящемуся стыдно подвергать голодного испытанию.
Нельзя сильно и долго сокрушаться по поводу беды, которая уже случилась. Беду не поправишь. Нельзя переживать из-за беды, которая еще не случилась. А вдруг ее не будет.
Нельзя близко подпускать к уху льстеца, к сердцу – гордеца. Крыса хитрее мышки, но и ее место в подвале, говорят ингуши.
Нельзя преследовать женщину, которая тебя не любит. Это унизительно. Не каждое блюдо, возбуждающее аппетит, прогоняет голод. Может получиться обратный эффект и страшное потрясение. Любовь – это тяжелая ноша, и нести ее следует только тогда, когда она чего-нибудь стоит.
Ингушские женщины убеждены, что история семейной, да и человеческой культуры началась с того дня, когда их далекая предшественница впервые помыла посуду, из которой поел муж. У ингушей строго запрещено накапливать во дворе мусор, допускать беспорядок в доме, ложиться в грязную постель. Правда, встречаются и исключения: за красивым фасадом семейной крепости может жить лентяйка и неряха. Наводить чистоту – женское занятие. На это ее исключительное право мужчины никогда не посягают. Никакой конкуренции, когда моешь, стираешь, метешь, занимаешься прополкой, варишь, разглядываешь себя в зеркале.
Нельзя любить безоглядно, вопреки всему. Если женщина готова пить воду, в которой ты помыл ноги, приглядись к ней. Скорее всего, у нее проблемы со здоровьем. Помни: мудрость – женская доля, но не ее главная черта. Умные люди любят с оглядкой, расстановкой, не очень громко.
Нельзя любить просто так. Ингуши говорят: любовь это не тогда, когда ты срываешься в пропасть, а твоя любимая бегает по краю обрыва и зовет людей на помощь. Любовь – это тогда, когда ты срываешься в пропасть, а твоя любимая подбегает к краю обрыва и бросается вниз. Это уже не падение, это – полет.
Существует абсолютный запрет на упреки по поводу недостатков человека. Нельзя говорить ты косой, хромой, горбатый, низкий (ростом), длинный, жирный, черный, белобрысый, плешивый, психованный, жадный, завистливый, ревнивый и т. д. Нельзя упоминать о недостатках, не связанных с уродством. Например, не ответил на оскорбление, не отомстил за родственника, находишься под каблуком у жены, живешь с кикиморой, прислуживаешь начальнику, гонишь туфту. За такое можно получить пулю в лоб. Однако есть такие люди, которым ну очень хочется что-то сказать в лицо.
Оскорбленному ингушу нельзя выжидать более удачного момента для ответа оскорбителю. Угрозы типа «потом сочтемся» здесь просто не может быть. В каких бы неравных условиях оскорбленный ни находился по сравнению с оскорбителем, он обязан вступить в схватку. На своем веку мне не раз приходилось видеть, как слабый нападал на сильного, хилый на толстого, как один шел на нескольких. Казалось, исход легко предсказуем, но слабая сторона билась и билась. Ее, эту слабую сторону, могли подмять, растоптать, размазать, однако окончательная развязка будет потом, когда за дело возьмутся родственники помятого, растоптанного и размазанного. Лучше до этого дело не доводить, и обреченный добивался ничьей. Побить ингуша и затем спокойно спать может только конченый идиот. Любая попытка выйти за рамки этого обычая и уподобиться народам, чьи представители могут поссориться, подраться, затем броситься в объятья и заявить, что они уважают друг друга, для ингушей не имеет никакого смысла. Мириться можно только на равных условиях: здесь не только кровь за кровь, но и синяк за синяк, царапина за царапину. Именно поэтому на улицах ингушских городов и сел, в местных кафе и барах, на рынках и площадях практически нет драк и потасовок. Не трогайте одинокого и ослабевшего волка, рано или поздно на его вой прибежит стая здоровых волков.
Но у этого, казалось бы, хорошего обычая имеется обратная и весьма отвратительная сторона. Молодой человек, которого прикрывает родня, теряет чувство личной ответственности и начинает дерзить. Тянется эта ниточка обычно до того момента, пока на его пути не окажется другой человек, потерявший чувство личной ответственности. Скандальные люди, являясь членами одной стаи, не очень уживаются друг с другом. И стая мерзавцев редеет.
Ингуши убеждены в том, что настоящий человек не должен сгибаться ни перед какими обстоятельствами. Помню, как один джигит утверждал, что человек не пружина, и он не может разогнуться, если уже согнулся. Значит сгибаться нельзя. Но ложное геройство толкает многих на необдуманные и странные поступки. Особенно это касается молодых людей. Однажды в газету поступил материал о новобранце, который добровольно пошёл служить в армию, но наотрез отказался мыть полы в казарме. Приказ командира на него не подействовал. Попробовали насилу всунуть ему в руки швабру – не получилось. Пугнули дисбатом – опять неудача. Тогда один из офицеров приказал новобранцу рыть колодец. Молодой человек сразу взялся за дело, даже не спросив о том, есть ли вода под этой толщей земли. Ещё никто не доказал, кто лучший солдат: тот, кто моет полы, или тот, кто роет колодец. Материал о шваброносце так и не появился в газете. Я ведь тоже ингуш.
Отдельного ингуша еще можно задеть, но смертельно опасно чернить его род. Самое большое богатство ингуша – незапятнанные имена предков и фамильное достоинство. Причем это касается даже тех однофамильцев, кровное родство с которыми уже не прослеживается. Этот обычай, как и обычай кровной мести, служил сдерживающим устройством для тех, кто хотел занести руку над беззащитным и слабым. Благодаря этому универсальному правилу среди ингушей нет бомжей, нет бичей, нет отверженных, нет постылых.
Если тебя позвали, нельзя не пойти на свадьбу – навлечешь неприязнь, даже если не сообщили, нельзя не пойти на похороны – навлечешь ненависть.
Если хочешь владеть ближним берегом реки, бейся за дальний берег, говорят ингуши. Следовательно, у реки нет середины.
Нельзя прибивать к стене палас – это признак нищеты. Нельзя стелить на пол ковер – это признак дебильности. У каждой вещи свое место и свое назначение.
Нельзя спать в доме, где дверь не на запоре. Спать нельзя не потому, что придет враг и перегрызет горло, явится вор и унесет драгоценности. Главное в том, чтобы случайный гость не увидел тебя спящего и неодетого.
Тело – враг человека, считают ингуши. Оно капризно, пугливо, притворно. Нельзя прислушиваться к его жалобам. Сколько прекрасных жизней сгубила боязнь потерять здоровье.
По древним ингушским поверьям, душа не уходит из тела разом: она убывает постепенно и когда-нибудь заканчивается. Душа – это прибор, напоминающий песочные часы. Но в отличие от часов, ее нельзя перевернуть и поставить на новый отсчет времени. Нельзя терзать душу другого человека, тогда она начнет убывать и убудет.
Нельзя гасить в себе страсть к познанию и стремление к мастерству. Умный человек именно в этом и находит смысл жизни.
Ингушке нет места на облучке, в седле, за рулем. Если такое и случается, то это исключительное явление. В нарядах женщины не должно быть ничего от мужских одеяний. К большому сожалению, ныне цивилизация яростно набросилась на этот обычай, треплет и терзает его. Возможно, скоро наступит время, когда никто не удивится, увидев ингушку в брюках и за рулем «Ауди». Но пока все в порядке, живу на земле вот уже шестьдесят лет, и к своему счастью, ни разу не видел ингушку с сигаретой в зубах. Чем еще можно гордиться, если не этим? Нельзя женщине уподобляться мужчине. Это – уродство.
Нельзя ругать осла за медлительность: это не единственный служитель Лени.
Нельзя бить сына при посторонних. Это дурной пример: твоего мальчика могут дубасить другие.
Нельзя завидовать птицам: они красиво летают, но неуклюже ходят.
Нельзя давать в долг деньги, брать взаймы, резать скот и птицу после захода солнца. Непременно надо дождаться рассвета. Нельзя умершего хоронить под покровом темноты. Ночью хоронят только блудниц.
На мужской щеке слеза высыхает долго, говорят ингуши. Поэтому ее там и не должно быть. Мужчине нельзя плакать и причитать. Слезы и обмороки – женское занятие.
Нельзя молиться громко. Всевышний слышит даже немого.
Нельзя жениться не только на близкой, но и дальней родственнице. Такая попытка подвергается осмеянию и осуждению, а такой поступок – презрению и ненависти. Говорят, Мандельштам женился на своей дочери, какой-то очередной Рамсес на сестре, какой-то император на матери. У ингушей недопустим брак с женщиной из одной фамилии, невозможен брак даже с дочерью однофамилицы. Причем нити родства с этой однофамилицей могут быть потеряны в далеком прошлом. Никаких невест-кузин здесь нет и не может быть. Мир содрогнулся бы, если кто-то из ингушей решился бы на такой шаг. Никакое родство на этой древней земле не нуждается в дополнительном подтверждении. Хватит того, что уже есть.
Такие понятия, как испугаться и струсить, у ингушей выражаются единым словом. Но это далеко не одно и то же. Если испуг естественная реакция на опасность, то трусость – самое презренное и низменное проявление человеческого духа. Трусость нельзя допускать, даже если, проснувшись, обнаруживаешь спящего рядом дракона. Чем этот гад страшнее плохой жены?
Нельзя терять чувства стыда. Но покраснеть – это еще не все. Рядом со словом «покраснеть» обычно употребляется еще более значимое слово «побелеть». Это стадия, когда стыд переходит в срам. Бессовестный человек в ингушском обществе вызывает дикую ненависть.
Сколько их – этих «нельзя»! Нельзя грязнить воду в роднике, совершать намаз и утешаться женщиной без омовения, не уступить дорогу старику, пить до дна и есть все до последней крошки. Пусть после тебя еще что-то останется людям, животным, птицам и земле. Нельзя хвалить недостойного, потому что этим унизишь достойного, нельзя хвалить достойного, потому что этим унизишь Бога. Он сотворил нас, дал речь, зрение, язык и повелел не убивать, не воровать, не врать, не прелюбодействовать. У каждого из нас три задачи: посадить дерево, построить дом и породить ребенка. Но это еще не все. Дереву необходим уход, дому – страж, а ребенку – воспитатель. Нельзя об этом забывать.
Ингуши убеждены, что все предопределено свыше и что в Божьих писаниях нет неточностей. Но они же считают, что нельзя жить как попало и как получится. Соломку под деревом стелить надо даже тогда, когда вообще не собираешься лезть наверх. Риск – это одно крыло жизни, но еще ни одна птица не взмыла в небо, взмахнув одним крылом. Даже ангелы не избежали подобной участи. Нельзя срок жизни человека определять количеством прожитых лет. Когда бы ни умер хороший человек, считается, что умер рано. Очень рано. Когда бы ни умер плохой человек, считается, что умер поздно. Слишком поздно. В храме жизни не стоит селить тех, кому и коммуналки достаточно.
Нельзя терять честь – это дефицитный товар. Ошибается тот, кто воспринимает честь чем-то вроде ширпотреба: отсюда берешь, там кладешь, здесь имеешь, там – нет! Сколько высот вокруг нас. Вот куст помидора. Он вытянулся на два метра и радует глаз ярко-красными плодами. Люди говорят – это гигант. А вот лоза виноградная, она зацепилась за ветку вишни и доросла до верхушки дерева. А вот чинара в глубине леса. Когда хочешь разглядеть ее верхушку, папаха слетает с головы. Но чинара эта растет у подножия горы, на вершине которой никогда не тает снег. Над самой горой синеет небо. Но и это еще не конец – дальше луна, планеты, солнце, миры и антимиры. А мудрые люди говорят, что нет ничего выше чести. Когда заносишь ногу над чьей-то честью, помни, что нога другого человека может нависнуть над твоей головой.
Наши предки предупреждали – нельзя трогать слабого. Рано или поздно объявится его родственник, подрастет сын, выйдет замуж дочь и родит. Прощения не будет. За деньги можно купить лишь товар, а честь и достоинство здесь никогда не считали товаром. Если чести и достоинства у человека нет, он совсем ничего не стоит, если есть – он бесценен. К большому сожалению, время подмыло эти понятия. Шелест денежных купюр для многих оказался милее предостережений мудрецов. Но еще много тех, кто уверен, что деньги можно добыть и потратить. А вот честь – с нею рождаются.
Нельзя предавать друзей. В народе сохранилось множество легенд, сказаний и достоверных рассказов о настоящей дружбе. Запрещалось, например, жениться на сестре друга. Какая необходимость дружеские отношения переводить в родственные? Они равнозначны.
Нельзя было дотрагиваться до чужой женщины. У ингушей много рассказов о том, что случайно коснувшись чужой женщины, мужчины отрубали свои пальцы. Кто-то спросит: что за дурость? Но вдумайтесь в горскую пословицу: лучше потерять голову, чем честь.
Нельзя разглядывать прелести женщины, которая тебе не принадлежит. Мужскому взору вообще нечего делать ниже пояса.
Нельзя родителям ссориться при детях. Кто-то скажет: так говорят все народы. Но у ингушей это табу выполняется неукоснительно. Нельзя старшему брату претендовать на дом родителей. Жилье обязательно переходит к младшему. Но и младшему дом не достанется, если в доме есть калека, неизлечимо больной, тронутый умом. Им жилье нужнее. Здоровый и сильный сам найдет выход...
Subscribe

  • АРЧИНСКИЙ ЯЗЫК

    Арчинцы-численность в России, в соответствии с переписью 2010 года, — 12 человек Этот язык настолько уникален. В нем столько звуков, алфавит…

  • ТОТЕМ МЕДВЕДЯ

    Аварский язык: ci: медведь Чадаколоб: ši: медведь Андийский: seji: медведь Ахвахский: šĩ: медведь Чамалинский: sehĩ: медведь Тиндинский: sī̃:…

  • ПАМЯТЬ

    ПАМЯТЬ: это способность к накоплению (запоминанию) хранению и воспроизведению опыта и информации. Происходит от праслав. *pamętь, от кот. в числе…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments