Дагот Ур (akievgalgei) wrote,
Дагот Ур
akievgalgei

Categories:

В КРУГУ ЗЛА

Мы уже можем суммировать некоторые характерные признаки культа Верховного Существа и атрибутов-символов этого культа — Солнца, Огня и Камня. Кроме того, в общих чертах нам известен и облик той «человеческой элиты», которая сотворила этот культ — жрецов, шаманов, колдунов, «мастеров».
Огонь, высекаемый посредством удара камня об камень, стал первым «богом» этой сатанинской религии. Связь между огнем и камнем была прямой и очевидной. У этнографов XIX столетия оказалась уникальная возможность убедиться в этой связи на тихоокеанском острове Фануа-Лоа, открытом американцами 29 января 1841 года.
Высадившись на берег, американцы вскоре пришли в удивление — они соприкоснулись с единственным на земном шаре племенем, не имевшим ни малейшего понятия об огне. Туземцы ели все в сыром виде. Нигде не было следов очага или золы. Ученые стали искать объяснение этому поразительному факту и, исследовав остров, нашли его — на всем острове не было ни одного камня, он целиком был сложен из кораллов. Этим и объяснялось то, что аборигены Фануа-Лоа не имели огня.
Огонь, Камень, Солнце. Мифологическая связь этих объектов отражает древнейшую технологию высекания огня из камня, так объясняя это чудо: огонь небесный, Солнце, оплодотворяет камень (скалу) лучами или молнией. Камень зачинает в своем лоне огонь. Мастер-жрец устраивает «роды» огня, высекает его. Мы постарались показать это мифологизированное восприятие чуда появления огня из камня на многих примерах, в том числе и через нартовский эпос.
Конечно, эта древняя религия могла и не стать формой сатанизма, если бы не два обстоятельства среди многих прочих. Во-первых, огонь имеет двойственную природу, о которой уже неоднократно говорилось. В нем слились две антитезы, две противоположности добра и зла, тепла и ожога, жизни и смерти, света и копоти. Во-вторых, творцы этого культа были, как мы попытались показать, необычайно развращенными людьми, душевнобольными, ущербными калеками, страдающими различными комплексами. Именно эти люди, обслуживающие огонь и его культ, и придали Верховному Существу черты богодьявола, мужчино-женщины (андрогина), пожирателя людей и их благодетеля одновременно. Так появилось то, что мы называем язычеством.
Если читатель сам займется изучением культа огня у различных народов, он откроет для себя множество любопытных вещей. Вайнахи, к примеру, уже не будут удивлены тем, что в их языке слова цIура, цIухIар, кал-цIола, связанные с наименованием огня (цIе) означают «евнух», «гомосексуалист», «гермафродит». Все эти слова — древние термины, которыми называли жрецов огня. Не удивит вайнахов и то, что слово цIет (обычно отрубленная голова или рука врага) имеет связь все с тем же огнем, а слово тIом (война) произведено от «камня» (тIо). Мы уже видели, что Верховные Существа являли собой не только богов огня, солнца и камня, но и войны, военных завоеваний с массовым уничтожением («жертвоприношением») людей.
Символы Верховного Существа, их материальные атрибуты (мечи, чаши, серпы, пирамиды, молоты) — все дожило до наших дней, вошло в геральдику и гербы. И не нужно думать, что это случайность. Это — эстафета «посвященных», эзотеристов, связь поколений элит.
В культе Верховного Существа проступают явственные черты какого-то сатанинского «однобожия». Мы видели эти черты у древних ассирийцев, евреев, финикийцев, ацтеков, инков и т.д. Отчетливо прослеживаются они и в религии древних египтян. Откуда же тогда в язычестве, в культе Верховного Существа, взялось многобожие?
Но, в сущности, все языческие боги представляют собой не более чем эманации (перевоплощения), или эпитеты главного божества типа Яхве или Ашшура. Иногда боги — дети, младшие родственники или, попросту говоря, слуги Верховного Существа. Но даже такое дробление было предназначено лишь для непосвященных, профанов. Что касается «посвященных», вступавших в мистерии (древние духовные ордена), то после соответствующих подготовительных процедур с использованием наркотических, одурманивающих веществ и развращающих действий, им сообщали «страшную тайну» — бог один и все остальные боги и богини есть лишь образы двуполого богодьявола — Верховного Существа.
О многих этих вещах мы еще поговорим в дальнейшем, а пока остановим внимание на мистериях и закрытых тайных обществах древних элит.

2
Поверхностное определение мистерии — это инсценировка мифа, его повтор в действиях персонажей. Однако это лишь одна, не самая главная сущность мистерии. Посвящаемые в мистерии люди подвергались целенаправленной психической обработке при помощи набора хорошо отточенных приемов и процедур. Это — первая ступень посвящения и на этом этапе в человеке раскрепощались все его темные, звериные инстинкты, сокрушались все нравственные препоны. Достигалось это элементарно — с помощью алкогольного и наркотического опьянения, гипнотического внушения и окружением посвящаемого такой обстановкой, в которой царят разврат и убийство. Мэнли П. Холл пишет:
«Египетские жрецы открыли много растений, вытяжка из которых вводила людей в состояние, в котором они могли прорицать, что использовалось во время обрядов посвящения в Мистерии. Кандидату иногда в пищу подмешивались наркотические вещества, или же ему предлагался яд, природа которого ему тщательно объяснялась. Вскоре после его принятия неофит (новообращенный — авт.) чувствовал головокружение. Ему казалось, что он летит сквозь пространство, в то время как его физическое тело было абсолютно нечувствительно… Кандидат проходил в таком состоянии множество самых странных испытаний, о которых он не помнил после того, как приходил в себя. В свете нынешнего знания трудно себе даже представить, что посредством запахов, нескольких глотков испарений благовоний, можно было вызвать любое видение и поведение, и все же этим искусством владели жрецы языческого мира… Некоторые из менее важных секретных формул попали в руки профанов, извративших их, и, как в случае Вакханалий, наркотики стали смешиваться с вином и давали начало самым настоящим оргиям». {244}
И вот как описывает эти оргии писатель И. А. Ефремов:
«Разве не слышала ты о бассаридах — опьяненных священными листьями полубезумных женщинах Тессалии и Фракии, в своем неистовстве раздиравших в клочья ягнят, козлят, детей и даже мужчин. Женщины бесились, размахивая пихтовыми ветвями, обитыми плющом — знаком Артемис или Гекаты. То же было и в Афинах на Ленеях — празднестве „диких женщин“, в дни зимнего солнцестояния месяца Посидеона…» {245}
Если кого-то не устраивает художественное описание вакханалий, можем предложить и научное. Оргии в честь Диониса (Вакха) в научном описании выглядят еще более отвратительно:
«Самой выразительной чертой его (т.е. Диониса — авт.) культа была роль, которую играла страсть к женщинам и его оргиастический характер. Вакханки действовали в состоянии экстаза, отправлялись на холмы и в леса с факелами и палками; они убивали и разрывали на части встретившееся животное и съедали сырое мясо. Женщины в состоянии экстаза расчленяли собственных детей…» и так далее. {246}
Этот «экстаз» и есть то раскрепощение диких инстинктов человека, о котором мы говорили. Впадение в животное состояние, в котором все дозволено — необузданный разврат, убийство, людоедство, включая поедание своих собственных детей. Мы должны помнить, что это — подражание богам, сотворенным, в свою очередь, древними дегенератами. Это и есть постоянно замкнутый круг зла, когда первоначально запущенное безумие неизбывно возобновляется в служении культу сатанинского Верховного Существа.
Иисус Христос (мир ему) так назвал дьявола: «лжец и отец лжи». И поэтому в «мудрых» книгах эзотеристов вы встретите умилительные трактовки посвящения в мистерии. Там и «очищение души», и «постижение тайн бытия», и тому подобное. Во все это может поверить только простак. Несмотря на явный избыток цитат, приведем еще одно описание мистерии, на этот раз в Африке, чтобы читатель сам увидел это «очищение души». В данном случае перед нами мистерия тайного общества Шакала (сие животное, как уже отмечалось, в Африке считалось покровителем колдунов):
«Члены племени, образовав круг, пили какое-то варево, приготовленное колдуном, и, по мере того как они поглощали напиток, ритм барабана становился все быстрее…
Танец все ускорялся, и вот нгомбо (колдун) завел песню, похожую на заклинание. Пение закончилось пронзительным криком, похожим на крик шакала, в ответ из леса раздались завывания, принадлежавшие, по-видимому, людям. Голоса выступали один за другим, и вся ночь наполнилась этими дикими воплями…
Танец прекратился только тогда, когда нгомбо упал на землю не то от усталости, не то под воздействием выпитого им снадобья. Тогда в круг вошли несколько мужчин и женщин, начавших свой новый танец.
То была самая неприятная часть ритуала. В танце они рычали, бросались друг на друга и в конце его перешли на четвереньки и стали, как животные, обнюхивать друг друга. Вдруг что-то темное влетело в их круг — сначала я подумал, что это кто-нибудь из танцоров, но потом понял, что это настоящий шакал. Он бегал среди танцующих, рыча и кидаясь на них.
Все это кончилось дикой оргией». {247}
Вот такое «очищение души» и «постижение тайн бытия». Полное, почти биологическое низведение человека на животный уровень, вытравление из него всех человеческих качеств, понятий морали. Да, это «очищение души», но душа «очищается» не от грязи и мерзостей, а напротив, от всего высокого, чистого. Божественного.
Еще мадам Блаватская, смягчая некоторые острые моменты, подмечала, что ритуалы посвящения необычайно сильно выявляли в человеке все низменное, все его скрытые пороки и влечения. Происходит это взрывообразно и затем это состояние, многократно и целенаправленно возобновляемое специальными процедурами, закрепляется в человеке, делая его сознательным адептом темного культа.
Затем новообращенный начинает свою карьеру внутри ордена (мистерии), поднимаясь со степени на степень. В различных эзотерических обществах этих степеней насчитывается, как правило, от 7 до 33. Одновременно с продвижением к иерархическим высотам человек, вступивший в орден, получает знания о методах воздействия на психику неискушенных людей, о свойствах различных биоактивных препаратов, о рецептах тайной медицины, о способах оказывать влияние на правителей, о том, как можно взбунтовать людей и о многих других практических путях к власти над людьми и обществом.
Мы уже видели на примере «фетальной медицины», как эти древние методы, сбросив с себя мистический камуфляж и облекшись в научные покровы, вернули человечество к массовому легальному людоедству. Из различных, заслуживающих доверия публикаций мы узнаем о применении спецслужбами различных стран психоактивных препаратов (типа ЛСД и др.) для управления поступками и даже мыслями людей. Эти приемы не новы, они лишь развиваются и совершенствуются в современных секретных лабораториях, но истоки их столь же стары, как и тайные закрытые общества посвященных (эзотеристов).И, тем не менее, человеческие жертвоприношения сопровождались у тех и у этих совершенно одинаковыми ритуалами и обрядами: вызывание демонов флейтами и трубами, запрет женщинам смотреть на священные музыкальные инструменты, нарушение которого каралось смертью, обязательное надевание на участников этих мистерий страшных масок из дерева или кожи и вынесение «хоругвей Солнца» с изображенными на них черепами, которые занимали центральное место во всем действии.
В Африке подобные ритуалы оформлялись точно так же: трубы, запрет женщинам смотреть на них, уродливые маски, человеческие жертвоприношения и т.д. Милослав Стингл, чьей работой мы широко пользовались, все эти трубы, флейты, маски, человеческие головы и диски солнца, сопровождавшие обряды человеческих жертвоприношений, описывает буквально с первых до последних страниц своей книги, посвященной инкам и их предшественникам в Перу. Как мы помним, такие же «пляски демонов» со всей этой сатанинской музыкой сопровождали человеческие жертвоприношения у финикийцев и карфагенян — мы уже описывали их в VI главе. Эти трубы, которыми пользовались древние евреи при своих жертвоприношениях, мы встречаем и в Ветхом Завете, особенно в «Книге Иисуса Навина» (иерихонские трубы). «Тирренские горны» древних римлян, на которых играли перед гладиаторскими боями — те же «трубы», а сами эти бои являлись ритуальным умерщвлением пленников в честь бога Сатурна в дни зимнего солнцестояния. Впрочем, жертвы Сатурну приносились не только на арене цирка, но и в храмах, и особенно этот бог любил полакомиться детьми.
Изображение человеческих черепов на «солнечных хоругвях» (само славянское слово «хоругвь» связано с иранским «хоре» — солнце), наконец-то, объясняет нам особенное пристрастие жрецов Верховного Существа к этой части человеческого тела в Америке, Океании, Ассирии, Иудее и т.д. Отсюда тамплиерско-масонское почитание символа Мертвой Головы и его отождествление с образом Солнца (Верховного Существа). Отрубание пленникам кистей рук (в Иудее, Ассирии, Америке, Африке, Океании и т.д.) — действие аналогичного порядка. Об этом свидетельствуют многочисленные изображения «солнечных дисков» (Атон) в древнем Египте. Солнечные лучи на этих изображениях заканчиваются кистями человеческих рук, а сама рука с растопыренными пальцами символизирует расходящиеся лучи солнца. Достаточно добавить в этот ряд масонский символ человеческого глаза внутри парящей в небе пирамиды, окруженной солнечными лучами (посмотрите на доллары, у кого они есть), чтобы понять, почему пленным, приносимым в жертву, отрубали головы и кисти рук и выкалывали глаза — вспомните казни ассирийцев и израильтян. Кстати, масонское «око» в арабских странах помещается внутрь не пирамиды («камня»), а человеческой ладони с растопыренными пальцами — это равнозначная символика «солнца». Ладонь с глазом в центре — исмаилитский знак. Читатель увидит этот символ прямо на обложке уже использованной нами книги М. Родионова «Голубая бусина на медной ладони».
Вспомним еще раз и вайнахский термин цiет (связанный с огнем — цiе), которым обозначались отрубленные у врагов головы и руки. В самом названии этих «трофеев» явственно проступает божество, которому они посвящались и которое символизировали.Говоря о «кормлении богов» человеческими жертвоприношениями необходимо помнить, что для язычников никогда не являлось принципиальной разницей, кто потребляет жертву — бог или его служитель-жрец. То, что поглощал жрец, считалось съеденным божеством, чей культ тот обслуживал. «Ригведа», например, указывает это совершенно недвусмысленно: «…для всякого, кто знает Веды, нет разницы между -огнем и брахманом».
В секретных обществах древности, в которые входила не только жреческо-шаманская элита, но и в обязательном порядке вовлекались правители и вожди, отождествление богов с их служителями являлось самоочевидным и не подлежало никаким сомнениям. В Африке многочисленные тайные ритуальные союзы (Шакала, Крокодила, Гиены и т.д.), своих богов всегда кормили «через себя». Члены этих союзов, облекшись в соответствующие маски, по ночам выходили на человеческую охоту, причем съеденными оказывались как представители соседних, так и их собственных племен. Иногда эти колдуны-людоеды проявляли своеобразное «остроумие» в этих промыслах. Так, в некоторых местах Африки использовались даже примитивные «подводные лодки», сделанные в форме гигантских крокодилов (общество Крокодила). Причем, «головы» этих сооружений устраивались таким образом, что у них двигались «челюсти» и те, кто находились внутри, могли манипулировать ими, воспроизводя действия настоящих живых крокодилов. Однако, там, где в Африке появлялись государства, обходились без подобных ухищрений. Например, в королевстве Дагомеи на ежегодных празднествах «со-мин» члены общества Леопарда, находящиеся у власти, пригоняли на площадь столицы Абомеи сотни людей, и после ритуальных плясок, в которых мог участвовать и король, рубили им головы на виду у многочисленных зрителей.
Часто члены тайных обществ пользовались для людоедства и другими способами. Например, американские индейцы, жители Океании и некоторых других регионов были буквально оплетены системой различных запретов (табу), нарушение которых влекло немедленное умерщвление с поеданием. Разумеется, запреты устанавливались шаманами и колдунами и известно множество фактов, когда «представители богов» сами провоцировали нарушения запретов, чтобы иметь легальный повод сожрать соплеменников. Чаще всего в эти ловушки попадали молодые, красивые девушки. Подобные примеры читатель найдет на страницах используемой нами книги Ю. Е. Березкина.
Что касается сексуальной характеристики всех этих тайных жреческо-шаманских обществ, то мы можем ограничиться обобщающим выводом, сделанным специалистами-психиатрами: «Сам по себе шаманский комплекс и сходные культурные комплексы, например, в тайных мужских союзах, замкнутых группах, не могут быть вообще устойчивыми, если не содержат элементов гомосексуального поведения». То есть, гомосексуализм не только свойство всех этих обществ, но и главное условие их сплоченности, их функционирования.
Подробнее о «шаманском комплексе» мы писали в предыдущей главе и читатель, вероятно, помнит, что гомосексуальная «юная смена» подготовлялась служителями языческих культов еще в утробах матерей. Добавим только, что операции по перемене пола человека (трансвертные операции) проводились и над взрослыми людьми. Вот как описывается эта процедура:
«…Казалось, что все религиозные обряды ацтеков и майя были рождены в мозгу безумца, одержимого жаждой крови. Там было все — от человеческих жертвоприношений и до обрядового каннибализма.
Жрецы майя называли себя сынами солнца. Но прислужников они выбирали себе из простых смертных, что считалось большой честью. Однако этой почести счастливые избранники боялись почти так же, как жертвенного ножа. Торжественный обряд посвящения в сан прислужника заключался в том, что с помощью каких-то варварских операций из мужчин делали женщину. Этих злосчастных прислужников испанцы называли мухерадо, от испанского корня „мухер“, то есть „женщина“». {262}
Термин «мухерадо» почти идентичен термину «анареи» (немужчины), которым обозначались иранские жрецы культа огня и тем вайнахским терминам, обозначающим одновременно евнухов и гомосексуалистов, а также жрецов огня (см. начало данной главы). Об этих же извращенных нравах свидетельствует тот факт, что «женщины никогда не допускались в Митраистский Орден, но туда допускались мальчики задолго до наступления зрелости». Об этом боге известно, что «Митра, возникающий из камня, есть просто солнце, встающее над горизонтом». Земные воплощения солнца, фараоны древнего Египта, «которые носили хвост Львицы или Коровы сзади, были мужчинами спереди и женщинами сзади», хо есть «священными» гомосексуалистами.
Конечно, сексуальные ориентации «элиты» нельзя считать исключительно однополыми, так как ее представителям был свойственен и обычный, тривиальный разврат, который превратил языческие храмы в легальные публичные дома; там, впрочем, все делалось не за плату, а на «энтузиазме». В нашумевшей книге Л. Л. Иванова эта «свободная любовь» описывается в следующих выражениях: «Боги и богини древности, надо отдать им справедливость, не отличались целомудрием и мало чего стеснялись… Почему же человеку, созданному по их образцу и подобию, не следовать божественным примерам? Сперва жрецы, эти высшие прелюбодеи, а затем и граждане всех рангов и положений стали искать любовных утех у алтарей, посвященных Афродите, жрицы которой не имели права отказать им в этом. Таким образом было положено начало культу богини любви, превратившему храмы в дома терпимости». Вспомним, что «богини любви» во всем древнем мире являлись покровительницами не только храмовой проституции, но и «священного» гомосексуализма.
Чтобы выявить полную картину сходства богов и прислуживающей им «элиты» нам осталось найти среди последней признаки «священного» инцеста, кровосмесительства. Общеизвестно, что на родных сестрах женились «сыновья солнца» — инкские короли и египетские фараоны. Но эти два примера — лишь незначительные фрагменты во всеобщей мозаике языческого кровосмесительства. Так, браки*на сестрах были широко распространены среди вождей племен Океании, объяснявших европейцам этот обычай своим стремлением сохранить «чистоту крови». Брахманы в Индии (чье название происходит от имени двуполого Брахмы, женившегося на своей дочери), маги в Иране (чьим «идеальным» прототипом считался похожий на Брахму Ахурамазда), жрецы-кецалькоатли в Центральной Америке (взявшие свое название от имени бога Кецалькоатля, согрешившего со своей сестрой) и т.д. усиленно воспроизводили нравы своих высших покровителей, богов-кровосмесителей.
Женились на сестрах цари-жрецы в Финикии, хеттские цари заботливо выдавали своих дочерей замуж за своих же сыновей, иногда и против воли последних. Инцест иранских царей был обыденным явлением вплоть до принятия в этой стране Ислама.
Некоторые египетские фараоны, вступив в обычный брак со своей сестрой, не ограничивались этим и шли в кровосмесительстве гораздо дальше требуемого. Так, один из фараонов, Аменхотеп III, был женат сразу на нескольких своих дочерях и усиленно разглашал эту связь в своих надписях и изображениях. Известны были в древнем Египте и фараоны-гермафродиты. Так, одна из предшественниц Аменхотепа III, царица Хатшепсут, свергнувшая своего брата-мужа фараона Тутмоса III (дедушка Аменхотепа III), приказывала обращаться к себе в мужском роде и изображалась с бородой. Стоит добавить, что эти два фараона довели культ солнца до такой степени почитания, что в истории Египта их превзошел только Эхнатон, внедривший в годы своего правления «однобожие» солнца, то есть сделавший «тайну» жрецов всеобщим достоянием, за что, кстати, и поплатился.
Таким образом нравы богов-убийц, людоедов, распутников, гомосексуалистов и кровосмесителей в точности воспроизводились земной элитой и считались одним из признаков, отличавших представителей этой элиты от простых людей.
Повторим для себя: свихнувшиеся дегенераты породили во тьме первобытных пещер культ Верховного Существа (Огня, Солнца, Камня) и затем сам этот культ с неизменным постоянством, притягивал к себе и воспроизводил таких же безумных выродков, захвативших власть над всем человечеством. И об этом «кольце зла», к сожалению, не приходится говорить в прошедшем времени…

5
Наши сопоставления не будут полными, если мы не затронем еще один аспект культа Верховного Существа — то, что с некоторой условностью можно обозначить как империализм. Мы уже видели, как Яхве у евреев и Ашшур у ассирийцев в дошедших до нас источниках неизменно являются инициаторами завоеваний соседних территорий, с порабощением и уничтожением побежденных народов. Эти походы служили, с одной стороны, доказательством покорности царей и вождей воле Верховных богов, и, с другой стороны, уничтожаемые люди и города преподносились как жертвы тем же богам. Развив эти древние представления до их логической завершенности, мы придем к поразительному выводу — армии снаряжались в завоевательные походы для обеспечения богам непрерывных и массовых человеческих жертвоприношений. В таком выводе не больше радикализма, чем в марксизме, который любое «шевеление» в истории объяснял сугубо материальными потребностями «классов», ставя религию в прямое подчинение этим потребностям.
Манию «избранничества» мы находим не только у иудеев. Каждый народ (и не только древний), расширяя свои границы и порабощая другие народы, через свою жреческую или интеллектуальную элиту провозглашал, что это — какая-то «миссия», какое-то «предназначение». Вначале эта «миссия» формулировалась как служение приказам Верховного Существа (Ашшура, Яхве и т.д.). Затем — какой-то «идее». И там, и здесь — «жертвы на алтарь».
Инки, у которых идея империи, порабощения и ассимиляции других народов, была выражена очень сильно, обращали к Верховному Существу такие молитвы:
«О, Солнце! Ты повелеваешь, чтобы были Куско и Тампу, сделай, чтобы дети твои там могли завоевать все другие народы. Мы просим тебя, чтобы дети твои инки всегда были завоевателями, так как ты их создал для этого». {276}
«Так как ты их создал для этого». В этих словах — непоколебимая, религиозная вера в изначальную имперскую миссию инков, они даже сотворены с одной лишь целью — завоевывать другие народы, порабощать их, приносить их в жертву богу Солнца, Верховному Существу.
Такая вера ничем не отличается от тех внушений и законов левитов, приписанных ими для вящей авторитетности пророку Моисею (мир ему), которые составляют постоянный рефрен Ветхого Завета — весь мир и все народы сотворены как добыча «избранного» народа и малейшая милость к ним есть великий грех перед Яхве.
А вот молитва, составленная «богоизбранными» брахманами: «Избавь нас от бед! Да победим мы священными стихами тех, которые не знают святых песен! Огличи арийцев от дасиев (местное население, завоеванное индо-ариями — авт.), накажи тех, которые не соблюдают священных обрядов, подчини их приносящему жертвы… Индра подчиняет нечестивых благочестивым и истребляет неверующих руками верующих».
Подлая молитва, не правда ли? Вначале Брахма (то же Солнце) должен «отличить» ариев от дравидов, то есть отгородить их от последних, а затем Индра, подручный Брахмы, должен помочь в истреблении «неверных», которые достойны не «перевоспитания», а лишь умерщвления.
Александр Македонский, в приказном порядке заставивший считать себя сыном Зевса, неоднократно подчеркивал, что его походы есть выполнение божественной воли и подражание деяниям «солнечных богов», его родственников — Диониса и Геракла.
Короли Дагомеи свои завоевания объясняли «последней волей» обожествленного основателя династии короля Дако. Каждый новый король, исходя из этой «божественной» воли, должен был «оставить Дагомею большей, чем ее принял». Выполнение этой воли позволяло «черным королям» не только приносить регулярные многосотенные человеческие жертвоприношения, но и сбывать тысячи и тысячи пленных европейским работорговцам для перепродажи в Америке.
Логическим завершением практики «завоеваний для жертвоприношений» нам представляется уже описанный в VII главе случай, когда ацтеки и их союзники, потерпев поражение в своем походе за живой добычей, договорились начать войну «понарошку» между собой, и затем принесли в жертву «Солнечному Камню» 1100 пленных — своих собственных соплеменников. Впрочем, в той же Америке, в южной ее части, были известны племена, которые постоянно кочевали по континенту, проходя тысячи километров, с одной лишь целью- захватывать как можно больше пленных и приносить их в жертву своим богам (то есть, попросту съедать их). Таковыми бродягами-людоедами, наводившими ужас даже на инков, рисуются, в частности, тупигуарани.Человек, восприняв «имперское мышление», перенял всего лишь явление природы, заменив соперничество видов соперничеством этносов. Впрочем, как это основательно доказал Л. Н. Гумилев, и этнос представляет собой явление природы, то есть явление надрассудочное, биологическое. Поэтому империализм этнический есть всего лишь отражение видового империализма; механизм расширения, перенесенный из мира природы в мир людей. Это — инерция животного мира, ворвавшаяся в мир людей, сокрушая на своем пути все нравственные императивы и заповеди Творца. Но ведь Сатана его адептами и представлен как «царь явлений природы». В одном из масонских гимнов присутствует такое определение: «ты, Сатана, не отступай назад! В никогда не отдыхающей материи ты. Солнце живое, царь явлений природы…»

7
В мире людей также существует механизм, уравновешивающий имперские захваты, и, возможно, в дальнейшем мы поговорим о его свойствах и содержании. Пока же, в очередной раз констатируем, что сатанизм в любой его упаковке есть дублирование природных явлений, превращаемых в законы человеческой жизни, высвобождение животных инстинктов, присутствующих в человеческом подсознании и запертых там рассудком, различением, нравственностью. Для высвобождения этих инстинктов сатанисты сокрушают в человеке сознание, делая его безумцем; сокрушают различение, чтобы человек потерял нравственные ориентиры, данные ему Всевышним; сокрушают саму нравственность, подменяя се пороками. Это — работа Сатаны.
Примеры «имперского сатанизма» можно продолжать и продолжать, но и приведенных хватит для того, чтобы видеть ясно истоки «имперского мышления». Современные идеологии, оправдывающие существование империй, отличаются от своих людоедских истоков не больше, чем дарвинизм — от культа Мертвой Головы, фетальная медицина — от пожирания в «оздоровительных целях» детской крови и плоти; диалектика — от культа Верховного Существа; то есть, отличаются лишь терминологией и наукообразностью. Возможно, жители Чечни, задумываясь о многих вещах, как-то пропускают мимо сознания тот факт, что десятки тысяч их соплеменников уже принесены в жертву и ежедневно продолжают приноситься — на алтарь «Конституции РФ», то есть какой-то идеи «неделимости». Эта бумага (конституция), к сочинению которой чеченцы имели не большее отношение, чем к составлению законов Хаммураппи, через десяток лет будет пылиться в архивах, как и все конституции, ей предшествовавшие.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments