Дагот Ур (akievgalgei) wrote,
Дагот Ур
akievgalgei

Categories:

НАЗВАНИЯ РЫБ


Ингушский язык саза "сазан"
Русский язык сазан
Чечено -ингуш.яз сāззин – «из ила, илистый», суозан – «из тягучего вещества»
Ингушский язык саз "клей, ил"

Английский язык size – «клей, шлихта; проклеивать, грунтовать, шлихтовать», seize – «хватать, захватывать; застревать»
Санскрит saž] – «приставать, прикрепляться; застревать, вязнуть»
Ингушский язык кит – «бурдюк, презр. брюхо», готск. qithus – «живот, чрево», др.-англ. cwith – «живот» при рус. кит, греч. китос – «кит»; 2. Ингуш. лаьжг – мешок, чеч. лежаг – «мех, бурдюк; презр. брюхо, пузо» при рус. лежах – «кит».

. Чеч. чāбакх – «лещ, чебак». Вайнахское: инг. чабакх. Наряду с лак. чавахъ – «рыба» считается заимствованным из тюркских языков: карач.-балкар. чабакъ – «лещ, чебак», татар. чабак – «плотва», казах. шабак – «лещ». Интересно отметить, что в ближайших тюркских языках – кумыкском и азербайджанском – это слово отсутствует. Поэтому не лишне отметить, что в плане дальней этимологии основа чāбакх, возможно, связана с чеч. чIāпа – «плоский», афган. чапэх – «с плоской стопой», ср. типологически рус. плотва при греч. platys – «плоский, широкий», рус. лещ, лтш. leste – «лещ, камбала» при лтш. less – «плоский». К фонетическому чередованию б // п можно привести также и другие примеры, такие, как: чеч. чIоб // чIоп – «выпь», старочеч. чуп – «чуб»= рус. чуп // чуб.

Чеч. Ioв – «пшено; рыбья икра». Вайнахское: чеч. диал. Iав, инг. Iов – «крупа, пшено». Сближают с осет. jaew – «просо», шугн. yav – «просо», авест. yava, др.-инд. yavas – «зерно, просо», ягн. yaw, согд. yaw – «ячмень», рус. овин – «сушилка для зерна» (Абаев 563). Вопреки расхожему мнению, чеч. Iов не является заимствованием из осетинского, хотя бы потому, что оно связано с нах. Iовда – «давить, выдавливать» (см.).
8. Чеч. Iовда – «сжать, сдавить, выжать, выдавить, лишить влаги». Вайнахское: инг. Iовда. Сближаем с и.-е. *aued- «смачивать, увлажнять», *aud- // *ued- // *uod- «вода»: рус. вода, греч. hydor, hydros – «водный, дождливый, мокрый», хетт. waatar, др.-сакс. watar – «вода» (3: 873; 5: 564). Семантически ср. чеч. Iовда-дала – «выжаться > подсохнуть», Iийда-дала – «капать, сочиться, течь», где Iийда – итератив к Iовда, Iийдалун – «сочащийся, капающий»; и.-е. *seu- // *su- «выжимать жидкость, давить сок» – тюрк. *su – «вода». Индоевропейские основы на -r, скорее всего, отражают нахские масдарные формы типа Iовдар // Iийдар, так же, как рус. смотр – чеч. мотта-р – «полагать, мнить», рус. зор- // зер- «зеть, зреть» – чеч. зие-р – «смотреть, инспектировать».

Некоторые названия рыб в индоевропейских языках могут быть объяснены на почве нахских и других кавказских языков.
9. Рус. жерех – «род рыбы». Кроме русского языка, представлено только в блр. жэрах от жер – «пища, аппетит», в диалектах еще известного. Последнее образовано безаффиксным способом (с темой ъ) от жьрати – «жрать, есть». В таком случае жерех буквально «прожорливая (рыба)». По лингвоисторическим основаниям менее убедительной признается трактовка слова жерех как родственного швед. gärs – «жерех», др.-инд. jhaşas < *jharşas – «большая рыба» (Ф II 49; Шанский 1973: 286). На основании вышеизложенного трудно пройти мимо сходства рус. жерех, блр. жэрах – «прожорливая рыба» с чеченским зорх – «желудок».

. Не меньший культурно-исторический интерес представляет, на наш взгляд, этимология и.-е. *pesk- // *peisk- // *pisk- «рыба»: лат. piskus, др.-в.-нем. fisc, гот. fisks, др.-англ. fisc – «рыба» (5: 137-138), увязываемая нами с чеч. пийсак [pīsk] «весло; вёселка (лопатка для помешивания каши); лопасть для сбивания масла; лапта; плавник; скребок», образованным при помощи уменьшительного суф. -ик // -иг от основы *пейс- // *пиес-, ср. чеч. диал. пиесиг, мн. пиескаш, инг. песка – «весло, лапта» (1: 235). Отсюда предполагаемый нами этимон индоевропейской рыбы *pisk – «плескающаяся, передвигающаяся при помощи плавников».
Таким образом, этимология и.-е. *pisk- // *peisk- «рыба» приводит нас к нахскому *pijsk- «плавник», нравится это «арийско-палестинскому русичу» А. Буровскому или нет.

Дальнейшие этимологические связи, кажется, ведут к ностратическому корню *bas // *bes // *bis – «рука, пятерня; крыло, перо; плавник»: и.-е. *bhas- «рука» (Маковский, 1996: 281), нах. биши – «ручка, ручонка», бишка – «тумак»; бежт. бицо, гунз. бицу, гин., цез. мецу – «рука»; крыз. беш, лезг. ппеш – «лист»; инх. бусо, цез. беси, гин. беши, бежт. биза, гунз. быза – «кулак» (Кибрик 1990: 28); тюрк. бес // беш – «пять; пятерня».
М. Маковский относит сюда и чешск. pisk – «стержень пера» (5: 138), что вполне согласуется с нашей этимологией.
12. Англ. whale – «кит», др.-англ. hwael, др.-в.-нем. hwal, др.-северн. hvalr, швед. val – «кит» (6: 494). Восстанавливают прагерман. *kwal- «кит» и сближают с нем. Wels – «сом», фин. kalis – «сом», kala – «рыба». Наиболее близко к объяснению внутренней формы германского названия кита подошел M. Маковский, считающий, что особое символическое значение в древности имела пасть кита, и сближающий его с нем. Kehle – «глотка». Мы поддерживаем эту этимологию и сближаем герман. *kwal- «кит» с кавказским *gal- // *gwal- «мешок, горловина» (чеч. гали, анд. гвала, дарг. гавлаг, удин. гавал, груз. гвалаги – «мешок»; чеч. галлиш – «удила»< *gal – «рот, уста», даг. *кIал – «рот, язык»). Ср. семантически чеч. барт – «уста» при бертиг – «отверстие мешка; голенище» (< барт-иг); чеч. бага – «рот» – англ. bag – «мешок», перс. гале даhан – «большой рот» – перс. гале «род мешка с широким отверстием»; рус. кит при чеч кит – «мешок»; рус. лежах – «кит» при чеч. лежаг – «мешок». Возможно, сюда примыкают также урарт. кале, лит. лтш. kals – «мера рыбы (30 штук)», kale – «сумка, мешок», рус. кальга – «мешок, сумка» (Фасмер, II, 170-171), диал. (арх., сверд.) каль – «мешок».

Некоторые чеченские названия рыболовных снастей также имеют параллели в индоевропейских языках.
13. Чеч. дуо «1) сапетка (плетеное кукурузохранилище); 2) рыболовная верша; 3) плетеный полукруглый приставной задний борт арбы, дверца». Вайнахское (чеч. мн. дуоьр-ч-ий, диал. дова, мн. девий, инг. доа, доарч), имеющее соответствия в кавказских (каб. ду – «сапетка», в дигор. дураь – «корзина конической формы для ловли рыб и птиц», даг. *tor // Coral Корал тревел СПб Туры Горящие путёвки – «рыболовная сеть») и в индоевропейских языках: праслав. *dverь, рус. дверь, лит. dures, лтш. durvis, др.-исл. dyrr – «дверь», англосакс. dor – «ворота», и.-е. *dhuer- «двери», *dhuor- «огороженный плетней двор». Первоначальное значение – «плетеная загородка».

14. Чеч. ванда – «перемет, закидушка». Собственно чеченское. Вероятно, скифское наследие, сравните вахан. vand- «связывать», афган. vanday – «завязка», ягнобск. vant – «завязка, запруда». Сюда же кабар. вандэ – «грузило, поплавок», рус. терск. ванда – «плетенка из прутьев для ловли рыбы», нем. Want – «сеть для ловли сельди, трески, пикши» (8 I: 271).
15. Чеч. ов – «невод, трал». Вайнахское (диал. эвна, инг. ов), имеющее соответствия в индоевропейских (лит. austi – «плести», voras – «прялка», др.-инд. va – «плести», vayati – «плетет», др.-исл. vad` – «плетенье», и.-е. *au- // *ua- «плести, ткать») [3: 230; 5: 564] и тюркских языках: кумык. ав, карач.-балкар. ау, казах. ау «невод». Родственно чеч. йу // йув «шило» (<«инструмент шитья», мн. āраш // авраш), айла «мотня», инг. йув «шило» (мн. овраш), овла «корень» < «сплетение, связка», даг. *йуб // *руб «шило». Отсюда этноним овхyой «чеченцы-аккинцы», буквально «рыболовы, рыбаки, тральщики» (7: 367).

В нахских и индоевропейских языках представлен широкий спектр значений, в отличие от тюркских языков, в которых представлено лишь одно значение невод, ср. также однокоренные чеч. ов – «резкая, колющая боль, колики», ов – «вертел» – (<«орудие прокалывания»), безусловно связанные этимологически. Это дает нам основание полагать, скорее всего, нахское происхождение тюркского ов, а не наоборот.
16. Чеч. нēка – «плавание». Вайнахское (чеч. диал. наки, инг. нек), имеющее соответствия в некоторых индоевропейских языках: дигор. nakae – «плавание», греч. nexo – «плыву», др.-в.-нем. nahho (нем. Nachen – «лодка, ялик»), др.-саксон. nako – «лодка», др.-сканд. snekkja – «длинное судно» > др.-русск. снека – «вид вооруженного судна» (8 III; 5: 347), франц. nager – «плавать». Исходная форма – *нāки. Возможно, сюда же относится англ. snake – «змея» < «извивающаяся».
17. Чеч. нуой – «корыто; судно, лодка». Общенахское (инг. ний – «ясли, колода», цова-туш. нав – «лодка»), имеющее соответствия в кавказских (цахур. нав – «деревянное пойло», мн. найбы, груз. нави – «лодка») и индоевропейских языках: иран. *nau, осет. naw, сак. nawa, no, арм. naw, др.-ирл. nau, лат. nawis – «корабль», и.-е. *nau. Перебой w – j в нахских языках хорошо известен, ср. чеч. дуй – диал. див – «клятва»; чеч. суй – диал. сив – «искра», гIуй – диал. гIув – «засов», нуй – нув – «веник», став – диал. Стай – «кизил». В конечном счете, вероятно, восходит к имени пророка Ноя (IалайхIи салам), построившего по приказу Бога первый ковчег.

18. Чеч. буотт – «ножны, футляр, коробка; кукурузная обертка». Общенахское слово (ср. инг. буотт, цова-туш. ботт), имеющее соответствия в индоевропейских (чеш. byt – «жилье, квартира, жилая часть дома», словац. byt – «квартира», кашуб. bet – «быт», рус. быт, др.-прус. buttan – «дом», ирл. both – «хижина, шалаш») и семитских языках (др.-евр. beth, араб. байт – «дом; футляр»). Исходная форма – батт, ср. дат. падеж батт-ана, мн. ч. баттарчий. Вероятно, к этому же корню восходит и англ. bot – «род корабля, бот», что находит типологическое подтверждение в рус. короб и корабль; герман. *skip – «корабль» – чечен. киеп – «форма, колодка, паз».

19. Чеч. луод – «кукурузные отходы (обертки початка, кукурузные стебли и т.д.) » (инг. луорд – «рубашка початка, шелуха»). Уверенно сближаем с афган. латкай – «початок кукурузы в обертке», ладу – «кожура опийной коробочки», др.-сев. loda – «грубая верхняя одежда», др.-в.-нем. lodo, luda – «дерюга». Исходная форма *лад > ладу > лауд > лоуд > луод. Отсюда идет укр. лодь – «лодка», русское лодка, др.-рус. ладья, датск. aalde, olde – «корыто», норв. olda – «большое корыто». Русское -я в основе ладь-я // лодь-я есть не что иное, как чеченский классный показатель йа в луод йа – «коробочка суть»!
20. Чеч. вотангар – «удав (?); уж». Вайнахcкое: в диалектах ватIкIар, ваткар, ватунгур, инг. воатакар (Алироев, 1975: 109) Происхождение не ясно. Возможно, является лексикализацией словосочетания ват // вот (тюрк. трава?) ангар // унгур (змея). Сравните к первой части кум. от – «трава», ватарака йылан – «уж», где йылан – общее название змеи (ср. англ. eel – «змея»), а ко второй – груз. ank’ara – «уж», рус. угорь – «змеевидная рыба», др.-в.-нем. angar – «червь», и.-е. *anguer – «уж». Тогда внутренняя форма – «травяная (луговая) змея», как в англ. grass-snake – «уж». Название угря в чеченском звучит как лаьхьа-чIара, буквально – змея-рыба, что, помимо прочих известных данных, лишний раз свидетельствует о связи названий рыбы (угря) и змеи (ужа, червя). Поэтому мы считаем, что для соответствия и.-е. *anguer – «уж; угорь» пранахскому *angаr – «уж» есть все основания.

В процессе исторического развития, как известно, язык может терять часть своей лексики, заменять те или иные лексические единицы на другие. В этой связи интересно отметить сходство ряда чеченских слов с названиями рыб и связанных с ними понятий в некоторых индоевропейских и тюркских языках.

21. Чеч. пхьид – «лягушка»: инг. пхьид, ц.-туш. пхьитI (Мациев 1961: 353; Алироев 1975: 113). Общенахское слово, имеющее соответствия в некоторых индоевропейских язык», др.-англ. pād – «лягушка» (Маковский, ВЯ, 2002, № 6, с.59), швед. padd –«жаба». Образовано лексико-семантическим способом от пхьид – «нога, ляжка» (см. ниже), ср. рус. ляжка – лягушка. По мнению исследователей, лягушка в ряде языков получила свое название по наиболее характерному признаку – способу передвижения прыжками. Исходная форма может быть восстановлена как *пхьад, с краткой гласной а в корне. На что указывают, с одной стороны, диалектные данные (ср. чеч. диал. пхьад, мн. пхьадариш, пхьадарчий), а с другой – историческая фонетика чеченского языка, свидетельствующая о частом переходе краткого а в закрытом слоге в и, ср., в частности, чеч. дитт – «дерево, тутовник» при инг. датт, кит – «бурдюк» при мн. катташ, никх – «улей» – мн. накхарш, диг – «топор» – мн. дагарш и т.д.

Таким образом, нетрудно заметить, что хеттск. piddai – «бегать, убегать», греч. pidо – «подпрыгивать, подскакивать» соответствуют чеченской форме пхьид, а швед. padd – «жаба», др.-англ. pād – «лягушка» – прачеченской форме пхьад – «нога; икра ноги; ляжка; лягушка». Создается впечатление, что хеттско-греческие и германские формы в данном конкретном случае являются формами чеченских диалектов. В более широком смысле эта мысль о том, что индоевропейские языки сформировались на базе чеченских диалектов, лет 30 назад была высказана в частной беседе с нами исследователем из Борзоя Асланбеком Алихаджиевым. К сожалению, свои научные взгляды он до сих пор не оформил в качестве монографического исследования.

22. Чеч. пхьид – «икра ноги; мускул, мышца», инг. пхьед (Мациев 1961: 353; Алироев 1975: 140). Вайнахская основа, имеющая соответствия в индоевропейских языках: осет. Fad – «нога», шугн. пид – 1. «след»; 2. «нижняя часть чулка», лит. padas – «подошва», pede – «нижняя часть чулка», др.-инд. padas – «нога, ступня», лат. pes, pedis – «нога», др.-англ. fōt, мн. fōt, и.-е. *ped // phed – «нога» [3: 786]. Пранах. *пхьад – «нога, ляжка, мясистая часть ноги, икра ноги, мускул» образована от пхьа – «конечность, нога, рука» (ср. чеч. пхьарс – «рука», пхьуош – «рукав») при помощи расширителя -д, возможно, восходящего к классному показателю да: пхьа + да = пхьада > пхьад. Сюда же относятся, на наш взгляд, аварск. хьетIе (*пхьетI-), цезск. хотIо – «нога» (cp. армянск. otn – «нога» из *potn) и через значение «тучная, мясистая часть ноги, икра» также англ. fat – «жирный, толстый», архаич. fatted – «икра ноги» (нем. fett, и.-е. *pei-), англ. feed – «питание, еда», food – «пища». К семантике этих слов сравните: др.-исл. vоđvi – «икра ноги, мышца, мясо», др.-сакс. watho, др.-в.-нем. wado – «икра ноги».

Подводя итоги, можно сказать:
I. Общие названия рыб, как правило, имеют мотивирующие значения типа:
1. «(имеющая) плавник»,
2. «открывающая рот, зевающая, скалящаяся»,
3. «извивающаяся, червеобразная, змееобразная»,
4. « (имеющая) остов // скелет (как у дерева) ».
Сравните, в частности, примеры для первой семантической универсалии «рыба < плавник, рука»:
1. И.-е. *pes- «рыба» (4: 24), *pes-k- «рыба», тох. А pаs- (4: 285) = нах. *pes-k – «плавник, весло» < *pas-.
2. «Бежти», чеч. биши, тюрк. bes // beš – «пять», и.-е. *bhas- «рука» (возможно, это звонкий вариант и.-е. *pes- // *pesk – «рыба»).

3. Нем. диал. Dos – «название рыбы» (4: 288) – и.-е. *dos – «рука» (4: 280)
4. Иран. *kapi – «рыба», осет. kaef, и.-е. *kap – «рыба» – нах. *kap – «рука».
5. И.-е. *mas-, *mes- «рыба», др.-инд. matsya, matsa, санкр. masa, зенд. maçay, перс. mahi, ирл. meas – «рыба» (4: 280) – чеч. mas – «feather, перо».
6. Др.-инд. Minah – «рыба», рус. диал. мень – «название рыбы» – и.-е. Лингард Карпов – «рука», лат. manus – «рука», ad-ministrare – «править, управлять» < «руководить», итал. menare – «do, make, делать», лит. menas – «art».
7. Лат. merus – «рыба», рус. диал. мерен – «вид язи»– и.-е. *mer- «рука, arm» (4: 288), нах. *mar – «обхват двух рук, охапка» > чеч. муор, марахь.

8. Англ. диал. piering – «рыба», норв. диал. pier – «небольшая форель» – хеттск. per – «рука», др.-англ. speer – «спрашивать, просить, молить» (4: 285-286) < «протягивать руку в просьбе», рус. перо, и.-е. *per – «рука» – нах. *phar – «рука» > «рукоделец, мастер (на все руки)», чеч. пхьарс – «рука».
9. Нем. диал. Giesen – «рыба» – и.-е. Евгений Сорокин, *ghesr, *ghest- «рука» (4: 280), чеч. устар. giestie – «конечность, рука» (ср. гаьстиеш лестош лела – «ходить, размахивая руками» = «бездельничать»).
10. Тюрк. балык – «рыба» – нах. Al Balig – «плавник; перо; палец» (> чеч. пIал-иг – «палец», пелаг – «перо, плавник, чешуя») < нах. *bal – «рука, лапа; лопатка», и.-е. *bal – «рука, лепесто

ейшие этимологические связи, кажется, ведут к ностратическому корню *bas // *bes // *bis – «рука, пятерня; крыло, перо; плавник»: и.-е. *bhas- «рука» (Маковский, 1996: 281), нах. биши – «ручка, ручонка», бишка – «тумак»; бежт. бицо, гунз. бицу, гин., цез. мецу – «рука»; крыз. беш, лезг. ппеш – «лист»; инх. бусо, цез. беси, гин. беши, бежт. биза, гунз. быза – «кулак» (Кибрик 1990: 28); тюрк. бес // беш – «пять; пятерня».
М. Маковский относит сюда и чешск. pisk – «стержень пера» (5: 138), что вполне согласуется с нашей этимологией.
12. Англ. whale – «кит», др.-англ. hwael, др.-в.-нем. hwal, др.-северн. hvalr, швед. val – «кит» (6: 494). Восстанавливают прагерман. *kwal- «кит» и сближают с нем. Wels – «сом», фин. kalis – «сом», kala – «рыба». Наиболее близко к объяснению внутренней формы германского названия кита подошел M. Маковский, считающий, что особое символическое значение в древности имела пасть кита, и сближающий его с нем. Kehle – «глотка». Мы поддерживаем эту этимологию и сближаем герман. *kwal- «кит» с кавказским *gal- // *gwal- «мешок, горловина» (чеч. гали, анд. гвала, дарг. гавлаг, удин. гавал, груз. гвалаги – «мешок»; чеч. галлиш – «удила»< *gal – «рот, уста», даг. *кIал – «рот, язык»). Ср. семантически чеч. барт – «уста» при бертиг – «отверстие мешка; голенище» (< барт-иг); чеч. бага – «рот» – англ. bag – «мешок», перс. гале даhан – «большой рот» – перс. гале «род мешка с широким отверстием»; рус. кит при чеч кит – «мешок»; рус. лежах – «кит» при чеч. лежаг – «мешок». Возможно, сюда примыкают также урарт. кале, лит. лтш. kals – «мера рыбы (30 штук)», kale – «сумка, мешок», рус. кальга – «мешок, сумка» (Фасмер, II, 170-171), диал. (арх., сверд.) каль – «мешок».

Некоторые чеченские названия рыболовных снастей также имеют параллели в индоевропейских языках.
13. Чеч. дуо «1) сапетка (плетеное кукурузохранилище); 2) рыболовная верша; 3) плетеный полукруглый приставной задний борт арбы, дверца». Вайнахское (чеч. мн. дуоьр-ч-ий, диал. дова, мн. девий, инг. доа, доарч), имеющее соответствия в кавказских (каб. ду – «сапетка», в дигор. дураь – «корзина конической формы для ловли рыб и птиц», даг. *tor // Coral Корал тревел СПб Туры Горящие путёвки – «рыболовная сеть») и в индоевропейских языках: праслав. *dverь, рус. дверь, лит. dures, лтш. durvis, др.-исл. dyrr – «дверь», англосакс. dor – «ворота», и.-е. *dhuer- «двери», *dhuor- «огороженный плетней двор». Первоначальное значение – «плетеная загородка».

14. Чеч. ванда – «перемет, закидушка». Собственно чеченское. Вероятно, скифское наследие, сравните вахан. vand- «связывать», афган. vanday – «завязка», ягнобск. vant – «завязка, запруда». Сюда же кабар. вандэ – «грузило, поплавок», рус. терск. ванда – «плетенка из прутьев для ловли рыбы», нем. Want – «сеть для ловли сельди, трески, пикши» (8 I: 271).
15. Чеч. ов – «невод, трал». Вайнахское (диал. эвна, инг. ов), имеющее соответствия в индоевропейских (лит. austi – «плести», voras – «прялка», др.-инд. va – «плести», vayati – «плетет», др.-исл. vad` – «плетенье», и.-е. *au- // *ua- «плести, ткать») [3: 230; 5: 564] и тюркских языках: кумык. ав, карач.-балкар. ау, казах. ау «невод». Родственно чеч. йу // йув «шило» (<«инструмент шитья», мн. āраш // авраш), айла «мотня», инг. йув «шило» (мн. овраш), овла «корень» < «сплетение, связка», даг. *йуб // *руб «шило». Отсюда этноним овхyой «чеченцы-аккинцы», буквально «рыболовы, рыбаки, тральщики» (7: 367).

В нахских и индоевропейских языках представлен широкий спектр значений, в отличие от тюркских языков, в которых представлено лишь одно значение невод, ср. также однокоренные чеч. ов – «резкая, колющая боль, колики», ов – «вертел» – (<«орудие прокалывания»), безусловно связанные этимологически. Это дает нам основание полагать, скорее всего, нахское происхождение тюркского ов, а не наоборот.
16. Чеч. нēка – «плавание». Вайнахское (чеч. диал. наки, инг. нек), имеющее соответствия в некоторых индоевропейских языках: дигор. nakae – «плавание», греч. nexo – «плыву», др.-в.-нем. nahho (нем. Nachen – «лодка, ялик»), др.-саксон. nako – «лодка», др.-сканд. snekkja – «длинное судно» > др.-русск. снека – «вид вооруженного судна» (8 III; 5: 347), франц. nager – «плавать». Исходная форма – *нāки. Возможно, сюда же относится англ. snake – «змея» < «извивающаяся».
17. Чеч. нуой – «корыто; судно, лодка». Общенахское (инг. ний – «ясли, колода», цова-туш. нав – «лодка»), имеющее соответствия в кавказских (цахур. нав – «деревянное пойло», мн. найбы, груз. нави – «лодка») и индоевропейских языках: иран. *nau, осет. naw, сак. nawa, no, арм. naw, др.-ирл. nau, лат. nawis – «корабль», и.-е. *nau. Перебой w – j в нахских языках хорошо известен, ср. чеч. дуй – диал. див – «клятва»; чеч. суй – диал. сив – «искра», гIуй – диал. гIув – «засов», нуй – нув – «веник», став – диал. Стай – «кизил». В конечном счете, вероятно, восходит к имени пророка Ноя (IалайхIи салам), построившего по приказу Бога первый ковчег.

18. Чеч. буотт – «ножны, футляр, коробка; кукурузная обертка». Общенахское слово (ср. инг. буотт, цова-туш. ботт), имеющее соответствия в индоевропейских (чеш. byt – «жилье, квартира, жилая часть дома», словац. byt – «квартира», кашуб. bet – «быт», рус. быт, др.-прус. buttan – «дом», ирл. both – «хижина, шалаш») и семитских языках (др.-евр. beth, араб. байт – «дом; футляр»). Исходная форма – батт, ср. дат. п?6?

Чеч. луод – «кукурузные отходы (обертки початка, кукурузные стебли и т.д.) » (инг. луорд – «рубашка початка, шелуха»). Уверенно сближаем с афган. латкай – «початок кукурузы в обертке», ладу – «кожура опийной коробочки», др.-сев. loda – «грубая верхняя одежда», др.-в.-нем. lodo, luda – «дерюга». Исходная форма *лад > ладу > лауд > лоуд > луод. Отсюда идет укр. лодь – «лодка», русское лодка, др.-рус. ладья, датск. aalde, olde – «корыто», норв. olda – «большое корыто». Русское -я в основе ладь-я // лодь-я есть не что иное, как чеченский классный показатель йа в луод йа – «коробочка суть»!
20. Чеч. вотангар – «удав (?); уж». Вайнахcкое: в диалектах ватIкIар, ваткар, ватунгур, инг. воатакар (Алироев, 1975: 109) Происхождение не ясно. Возможно, является лексикализацией словосочетания ват // вот (тюрк. трава?) ангар // унгур (змея). Сравните к первой части кум. от – «трава», ватарака йылан – «уж», где йылан – общее название змеи (ср. англ. eel – «змея»), а ко второй – груз. ank’ara – «уж», рус. угорь – «змеевидная рыба», др.-в.-нем. angar – «червь», и.-е. *anguer – «уж». Тогда внутренняя форма – «травяная (луговая) змея», как в англ. grass-snake – «уж». Название угря в чеченском звучит как лаьхьа-чIара, буквально – змея-рыба, что, помимо прочих известных данных, лишний раз свидетельствует о связи названий рыбы (угря) и змеи (ужа, червя). Поэтому мы считаем, что для соответствия и.-е. *anguer – «уж; угорь» пранахскому *angаr – «уж» есть все основания.

В процессе исторического развития, как известно, язык может терять часть своей лексики, заменять те или иные лексические единицы на другие. В этой связи интересно отметить сходство ряда чеченских слов с названиями рыб и связанных с ними понятий в некоторых индоевропейских и тюркских языках.

21. Чеч. пхьид – «лягушка»: инг. пхьид, ц.-туш. пхьитI (Мациев 1961: 353; Алироев 1975: 113). Общенахское слово, имеющее соответствия в некоторых индоевропейских язык», др.-англ. pād – «лягушка» (Маковский, ВЯ, 2002, № 6, с.59), швед. padd –«жаба». Образовано лексико-семантическим способом от пхьид – «нога, ляжка» (см. ниже), ср. рус. ляжка – лягушка. По мнению исследователей, лягушка в ряде языков получила свое название по наиболее характерному признаку – способу передвижения прыжками. Исходная форма может быть восстановлена как *пхьад, с краткой гласной а в корне. На что указывают, с одной стороны, диалектные данные (ср. чеч. диал. пхьад, мн. пхьадариш, пхьадарчий), а с другой – историческая фонетика чеченского языка, свидетельствующая о частом переходе краткого а в закрытом слоге в и, ср., в частности, чеч. дитт – «дерево, тутовник» при инг. датт, кит – «бурдюк» при мн. катташ, никх – «улей» – мн. накхарш, диг – «топор» – мн. дагарш и т.д.

Таким образом, нетрудно заметить, что хеттск. piddai – «бегать, убегать», греч. pidо – «подпрыгивать, подскакивать» соответствуют чеченской форме пхьид, а швед. padd – «жаба», др.-англ. pād – «лягушка» – прачеченской форме пхьад – «нога; икра ноги; ляжка; лягушка». Создается впечатление, что хеттско-греческие и германские формы в данном конкретном случае являются формами чеченских диалектов. В более широком смысле эта мысль о том, что индоевропейские языки сформировались на базе чеченских диалектов, лет 30 назад была высказана в частной беседе с нами исследователем из Борзоя Асланбеком Алихаджиевым. К сожалению, свои научные взгляды он до сих пор не оформил в качестве монографического исследования.

22. Чеч. пхьид – «икра ноги; мускул, мышца», инг. пхьед (Мациев 1961: 353; Алироев 1975: 140). Вайнахская основа, имеющая соответствия в индоевропейских языках: осет. Fad – «нога», шугн. пид – 1. «след»; 2. «нижняя часть чулка», лит. padas – «подошва», pede – «нижняя часть чулка», др.-инд. padas – «нога, ступня», лат. pes, pedis – «нога», др.-англ. fōt, мн. fōt, и.-е. *ped // phed – «нога» [3: 786]. Пранах. *пхьад – «нога, ляжка, мясистая часть ноги, икра ноги, мускул» образована от пхьа – «конечность, нога, рука» (ср. чеч. пхьарс – «рука», пхьуош – «рукав») при помощи расширителя -д, возможно, восходящего к классному показателю да: пхьа + да = пхьада > пхьад. Сюда же относятся, на наш взгляд, аварск. хьетIе (*пхьетI-), цезск. хотIо – «нога» (cp. армянск. otn – «нога» из *potn) и через значение «тучная, мясистая часть ноги, икра» также англ. fat – «жирный, толстый», архаич. fatted – «икра ноги» (нем. fett, и.-е. *pei-), англ. feed – «питание, еда», food – «пища». К семантике этих слов сравните: др.-исл. vоđvi – «икра ноги, мышца, мясо», др.-сакс. watho, др.-в.-нем. wado – «икра ноги».

Подводя итоги, можно сказать:
I. Общие названия рыб, как правило, имеют мотивирующие значения типа:
1. «(имеющая) плавник»,
2. «открывающая рот, зевающая, скалящаяся»,
3. «извивающаяся, червеобразная, змееобразная»,
4. « (имеющая) остов // скелет (как у дерева) ».
Сравните, в частности, примеры для первой семантической универсалии «рыба < плавник, рука»:
1. И.-е. *pes- «рыба» (4: 24), *pes-k- «рыба», тох. А pаs- (4: 285) = нах. *pes-k – «плавник, весло» < *pas-.
2. «Бежти», чеч. биши, тюрк. bes // beš – «пять», и.-е. *bhas- «рука» (возможно, это звонкий вариант и.-е. *pes- // *pesk – «рыба»).

3. Нем. диал. Dos – «название рыбы» (4: 288) – и.-е. *dos – «рука» (4: 280)
4. Иран. *kapi – «рыба»
Иран. *kapi – «рыба», осет. kaef, и.-е. *kap – «рыба» – нах. *kap – «рука».
5. И.-е. *mas-, *mes- «рыба», др.-инд. matsya, matsa, санкр. masa, зенд. maçay, перс. mahi, ирл. meas – «рыба» (4: 280) – чеч. mas – «feather, перо».
6. Др.-инд. Minah – «рыба», рус. диал. мень – «название рыбы» – и.-е. Лингард Карпов – «рука», лат. manus – «рука», ad-ministrare – «править, управлять» < «руководить», итал. menare – «do, make, делать», лит. menas – «art».
7. Лат. merus – «рыба», рус. диал. мерен – «вид язи»– и.-е. *mer- «рука, arm» (4: 288), нах. *mar – «обхват двух рук, охапка» > чеч. муор, марахь.

8. Англ. диал. piering – «рыба», норв. диал. pier – «небольшая форель» – хеттск. per – «рука», др.-англ. speer – «спрашивать, просить, молить» (4: 285-286) < «протягивать руку в просьбе», рус. перо, и.-е. *per – «рука» – нах. *phar – «рука» > «рукоделец, мастер (на все руки)», чеч. пхьарс – «рука».
9. Нем. диал. Giesen – «рыба» – и.-е. Евгений Сорокин, *ghesr, *ghest- «рука» (4: 280), чеч. устар. giestie – «конечность, рука» (ср. гаьстиеш лестош лела – «ходить, размахивая руками» = «бездельничать»).
10. Тюрк. балык – «рыба» – нах. Al Balig – «плавник; перо; палец» (> чеч. пIал-иг – «палец», пелаг – «перо, плавник, чешуя») < нах. *bal – «рука, лапа; лопатка», и.-е. *bal – «рука, лепесток» (др.-англ. bol, bal – «an eel, угорь» (4: 285).
Сравните примеры для третьей семантической универсалии «рыба < червь, змея»:
1. Семит. нун, нин – «рыба» – чеч. нIаьна – «червь», ср. у М. Маковского: «рыба часто уравнивалась с червем» (6: 139),
2. эфиоп. нахьаш – «змея; рыба» (Гельб);
3. рус. рыба – нем. Raupe – «гусеница»;

4. aнгл. диал. piering – «червь, змея» (4: 282), но и «рыба» (4: 285).
II. Сом получил название по большим (толстым) размерам, сазан – по липкости своего жира, кит – по своей мешкообразности (мехообразности), иргIу – «осетр» – по остроте (тела, хребта), чабакх – «чебак» – по своей сплющенности (плоскому телу).
III. Этимологический анализ названий рыб чеченского языка однозначно свидетельствует, что чеченцы в прошлом широко занимались рыболовством и морским промыслом. Одним из ярких свидетельств тому служит название чеченского племени овхой – «рыболовы, тральщики» и название острова Чечень на Каспийском море.
IV. Многие названия рыб и земноводных в чеченском языке имеют корневые соответствия в индоевропейских, тюркских и других ностратических языках, что свидетельствует о едином происхождении человечества.
Литература

1. Алироев И.Ю. Сравнительно-сопоставительный словарь чеченского и ингушского языков и диалектов. – Грозный, 1975.
2. Вагапов А.Д. Этимологический словарь чеченского языка. – Вестник ЧИПКРО. № 1-3, 2004; № 2, 2005. – Грозный, 2004–2005. – Lingua Universum, № 3. – Магас, 2008.
3. Гамкрелидзе Т.В., Иванов В.В. Индоевропейский язык и индоевропейцы. – Тбилиси, 1984.
4. Маковский М.М. Сравнительный словарь мифологической символики в индоевропейских языках. – М., 1996.
5. Маковский М.М. Этимологический словарь немецкого языка. – М., 2004.
6. Маковский М.М. Большой этимологический словарь современного английского языка. – М., 2005.
7. Сулейманов А.С. Топонимия Чечни. – Грозный, 1997.
8. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. – М., 1973.
9. Шанский Н.М. Этимологический словарь русского языка. – М., 1982.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments