Дагот Ур (akievgalgei) wrote,
Дагот Ур
akievgalgei

Categories:

КСИСТАРХ



КСИСТАРХ (др-греч.яз. xystarcha (ксистарха)

Ингушский язык ХАШТА "крытое помещение |зал| для зимних тренировок у ингушей, чеченцев"
Ингушское слово Xasta стало читаться на др.греч. Ксиста

КСИСТ
Xystus, -um ξυστός, -ον, крытая зала в греческих гимназиях, в которой во время зимы упражнялись атлеты (называемые также xystici). У римлян — пространство перед залой, старательно украшенное цветами, кустарниками и предназначенное для прогулок. Cic. acad. 2, 3. Plin. ep.очень часто.
Ингушский язык ХАШТАР
спортивные сооружения в прошлом |для обучения стражников"
Ингушский язык ХАШТАРХА
заведующий спортивными сооружениями в прошлом у др.ингушей, нахов
Ингушский Xastarxa стало Ксистарх
КСИСТАРХ (др-греч., от. надзиратель ксистоса.)
Оказывается, ксистарх заведовал борьбой в греческих гимназиумах
Гимназиум
Происходит от лат. gymnasium «гимназия; школа физических упражнений», далее из γυμνάσιον «гимнасий», далее из γυμνάζω «обнажаться, раздеваться; упражняться», далее из γυμνός «голый, нагой», далее из праиндоевр. *nogʷ- «нагой» (ассимиляция *nogʷno- > *gogʷno-). Русск. гимназия — начиная с Петра I; заимств. через польск. gimnazjum, мн. gimnazja (ср. шко́ла) или нем. Gymnasium.


Ингушский язык жими "малыш, малышня имя.муж./ чечен.яз. жима "маленький"
Ингушский язык жимнязе "древнее физ.учебное завидение для младших возрастов./ др-греч. (gimnasiy) гимназия; школа физических упражнений»,
Ингушский язык жимпейдий "(др.-греч. гимнопедиа) детский праздник в древности, где дети показывали одаренность, в празднике часто выступали юноши и даже взрослые.
Ингушский язык жимигъ "молодой зверь, подросший детеныш"
Ингушский язык мяржима "сражение"

Гимнастика
- приемы и способы систематических движений тела или отдельных его частей с целью укрепления или развития ловкости всего организма или особенного развития некот. мышечных групп. В Греции, родоначальнице истинной Г., приступавшие к телесным упражнениям раздевались до нага. Человек уже в самой глубокой древности стремился путем различных физических упражнений развивать свои мышцы и силу. Гимнастические занятия с указанной целью имели место еще у египтян, за 2000 л. до Р. Х., у персов, высоко ценивших силу и ловкость при метании стрел и в борьбе, красивую верховую езду и быстроту собственного бега. Но особенно процветала и получила правильную организацию Г. у греков.


ВОСПИТАНИЕ МАЛЬЧИКОВ У ИНГУШЕЙ 19-20 века
Семи-восьми лет воспитание мальчиков обычно переходило в руки мужчин, приобщавших их к чисто мужским профессиям с 12—14 лет помогал-отцу в полевых работах.
Когда мальчику исполнялось 15—16 лет, он шел с подарком к своему дяде по материнской линии, а тот в свою очередь должен был одарить его конем или другими дарами. Этот древний обычай (.«барч»), восходящий, видимо, своими корнями к эпохе матриархата, считался своего рода «признанием» совершеннолетия молодого человека 45.
В тех семьях, где совместно проживали родители отца или его старшие родственники, они играли важную роль в вооли-т'ании мальчиков, приучая их к труду, знакомя с традициями и историей народа по сказкам, преданиям и легендам. Обычно же старики присматривали за мальчиками и воспитывали их в духе народных традиций.
Большое значение вайнахи придавали трудовому воспитанию детей, справедливо считая, что именно через него формируются необходимые нравственные качества будущего члена общества. О том, что чеченцы и ингуши придавали большое значение подготовке детей к трудовой жизни, говорит содержание устного народного творчества, а также практика семейного воспитания. Труду мальчиков в детском возрасте прида¬вался порой увлекательный игровой характер, который облег¬чал выполнение всевозможных поручений взрослых.
Включаясь в работу, мальчики выполняли различные обязанности, закрепленные за ними трудовым распорядком. Постоянное участие в труде воспитывало в них трудолюбие, при¬вычку к трудовой деятельности, помогало осваивать и закреплять за ними на длительное время приобретенные навыки. Большую роль в приучении детей к труду играл пример родителей и вообще пример старших. Детям и подросткам разъяс¬няли, как, при помощи каких орудий исполняются те или иные рабочие операции. Так, например, в трудовой песне «Чекмень» многосторонне отражен процесс изготовления нового праздничного чекменя. Такие песни являлись средством закрепления у детей 'Представлений о связанных между собой действиях, которые составляли вполне завершенную трудовую операцию, и помогали детям ответить на вопросы такого характера 46.
Трудовое воспитание заключало в себе и разъяснение детям значения труда в жизни человека, что подтверждают все жан¬ры устного народного творчества вайнахов, в частности посло¬вицы и поговорки. Пословицы и поговорки являлись и про¬должают являться до настоящего времени одним из важных и эффективных средств, способствующих формированию у де¬тей мировоззрения труженика. («С ремеслом не пропадешь», ,«Нет ничего на свете, что доставалось бы без труда» и др.) 47. Готовя своих детей к трудовой жизни, родители разъясня¬ли им, что «лучше сделать хотя бы что-нибудь, чем ничего не делать», что «кто не научится в детстве работать, будет му¬читься всю жизнь», что «только труд приносит счастье в жиз¬ни», и т. д. Подрастающему поколению, вступающему в само¬стоятельную жизнь, давались советы и наставления, напоми¬нающие о необходимости жить своим трудом.
В фольклоре ингушей глубокое обобщение по¬лучила мысль, что только в труде человек обретает счастье, что полезен обществу тот, который трудится, что труд является важнейшим средством формирования в человеке лучших нрав¬ственных качеств («Человек хорошеет только в труде», «Чело век почитается по результатам работы его рук», «Цена чело¬века — его работа» и др.)
В трудовой семье воспитывались и такие высокие нрав¬ственные качества, как честность и правдивость, скромность и вежливость, гостеприимство и др. С понятием честности и правдивости у ингушей связывалось и представление об общественной силе человека («Если честен, то силен»). Культивировалась бескомпромиссность и постоянная предпочти¬тельность этих позиций («Если даже горько, говори правду», «Сидеть можешь криво, но говори прямо», «Сумей сдержать слово» и др.). У детей вырабатывались сдержанность («самое лучшее в нраве — сдержанность»), выдержка, разумное тер¬пение («у разумного есть терпение»). Их учили быть скромны¬ми ('«не хвали себя, если ты хорош, тебя и так заметят»).
Народная педагогика вайнахов резко осуждала себялюбие, самовосхваление, зазнайство, хвастовство, зависть, ложь и другие пороки. Большое внимание уделялось воспитанию у де-| тей таких нравственных категорий, как дисциплинированность, I чувство коллективизма, послушание, уважение к родителям и ^старшим вплоть до беспрекословного повиновения, верность в | дружбе, любовь к родине. В мальчиках воспитывали храб-I рость, стойкость, самоотверженность, в девочках — терпели-I вость, верность, безропотность и покорность старшим, а в бу-I душем — мужу.
Все это соответствовало идеалу нравственного совершенства той эпохи, так как критерии воспитания подрастающего поко¬ления у вайнахов 'были тесно связаны с историческими условиями их жизни.
Борьба против иноземных поработителей, специфика внутреннего ранне-классового устройства требовали физически сильных людей. Именно поэтому, наряду с трудовым и об-; щественно-нраветвенным воспитанием, ингуши уделяли много внимания физическому и военному воспитанию. Ф. И. Леонтович в своей рукописи «Быт и воспитание горцев», приводил интересные сведения о состоянии физического воспитания детей ингушей и чеченцев с давних времен до конца XIX в., и указывал, в частности, что в ранний период встречаются аналогичные древнегреческим элементы физических упражнений и состязаний 49.

В содержание военно-физического воспитания входили: верховая езда, борьба, метание камня, копья, прыжки с шестом, плавание и др. Обучение мальчика верховой езде начи¬налось с того момента, как только он мог держаться в седле. Тренируя коней, мальчики развивали у себя сноровку и лов¬кость.
Подобные качества приобретались мальчиками и в массо¬вых играх, состязаниях. Отметим, что в подростковом и юно¬шеском возрасте игры и праздники имели 'большое воспита¬тельное значение.
Популярны были «скачки с обрыва», которые вырабатывали решительность, смелость и умение в совершенстве управлять своим конем, а также игры-состязания, требовавшие ловко¬сти, гибкости и находчивости. Некоторые из последних описаны в литературе 5|.
Большой массовостью отличалась также игра «Урожайная» или «Изобильная». Мальчиков-подростков учили участвовать в игре «пахарей», которая представляла большой интерес и проводилась во время весенней вспашки земли под по¬севы.
Общий характер носили конные состязания. К ним особенно тщательно готовили наездников, начиная с двух-трехлетнего возраста. Мальчикам-подросткам поручалась тренировка коня, включавшая в себя малые заезды, полудневные и дневные пе¬реходы, уход за конем. Например, даже существовала целая «наука», выработанная на протяжении многих столетий истории использования вайнахами лошади.
Тренируя лошадь на выносли¬вость и силу, горцы учили ее преодолевать различные 'Препят¬ствия. Наблюдавший подготовку лошадей Семен Бропевский писал, что «смелые наездники приучают своих лошадей бросаться с утесов и с крутых берегов рек, не разбирая высот оных.

Народная педагогика уделяла внимание условиям и сред¬ствам воспитания. Считалось общепризнанным, что привитие детям нужных качеств должно было начинаться возможно бо¬рее рано («серах ца бина х1оз, хьокхах а ца хилла» — «гни кол, пока хворостина, вырастет — согнуть не сможешь» — в смысле «воспитывать нужно смолоду»).

В семейном и общественном воспитании детей большую роль играли народные певцы, которые хорошо знали историю своего парода, его устные предания, песни, пословицы и по¬говорки. Со званием народного певца связывался идеал спра¬ведливости. Песни прославляли мужество, героизм и ум человека, а также содержали едкие слова по адресу ленивых, нечестных и
трусов. Они имели большое влияние у ингушей. Характерной чертой семейно-бытовых отношений чеченцев и ингушей с древнейших времен являлся обычай глубокого по¬читания родителей и уважения старости. Обычно во всех случаях старший по возрасту говорил первым, молодой человек уступал ему свое место, слушал советы, не садился при старших и т. д. Это положение неоднократно подтверждается многими дореволюционными авторами54. В высшей степени считалось неприличным вмешиваться в разговор старших, громко смеяться в их присутствии, говорить то, что непристойно полу и возрасту, совершить какой-либо невежливый поступок в присутствии родителей (особенно стариков), курить, оговариваться и т. д.

В то же время, вполне оценивая положительные стороны в семейном и общественном воспитании детей у чеченцев и ингушей, следует указать и на его отрицательные стороны, обус¬ловленные патриархально-феодальным бытом семьи и влия¬нием религии, в том числе ислама. Огромный вред воспитанию детей причиняло мусульманство, которое стремилось исполь¬зовать в своих интересах положительные требования народной педагогики. Так, прекрасное чувство уважения к старшим служители ислама стремились использовать для воспитания детей в духе покорности и в духе уважения к деятелям религии — муллам^ эксплуататорам-князьям интересы которых защищала мусульманская религия.
Священное чувство — патриотизм, готовность к защите родной земли муллы стремились использовать для борьбы про¬тив иноверцев. При этом подавлялось все, что шло вразрез с догмами ислама: чувства дружбы и братства между народа¬ми, взаимной поддержки и выручки в борьбе против общих врагов.
Тарам - у чеченцев и ингушей невидимые духи-хранители, защищающие своего хозяина от всяческих бедствий. По представлениям чеченцев и ингушей, каждый человек, каждый дом (семья), все природные объекты имеют своего Т.

У ингушей в башнях сверху клался один камень (плита) — называемый КОШ, и копию верхнего этажа родовой башни представлял родовой склеп (по сути дольмен!), в котором вплоть до середины ХIХ века хоронили ЖИВЫМИ! Во всяком случае, считалось большой честью, если старик еще успеет перед смертью попросить: «Отнесите меня туда!», т.е. еще живым. Склеп в отличие от дольмена имел дверь, и умирающего можно было еще дня 3 навещать, но приносить туда пищу или выйти оттуда — было бы позором. Таким образом, галгаи хранили древнюю Ведическую традицию захоронения на несколько тыс. лет дольше, чем славяне — и из них почти 200 лет — уже после принятия ими ислама, несмотря на протесты нового мусульманского духовенства.
Ингуши допускают применение кровной мести к родным братьям, дядям и племянникам убийцы, но исключительно по мужской линии»

Праздник посвящения мужчин:

Основным содержанием данного праздника были: состязания между юношами, испытания на выносливость, силу, ловкость, умение управлять конем, быть остроумным в разрешении мудрых загадок - задач. В активной памяти ингушей весь праздник не сохранился, но элементы еще в начале 20 в. имели место в ингушском обществе.
Перед началом соревнований на склонах гор рассаживались зрители-мужчины, правее - женщины, позади них девушки. Почетные старики-судьи праздника - садились в первых рядах.

В ингушских селениях бывали народные школы по физическому и военному обучению детей. Важной задачей воспитания юношей у ингушей являлась выработка морально-волевых качеств: мужества, решительности, стойкости, отваги, самообладания.
100-летний житель селения Барсуки Эсмурза Куриев в 1940 году рассказывал о том, как его дед, а затем и отец обучали детей физическим и военным упражнениям. Помимо владения верховой ездой и владения оружием, их учили стрелять, совершать многодневные походы. Для этого выбирали ущелье недалеко от реки, и там проверяли их на выдержку. Дети сами добывали себе питание. И начинались дни, заполненные скачкой и рубкой лозы, джигитовкой и стрельбой, лазанием по деревьям и скалам, плаванием и переправой с оружием в руках через горную реку, бегом и прыжками, метанием камня и поднятием тяжести. «Горец должен быть сильным, отважным, ловким, - считали сами горцы. - Умение рубить не топором, а шашкой, уметь стрелять метко и скакать на коне сквозь непроходимую чащу девственных лесов и прятаться в них от врагов. Все воспитание горцев этому и было подчинено», - пишет Н.Семенов.

Ученый-кавказовед Ф.И. Леонтович в своей рукописи «Быт и воспитание горцев» приводит интересные сведения о состоянии физического воспитания ингушей, указывая сложные элементы состязаний. Это могло быть метание камня в цель, толкание на дальнее расстояние, проверка гибкости рук при подъеме камня. Исследователь И. Семенов писал о предмете, который встречался на таких состязаниях: «В местном музее имеются следующие предметы, поступившие в 90-х годах из святилища Маго-ерды: небольшой черный камень, имеющий с одной стороны пять круглых углублений, с другой - два; камень этот некогда служил для испытания зрелости юноши: испытуемый должен был вложить пальцы в углубления камня и поднять его….». Такой камень постоянно хранился в святилище, откуда жрец выносил его только в дни состязаний.
Главным физическим воспитанием детей-горцев было обучение отличному владению оружием, умению выезжать боевого коня, безропотно переносить голод и нужду. Незаменимым физическим упражнением являлось хождение по тонкому бревну, переброшенному через горную реку. Была популярна национальная борьба. Предание гласит, что зародилась национальная борьба ингушей от поединка далекого предка с медведем.

О смелых и отважных мужах слагали песни. Джигиты приводили в восторг зрителей головокружительными кульбитами молниеносной быстроты. Этих мастеров можно было назвать акробатами. Они безукоризненно владели свои тело, выполняя различные трюки и упражнения на полном скаку. Вот что писал очевидец об этом: «Ловкие наездники, имея луч и стрелы наготове, летят на лихих скакунах один за другим. Всадник не управляет поводьями, а только левая нога его остается в седле, а весь корпус держится ниже гривы лошади. Мчась, как вихрь, в этом трудном положении мимо шеста, к верху которого прикреплен кувшин с призом, всадник спускает лук в то мгновение, когда его лошадь на всем скаку равняется с шестом, и пернатая стрела вонзается в столб. Кувшин разбившись, падает иногда к ногам зрителей, а возвращающийся всадник поднимает приз с земли на полном скаку».

Н. Грабовский восторженно описывал один из видов состязаний. Выкапывали яму в земле, в которой помещался баран так, чтобы спина была на уровне земли. Затем на плетень с четырех сторон клали камни, после чего начинались скачки. «Цель этого состязания заключалась в том, чтобы наездник на полному скаку лошади вытащил барана из ямы, поймав за рога. Это было под силу не каждому. К этому виду долго и упорно готовились. Вытащить барана мог смелый, сильный, умеющий хорошо и свободно держаться на лошади наездник». Точа Дзарах из с. Фалхан исправно мог выиграть такое состязание. Часто случалось, что вытащить барана не удавалось никому. Тогда хозяин устраивал простые скачки или джигитовку.
Всадники в любом положении на коне производили выстрелы по мишеням: из-под живота коня, сбоку, а также свесившись с седла. Наездник мог безукоризненно координировать движения, выполняя головокружительные трюки на полном скаку. Всадник с увлечением показывали искусство владения конем. «Они бросали лошадей с места в карьер, мгновенно осаживали их и, подняв на дыбы, вихрем неслись в обратную сторону. Многие на скаку вскакивали мчались стоя. Иные, спрыгнув на землю, снова прыжком садились в седло».
Tags: ингуши, русские, славяне, спартанцы, чеченцы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments