Дагот Ур (akievgalgei) wrote,
Дагот Ур
akievgalgei

Categories:

Солнце, Огонь, Камень

Если нартовские сюжеты, дошедшие до нас, и не являются религией в полном смысле этого слова, то они, бесспорно, представляют собой мифологизированный пережиток древней религии многобожия. Для того, чтобы в этом убедиться, достаточно ознакомиться с текстами различных национальных версий эпоса. Мы увидим, что судьба и деяния нартов тесно и неразрывно сплетены с судьбами языческих богов: боги часто являются предками нартов и сами нарты способны совершать чудеса, доступные лишь богам. В частности, нарты могут оживлять умерших, путешествовать в загробный мир мертвых и возвращаться обратно в мир живых, воздействовать на различные стихии, обращаться в животных, а при случае могут поколотить богов и даже нанести им тяжелые увечья.
Типологически нарты близки к греческим титанам, предшественникам олимпийских богов, свергнутым последними в подземный Тартар. Нарты таким же образом гибнут в борьбе с богами и низвергаются в «подземелье» или в «подземные пещеры» и при этом по крайней мере один из них, (Сосруко, Сеска-Солса), не гибнет, будучи бессмертным.
Знаменитый французский ученый Ж. Дюмезиль в одной из своих работ, посвященных нартам, пишет: «…вопреки тому, на что я некогда отважился в заметках, приложенных к моим „Сказаниям о Нартах“, ни Батраз, ни Сослан — не древние боги, спустившиеся в ранг сверхлюдей. Это не своеобразные Арес, Аполлон или Геркулес, возобновившие, продолжившие на земле ту деятельность, которую из-за религиозных революций им не удалось по-прежнему вершить в родном нездешнем мире. Оба они — вернее, их предшественники под другими именами — всегда были… обыкновенно сильными людьми прежних времен…» Однако в дальнейшем Ж. Дюмезиль вновь опровергает сам себя, подробным образом описывая существующий и поныне у осетин и абхазо-адыгов культ Сослана (Сосруко, Созырыко), в котором содержатся разработанные до тонкостей ритуалы и даже мистерии, о чем мы еще поговорим в дальнейшем.
«Обыкновенно сильные люди» не совершают те сверхъестественные чудеса, которые по силам нартам, и им не поклоняются, ожидая от них благоприятного вмешательства в земную жизнь. Таким отношением пользуются лишь сверхсущества, то есть боги. Поэтому нартовский эпос представляет собой не просто итог поэтического творчества кавказских народов — перед нами опоэтизированные сюжеты, обряды и ритуалы древнейшей религии.
Ж. Дюмезиль подчеркивает, что Сослан (Сосруко, Сеска-Солса) является нартом «самым значительным и самым популярным на всем Северном Кавказе»., Он — центральный герой всей Нартиады и французский ученый связывает его с Солнцем. Связь Сослана с Солнцем настолько очевидна и подкреплена столь многими характерными чертами, что нет ни одного ученого, занимающегося нартовским эпосом, который бы отвергал эту связь.
В этом ряду вайнахский вариант — самый лаконичный:
«Одна девушка доила коров; близ того места, где она доила, был синий камень. Один молодой человек, любивший эту девушку, сел на этот камень и, глядя на нее, пришел в возбуждение, отчего с ним произошло что-то, и от этого в камне образовался зародыш Сеска-Солсы. Об этом знала святая женщина Села Сата; она пошла, разбила камень и взяла оттуда Сеска-Солсу». {9}
Несмотря на некоторые разночтения во второстепенных деталях, все национальные версии нартовских сказаний указывают на то, что «солнечный герой» чудесным образом рождается из камня. Причем, в кабардинском и осетинском вариантах усиленно подчеркивается «огненная» природа героя. Рассмотрим пока взаимосвязь этих трех субстанций — солнца, камня и огня, так ярко проявляющую себя в едином образе «солнечного героя» в нартовском эпосе.
В самых разных частях планеты археологи обнаружили и продолжают обнаруживать огромное количество каменных орудий, предназначенных для труда, войны и охоты. Древние люди развернули целую каменную индустрию и нет никаких сомнений в том, что до появления и широкого применения в обиходе металлов, камень являлся главным и универсальным материалом, с помощью которого человек обеспечивал свою жизнь.
Когда мы говорим «камень» применительно к материалу, из которого древние люди изготовляли свои орудия, следует сказать, что речь идет преимущественно о кремне. Кремень — это очень твердый, но ломкий камень, встречающийся повсеместно в меловых и известняковых отложениях. По своему химическому составу он является кварцем с микрокристаллической структурой. Это значит, что кремень можно раскалывать в любом направлении и придавать ему желательную форму, что и обусловило его широкое использование.
У кремня есть еще одно характерное свойство, менее присущее другим породам минералов — при ударе по нему твердым предметом, скажем, тем же камнем, высекается яркий сноп искр. Именно из-за этого своего свойства кремень до сих пор используется в зажигалках. И за сотни тысячелетий «каменного века» люди, конечно же, не могли не научиться зажигать огонь с помощью кремня — ведь они постоянно ударяли по нему, производя свои рубила, топоры и наконечники копий.
«Открытие того, — пишет специалист по культам, — что ударом камней друг о друга можно получить огонь, привело к почитанию камня. Но новые горизонты, связанные с использованием огня, породили культ огня через культ камня. Темный, холодный Отец, камень, порождает из себя яркое сияние — Сына, и новорожденное пламя, замещая своего родителя, становится наиболее впечатляющим и таинственным из всех религиозно-философских символов, прошедших через века и доживших до наших дней».
Вспомним, что и в нартовских сюжетах, которые мы приводили выше, ребенок, появившийся из камня, имеет черты огня. В кабардинском варианте про камень и про ребенка, извлеченного из него кузнецом Тлепшом, говорится в обрамлении таких описательных эпитетов: «горячий»; «раскаляющийся»; «пылающий огнем»; «огненный камень»; «пылающий камень»; «пылающий ребенок»; «прожигающий» и т.д. Эпизод закалки Сослана в осетинском эпосе столь же характерен — «пламенеющие угли», «раскаленный Сослан» и т.п. К новорожденным героям применена вся гамма признаков, которые только возможны при описании огня, пламени. И тут же, в самих сказаниях, дается этимология их имен, совпадающая по смыслу: Сосруко — «Сын Камня» и Сослан — «из утробы камня рожденный». Иными словами, перед нами образ огня, появившегося из камня.
Культ огня, обожествление огня… Чеченский язык сохранил в себе отпечаток зарождения этого древнейшего культа. «Алу» по-чеченски «огонь». «Эла» (в диалектах «алу», «аьли» и т.д.) — «владыка», «повелитель», «господин». «Повелитель — Огонь», «Господин — Огонь», «Владыка-Огонь».
У «огня земного» — пламени, есть аналог — «небесный огонь», то есть Солнце. Связь «огня небесного» и «огня земного» глубоко подчеркнута в древних религиях и мифологиях и вполне обоснованна логикой восприятия. Н. К. Рерих, со свойственной ему мистической аллегоричностью, так передает связь Солнца с земным огнем: «Дух Земли, вращающий и охраняющий наш земной шар, сказал Духу Солнца: „Владыка Лика Блистающего, дом мой пуст… Пошли сынов твоих населить Землю!“ Сказал Дух Солнца, Владыка Лика Блистающего: „Я пошлю тебе огонь…“». Огонь здесь как бы «сын Солнца», спустившийся на землю.
Трудно перечислить все качества Солнца, которые делали дневное светило в глазах наших предков достойным поклонения и обожествления. Во всей видимой вселенной ничто не могло сравниться с Солнцем по глубине впечатлений, производимых на человеческие умы. От Солнца нисходит животворное тепло, необходимое для существования людей, животных и растений. С Солнцем связана извечная смена дня и ночи, природных циклов и времен года. Все сущее на земле подчиняется Солнцу, сообразуетсяч; ним и обретает бытие благодаря ему. Солнце — олицетворение чистоты, эманация Света, антитеза Тьмы, увядания, смерти. «Поклонение солнцу, — отмечает М. Холл, — было одной из самых ранних и наиболее естественной формой религиозного проявления».
Изыскания археологов подтверждают это мнение. Поклонение Солнцу, как древнейшая форма религии, выявляется даже среди неандертальцев, которые хоронили своих умерших сородичей головами в сторону востока. Иногда могилы неандертальцев оказывались забросанными охапками цветов, а трупы окрашены красной охрой, символизирующей огонь, кровь, жизнь. Сам факт, что неандертальцы хоронили соплеменников, соблюдая при этом какие-то ритуалы, свидетельствует о вере в загробную жизнь, а такая вера не могла быть безмолвной; она должна была сопровождаться описаниями «пути в страну мертвых», различных аспектов «загробного существования» и т.д. — без «описательной стороны» любой культ бессмысленен и, более того, невозможен. Следовательно, у неандертальцев должно было существовать что-то наподобие мифологии, которая есть словесное объяснение ритуалов и обрядов.
С эпохи ориньяк (30–18 тысяч лет назад), когда землю уже заселяли люди современного типа, кроманьонцы, древний похоронный обряд дополняется полной или частичной кремацией (сжиганием трупов), наряду с которой существовали и погребения «в камне» — то есть трупы или обкладывались камнями, или для них вырубались чашевидные ямы в скале. Захоронения в недрах скал по времени намного древнее кремации, но «моложе» погребений с ориентацией на восток, в сторону восходящего Солнца.
Подытоживая, можно сказать, что самые древние из известных нам типов погребений, относящихся к доисторическим временам, свидетельствуют о знакомстве первобытных людей с тремя интересующими нас символами религии — Солнцем, Камнем и Огнем.
Очень важно отметить одно обстоятельство, связанное с восприятием древним человеком огня и его свойств. Огонь имеет двойственную природу, которая с равной полнотой охватывает две глобальные мировые антитезы — Добро и Зло. Огонь обогревает, но он же может сжечь, испепелить; от огня можно получить приятные после холода ощущения тепла, но при малейшей неосторожности огонь приносит ожог, нестерпимую боль; огонь сверкает в ночи прекрасным, живым цветком, даруя свет, но после него остается гарь, копоть чернее самой черной мглы. И все эти четко разграниченные и противоположные друг другу качества уживаются в одном «существе» — рождаемом из камня пламени.
Поклонение единой живой сущности, которая настолько же привержена добру, насколько и злу, настолько же бог, насколько и дьявол — это и есть культ Верховного Существа. Следует особо подчеркнуть, что в культе Верховного Существа добро и зло, бог и дьявол, живут нерасторжимо, в виде одного, единого существа. Огонь ли и Солнце породили этот древний культ, или просто были восприняты как его символы? На это столь же трудно ответить как и на вопрос, когда и где впервые зародилась религия Верховного Существа. Известно одно — в эпоху цивилизаций мы застаем эту религию везде, где обитает человек.
Н. К. Рерих писал:
«Символ является единственной формой, при помощи которой можно было подойти к идее той сущности Космоса, которая, будучи невыразима, проникает все. Таким образом символ Солнца был одним из первых воспринят и понят. Культ Огня и культ Солнца прославлялся в великолепных храмах… Диск Солнца являлся единственной эмблемой, достойной изобразить голову Божества, и это изображение находилось в каждом храме». {18}

6
Прежде чем вести речь о Верховном (Высшем) Существе, необходимо посмотреть, дают ли мифы и сказания различных народов подтверждение наметившейся связи между тремя важнейшими символами религии «богодьявола» — Солнцем, Камнем и Огнем. Эта связь, как мы могли убедиться, довольно отчетливо проступает в нартовском эпосе, в мотиве рождения «солнечного героя» из камня в виде «пылающего», «огненного» ребенка. Обратимся к мифам других народов.
У индейцев племени сиу в Северной Америке в качестве божеств, воплощающих мистическую животворную силу, почитались Камень (Иньян) и Солнце (Ви). У тех же сиу крылатые духи вак-иньян олицетворяли собой как огонь (вак), так и камень (иньян).
В древнеарабской мифологии (государство Набатея) бог солнца Аарра с прозвищем «душара» («владетель Шары», где Шара — округа столицы Набатеи — города Петры) рождается девой-камнем.
В китайской мифологии бог солнца Дун-Цзюнь (или его воплощение Дун-Вангун), белокурый красавец, мчащийся по небу в колеснице, запряженной конями, живет, как многозначительно подчеркивается в сказаниях о нем, в каменном доме, что семантически равнозначно камню.
В древнейшем корейском мифе Солнце рождается из скалы, с которой сочетался морской дракон.
В мифах меланезийцев островов Банкс и Новые Гебриды культурный герой, давший людям огонь, рождается матерью-камнем.
В мифах минахасов (Западная Индонезия) мать солнечного бога Тоара Лумимуут рождается из «большого камня, стоявшего посреди пустынной земли».
В мифах Кечуа сын солнца, и божественный первопредок правителей инков Манко Капак появляется на земле из каменной пещеры (каменная пещера, каменная гора, скала — мифологические вариации единого образа Камня).
В мифах Океании герой Мауи, установивший ход светил, повелевающий солнцем и подаривший людям огонь, появляется от духа через камень и живет в каменной пещере.
В мифах армян Михр (Мгер), чье имя восходит к Митре — бог небесного света и солнца. После целого ряда земных подвигов добровольно заточает себя внутри скалы, где и пребывает при пламени негасимой свечи. Здесь налицо мотив возвращения Михра (солнца) в материнское лоно (скалу, камень).
В мифах микронезийцев островов Гилберта фигурирует На-Реау («господин паук») пребывающий в камне. Он приказывает своему внуку сотворить солнце.
В мифах меланезийцев бог-демиург (творец) Нденгеи, создавший светила и разделивший время на сутки, рождается из камня.
В античной Греции символом и олицетворением солнечного бога Аполлона считался священный камень Омфал, находившийся в Дельфах, в святилище этого бога.
В мифах монгольских народов божество огня Отхан-Галахан порождается Отцом-Железом и Матерью-Камнем. В данном случае бросается в глаза несомненная и прозрачная связь мифа с технологией высекания огня из камня с помощью железа.
В мифах микронезийцев Каролинских и Маршалловых островов небесный дух Пелюлоп магической силой раскаляет камень, разрывает его на части и создает из его кусков солнце, луну, звезды.
В мифах бурят божество огня носит имя Сахядай-нойон. Это имя является производным от глагола «сахиха», передающего действие при высекании огня из камня.
В японской мифологии богиня солнца Аматэрасу при оскорблении прячется глубоко в каменную пещеру.
В мифах меланезийцев островов Новые Гебриды культурный герой Тагаро, давший людям огонь, появляется из расколовшегося камня.
В мифах индейцев кайова центральный персонаж Пляски Солнца Тай-ме изображался в виде камня или каменного человека.
В мифах микронезийцев острова Палау культурный герой Тмелогод, давший людям огонь, рождается из камня.
В мифах чибча-муисков Фомагата («чужой огненосный бог») считается сыном или потомком солнца и обладает способностью превращать людей в камни.
В мифах сибирских народов (нанайцев, орочей, ороков, ульчей, удэгейцев) Хадау является мужем богини солнца и распоряжается огнем, который он подарил людям. В камне (или в каменной люльке) совместно с супругой нянчит души шаманов.
В мифах монгольских народов грозный бог Хан-Харангуй, муж девы-солнца, рождается из расколовшегося камня и считается свирепым воплощением пламени.
В армянской мифологии персонифицированный огонь — Хур высекается из камня самим Сатаной.
В мифах ойратов рассказывается о персонаже по имени Цогтайхан, который, в качестве выкупа за свою жизнь, открыл демону секрет извлечения огня из камня.
В мифах южноамериканских муисков бог солнца Бочика превращает орла (свою «животную» ипостась) в скалу.
В мифах микронезийцев Маршалловых островов у культурного героя Эдао, добывшего людям огонь, есть «двойник», «замена для духов» — камень.
Приведенные примеры показывают, что связь солнца или огня с камнем отчетливо присутствует и подчеркивается у самых разных племен и народов во многих частях света. Уже было отмечено, что в основе мифологизации этой связи лежит древняя технология добычи огня ударом об камень. Что касается связи с камнем солнца, то здесь, очевидно, лежит логическая предпосылка, воспринимающая дневное светило как небесный аналог земного огня, имеющий с последним общую природу. В сущности, так оно и есть — солнце представляет собой громадный шар огня, вокруг которого вращается наша планета.
Ниже мы приводим некоторые религиозные и мифологические данные о «родстве» небесного Солнца и земного Огня.
В осетинской мифологии божество огня носит имя Артхурон, что в буквальном смысле означает «огонь солнцевич», или «огонь сын солнца».
В иранской мифологии Ахурамазда, чьим видимым проявлением, «телом», считается огонь, воспринимается не как сын, а как отец солнца (бога Митры).
В аккадской мифологии бог огня Ишум считается братом солнечного бога Шамаша.
В мифах американских тлинкитов и других племен побережья Тихого Океана культурный герой Йель, «великий ворон», похищает огонь у божества (вождя) солнца. Здесь, как мы видим, земной огонь воспринимается как частица солнца, то есть подчеркнута их одинаковая природа.
Индо-иранский мифический первопредок человечества Йима (Йама), разжегший на земле первый огонь, представлен как сын солнца.
Мексиканские индейцы (тараски и др.) вообще рассматривали огонь и солнце как единую стихию, которую «обслуживает» бог Куракавери — покровитель и солнца, и огня.
Точно так же и у славян в солярных мифах и обрядах общим олицетворением солнца и огня считался Купала.
У микронезийцев островов Гилберта «небесный дух» Мбуэ отнимает огонь для людей у своего отца — Солнца.
Монгольские народы в мифах о грозном боге Очирвани рассказывают, что этот последний с помощью молнии («очир») забросил земной огонь на небо и так появилось Солнце. Следовательно, монголам представлялось, что Солнце является «сыном» земного огня.
Восточно-славянский бог огня Сварог является в мифах отцом солнечного Дажьбога.
В зороастризме единый Космический Огонь подразделяется на пять видов: Берсизава («небесный огонь» — Солнце), Вохуфрйана («огонь, одушевляющий животных и человека»), Урвазишта («огонь, пребывающий в дереве»), Визишта (молния) и Спеништа («земной огонь»). Все эти виды огня суть один Огонь.
Кельтский бог грома Таранис являлся одновременно богом Солнца и Огня.
Верховный бог алтайцев и шорцев Ульгень, будучи громовержцем, так же, как и кельтский бог Таранис, владычествовал над Солнцем и Огнем.
В китайской мифологии бог Янь-ди, будучи богом Солнца, одновременно является и «повелителем пламени».
Как легко убедиться на перечисленных примерах, везде солнце и огонь взаимосвязаны и их «родство» с Камнем обусловлено их мифологическим «родством» между собой. Поэтому нартовские сюжеты о рождении «солнечного героя» из камня в виде огня или «огненного младенца» органически укладываются в общую мифологическую канву, выявляемую у многих этнических сообществ земли.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment