May 25th, 2016

СОБАКА: ИСПРОЩЕНИЕ КРОВНОЙ МЕСТИ У ИНГУШЕЙ

СОБАКА: ИСПРОЩЕНИЕ КРОВНОЙ МЕСТИ У ИНГУШЕЙ

Приведу здесь для характеристики способа испрошения помилования убийце следующий случай, бывший среди ингушей лет шестьдесят тому назад. В селении Пизох члены одной фамилии убили троих из другой фамилии. Исчерпаны были все средства, чтобы помирить враждующих и прекратить предстоящие бедствия от возгоревшейся кровной вражды между этими двумя фамилиями. Но никакие просьбы со стороны рода убийцы и посредников-стариков не действовали на род убитого, представители которого хотели во что бы то ни стало смыть с себя кровь своих братьев. Тогда одни из стариков вспомнил о почитании цепи их предками. И убийца, как на крайнее и вернейшее средство, решился вместе с несколькими родственниками пробраться тайком в дом убитых им и схватиться за домашнюю цепь, прося прощение себе у священного очага. Отказать какой бы то ни было просьбе человека, державшегося за цепь, у ингушей считалось равносильным святотатству, преступлением перед предками, а потому между этими враждующими фамилиями состоялся мир и установилось родство.

Есть еще другой способ[163] избежать мести кровников, который также отражает на себе влияние семейного культа. Убийца, отрастив волосы на голове и бороде, без оружия, в изорванном платье, с бледным и исхудалым лицом и вообще с внешним видом, соответствующим предстоящему трагическому моменту, отправляется на могилу убитого и дает знать родственникам последнего, что он, кровник, с повинной головою, в полном отчаянии, с разбитым сердцем и слезами на глазах лежит на дорогой им могиле, вымаливая у Бога прощение. До прихода родственников убитого, которые умышленно тянут дело, подстрекаемые женщинами, кровник со своими родственниками ложится ничком на могилу, нанося себе побои кулаками, и горько плачет. Стыдно отказать такой смиренной и униженной просьбе. На помощь кающемуся являются старики и убеждают родственников убитого простить убийце его проступок. Если удалось привести родственников убитого к могиле, то с этого момента вражда прекращалась, убийца устраивал пир, и дело кончалось принятием его в род убитого посредством установления духовного родства между ними. В этом случае осетины, у которых также существуют подобные обычаи, говорят, что убийца при этом поступал в вечное услужение к покойнику.

Но с особенной силой культ предков выражается в присяге, у ингушей называемой ду. Память об этих способах присяги весьма свежа у чеченцев, хотя теперь они и не придерживаются их по весьма понятной причине (мусульманство не терпит).

Об этих оригинальных формах присяги писали довольно много в разное время и разные лица. Я сам также имел несколько собственных записей; я должен, однако, сказать, что все эти записи не совсем сходятся между собою, и определить, какие из них ближе к истине, довольно затруднительно.

Самый ранний из писателей, г-н Потоцкий, сообщает в своем дневнике, что у ингушей обычным способом взыскания долга бывает обращение к приятелю с заявлением:

«Такой-то из твоего рода должен мне столько-то. Позаботься о том, чтобы долг был уплачен; в противном случае я убью над мертвыми твоего рода собаку, которую привел с собой». Эта угроза приводит ингуша в трепет, и он немедленно соглашается исполнить поставленное ему требование[165]. «Особенность этого случая, – говорит М. Ковалевский, – состоит в том, что самоуправство, являющееся у горцев обычным способом гражданской претензии, принимает на этот раз не форму имущественного захвата, а форму нравственного принуждения, и что это нравственное принуждение сказывается в обещании убить собаку на могиле предков того лица, против которого истец направил свою претензию». «Какое, спрашивается, – говорит он далее, – основание имеет ингуш к тому, чтобы противиться такому убийству? Примем во внимание, прежде всего то, что собака, хотя и принадлежит к числу животных, посвященных Ормузду, а следовательно, чистых, но труп се в той же мере, как и труп человека, считается обиталищем нечистого духа (Dvug пази). Всякое соприкосновение с ним необходимо влечет за собою осквернение». Затем уважаемый ученый, давая подобное объяснение словам Потоцкого, другую форму этой присяги, записанную природным чеченцем Ч. Ахриевым в 1871 г.[166], по которой предполагается, что убитая собака пойдет в пищу покойникам, считает искажением настоящей древней формы ее. «Смешивая древнеиранскую точку зрения (на собаку), как на животное чистое, с тою, какой по отношению к собаке придерживается Коран (т.е. собака – нечистое животное), ингуш, – говорит Ковалевский, – исказил истинный смысл присяги над собакой». Однако такую точку зрения нельзя признать бесспорною[167]. Она основана на предположении, что некоторые из обрядов первобытной религии, как, например, постройка кашей, заимствованы ингушами у огнепоклонников, последователей Авесты. На примере полной тождественности в представлениях о душе таких отдаленных друг от друга народностей, как ингуши и буряты, мы уже видели, что ко всяким предположениям о каких бы то ни было заимствованиях необходимо относиться с большою осторожностью. М. Ковалевский, намного раньше цитированного места[168], сам говорит: «Нет в глазах последователя Авесты искупления для того, кто убьет собаку: он лишается всех благ будущей жизни, а за увечье собаки подвергается на земле самому страшному наказанию – разрезанию тела на части».

Значит, если бы ингуши были последователями Авесты, как ошибочно полагает М. Ковалевский, то ни в каком случае не могли бы они убивать собаку и для осквернения якобы трупом ее могилы покойника они бы избрали другое животное, но никак не собаку. Тем более неприложимо подобное толкование к ингушам, что, как мы видели выше, говоря о «кашах»; они вовсе не отдавали «нечистые» трупы своих покойников на съедение «чистым» животным, по Авесте, т.е. собакам.

Подобное представление совершенно чуждо чеченской мифологии, и собака, как и осел, и некоторые другие животные, издревле, раньше утверждения у них мусульманства[169], считались не из чистых и никогда потому не употреблялись в пищу и т.п. Другой случай, приводимый М. Ковалевским со слов Потоцкого же (хотя он его толкует в свою пользу, по моему мнению), напротив того, подтверждает взгляд ингушей на собаку, как на животное нечистое. Ответчик, говорится у него, отрицавший свой долг, в доказательство утверждаемого принуждался к совершению следующего обряда: перед одним из священных утесов или так называемых «уерда», игравших в народной мифологии ингушей роль божеств, ставили смесь собачьего кала и костей; после этого должник в присутствии кредитора произносил буквально следующее заклинание:

«Если я говорю неправду, то да понесут мои предки на своих плечах покойников истца по лежащему пред ними пути, после орошения его предварительно дождевою водою и при ярком солнечном свете».

Эти слова вполне объясняются с точки зрения ингушской мифологии: отбросы животного вообще, а тем более собаки, в глазax ингуша считаются нечистыми (как и сама собака); этот путь, загрязненный нечистотами, делается еще более неприятным и грудным от скользкой дороги после дождя, а солнечный яркий свет[170] еще больше затрудняет ношу покойников вследствие жары. Таким образом, все здесь сводится к самому простому объяснению, и препятствия на пути, весьма натуралистичные, взяты ингушом из обыденного его опыта (как и все на том свете, являющемся отражением этого света). Что касается мусульманства, якобы изменившего воззрения ингушей на собаку, то и это сомнительно: ведь то же воззрение на это животное существует и у хевсур, и у пшавов, тушин и осетин, которые никогда не исповедовали ислама; но главное, во времена Потоцкого ингуши еще не были мусульманами. Наконец, известно, что когда ингуши стали мусульманами, то не только переменили смысл присяги над собакой, а вовсе изгнали этот обычай.

Подозревающий кого-либо в совершении воровства или другого преступления обращается к подозреваемому с требованием, чтобы последний очистил себя присягою. Для этой цели обвиняемый должен был найти собаку и отправить с нею к истцу свою мать или жену. Истец выходил навстречу, и. обращаясь к посланной, говорил:

«Если твой муж (или сын) виновен в том, в чем я его подозреваю (убил или украл), а ты, зная это, скрываешь, то пусть эта собака будет пищею для наших покойников».

Произнося такое заклинание, подозревающий при каждом слове наносил острием шашки удары собаке, которую держала жена (или мать) обвиняемого за веревку. Убив на ее глазах собаку и обрызгав кровью ее платье, истец считал себя удовлетворенным и возвращался домой; а женщина тоже шла восвояси. После такого посвящения собаки[171] в пищу покойникам, если подозреваемый действительно был виновен, то его соучастники, чаще всего его родственники, сознавались в совершенном преступлении; но жена, говорит Газбык, боясь мужа, редко выдавала его. Сила такого заклинания состоит в том, что для ингушей считается несчастьем обидеть покойников. Последние, как мы уже знаем, вели земной образ жизни и больше всего нуждались в пище, а тут им посвящают собаку, нечистое животное, мясо которого никто не употреблял в пищу. Само собой разумеется, что покойники не остались бы в долгу за подобную дерзость непочтительных родственников.

На той же религиозной почве основана у ингушей и присяга у могилы предков. Газбык говорит, что она применялась в том случае, когда первая присяга не достигала цели. Хозяин похищенного имущества, приготовив предварительно араку и зарезав барана, приглашал подозреваемого со всеми родственниками к себе в дом и, угостив их на славу, отправлялся затем с ними на свой фамильный каш; его сопровождали вооруженные родственники. По прибытии обеих сторон на могилу подозреваемый вешал на спину свою дау, т.е. корзину, сплетенную из хвороста, и служащую, собственно, для таскания соломы с гумна. В эту корзину складывали различные земледельческие орудия и хозяйственные принадлежности, каковы лопата, кирка, предметы женского рукоделия и т.п. Затем на шею подозреваемому надевали веревку и три раза обводили его вокруг каша. При этом потерпевший произносил следующие слова:

«Да будете вы, Солнце, Луна и такой-то (произносит имя почтеннейшего человека из живых) на этом свете, а на том свете такой-то (произносит имя наиболее уважаемого из мертвых) свидетелями, что ты (обращается к подозреваемому) приносишь мне присягу в незнании и неведении о случившейся у меня краже. Если же ты совершил кражу и принимаешь ложную присягу, то да перенесутся на наших родственников, покоящихся в этом каше, все те поминки, какие ты и твои предки делали для своих покойников. Пусть твои предки сделаются подчиненными моих предков (пусть будут под моими предками), да будешь ты сам вечным прислужником мне и нашим покойникам. Но если ты невиновен, то пусть тебя Бог простит».

После таких страшных слов виновный большею частью сознавался. В противном случае он рисковал и сам подвергнуть себя самой страшной участи на том свете – вечному служению другому, и это грозило бедствием для всех его предков, которые также поступают в услужение к другим и вечно будут голодными, несчастными. Сказанным вполне подтверждается наше мнение (в предисловии) о том, что изучение мифологии чеченцев имеет огромное практическое значение; без знакомства с нею невозможно понять многое из образа жизни чеченцев, их внутреннего и внешнего мира.

Не это, однако, соображение руководило мною, когда я останавливался здесь так долго на влиянии культа предков на жизнь чеченцев; того требовала главная задача моего труда – выяснить религию чеченцев, так как нигде в такой чистоте не сохранились верования их, как в вышеприведенных примерах из быта чеченцев. Эти примеры служат довольно полной и яркой иллюстрацией их культа домашнего очага и предков (семейного культа).

ИНГУШСКИЙ ТЕЙП ЙОВЛОЙ

ИНГУШСКИЙ ТЕЙП ЙОВЛОЙ



Этноиерархия
Раса Европеоидная
Тип расы Кавкасионский

Группа народов Галгаи
Вайнахи (нахские народы)

Язык Ингушский

Первые упоминания :Предание о Йовлой Довтбий Хучбаре (XIII в.)

Включают около 60 ингушских фамилий («вяр», «некъ»)

Предки Галгаи

Родственны Лоалахой

Историческое расселение

Аулы Горной Ингушетии: Йовли, Пялинг, Ний,Ний-коте, Мусийкъонгий-ков, Хай а также Ахки-Юрт (ныне село Сунжа Пригородного района

Йо́влой, Ёвлой, Евло́евы — самый крупныйингушский род (тэйп), численность которого составляет около 100 тысяч человек[1][2][3][4]. Род Йовлой включает в себя около 60 ингушских фамилий (ингуш.«вяр», «некъ»).

Йовлой (Ёвлой) являются основателями аулов Горной Ингушетии: Йовли, Пялинг,Ний, Ний-коте, Мусийкъонгий-ков, Хай, а также селения Ахки-Юрт (ныне село СунжаПригородного района. Представители тейпа Йовлой также владели урочищами на землях, входящих в наши дни в составГрузии: «Амга», «Чимга», «Ахиели», «Йовлой-тIйе» и «Йовлой

Тейп Йовлой включает в себя следующие ингушские фамилии[2]:

Абадиевы

Акиевы

Алиевы (не все)

Альтемировы

Арсамаковы

Ахмадовы (не все)

Балхаевы

Богометовы

Бузуртановы (не все)

Ведажиевы

Ведзижевы (не все)

Визгиевы

Газгиреевы

Гайсановы

Гелисхановы

Гозиевы

Дзейговы

Дзейтовы (не все)

Довтгиреевы

(Долтгиреевы)

Евлоевы

Зуриевы

Ибрагимовы

Измайловы

Куркиевы

Маскуровы

Мездоевы

Мизгиевы

Мизиевы (не все)

Мурдуловы

Мусиевы

Мусостовы

Ногаевы

Ораковы

Орцхановы

Партиевы

Саговы

Солтамурадовы

Сурхоевы

Фатхильговы

Хугаевы

Хугоевы

Цукиевы

Чариевы

Чемборзовы

Чекуевы

Чозиевы

Чокиевы

Чориевы

Чукиевы

Чукуевы

Чуриевы

Чумаковы

ЙОВЛОЙ наидревнейший ингушский тейп.
Свастика фашистов это тамга рода Йовлой.

1222 году Евлой Хучбар Довтбий (Сын Довта Евло) бился за Аланию (Ингушетию) против татаро-мангол.

Евлоевы-Йовлой не выходцы из Хевсуретии, а владельцы тех мест. Амга, Ахиели, Чимга. Эти территории сдавались в аренду хевсурам, под пастбища. После "Назрановского возмущения" эта территория, как и территория Гвилети и ущелье реки Кистинка были переданы Грузии (этим материалы были у Хасолта Акиева Дала гешт долда цох)
То есть они вышли оттуда, но сами не Пхьий по происхождению.
2. Паьлинг не был отдан Евлоевым, он был Евлоевским и наоборот Полонкой там поселились, а Чан (предок)Чаниевых был родом из Чечни.
Мой нейц был Чаниев и он говорил, что 12 предок пришел предположительно из Чаберлоя.
3. Довта получил титул, но Ивазда ГIазд (один из Боккхи нах) не подтвердил их статус.

Евлоевы (Йовлой) — один из самых многочисленных в Ингушетии тейпов (около 10 % от общего числа населения республики).
Тейп включает в себя 33 фамилий, таких как: Абадиевы, Акиевы, Алиевы, Арсамаковы, Бузуртановы, Газгиреевы, Гелисхановы, Бузуртановы, Куркиевы, Маскуровы, Мусиевы, Саговы, Солтамаковы, Солтамурадовы, Чориевы и Чумаковы.

Евлой являются выходцами из горных селений Центрального Кавказа: Ний, Пялинг, Йовли, Ний-коте, Лялах.
На данный момент проживают во всех селах Республики Ингушетия, кроме села Барсуки.
А также во многих регионах России, Дальнего и Ближнего зарубежья.
ПРЕДАНИЕ про ЙОВЛОЙ:
Эжи Эхк (Йовлой к1ант)

произошло в 1561 году. После чего Иваном Грозным была заложена крепость при слиянии двух рек Терека и Сунжи. В 1563 году царь прислал своему тестю в подмогу воевод и 1000 стрельцов. «...воеводы-де, пришед к Темрюку князю город поставили и Темрюк де в городе сел, а хочет де с Московскими людьми итти на Сибока да на Кануко (кабардинские князья)».
Крымское ханство и Портал (Турция) возмутились таким поступком русского царя (они эти земли считали своими) на что был дан им ответ: «Крепость заложена для защиты княжества царского тестя».
Из этой короткой исторической справки нетрудно себе представить размеры территории князя Темрюка, тестя русского царя Ивана Грозного.
Что же в те времена представляла эта огромная территория? Для ясности приведем вторую историческую справку.
Общеизвестно, что первый поход-разведку монгольские полководцы Субудай-Богатуй и Джабэ на Северный Кавказ осуществили в 1222-23 гг.
Предание гласит о том, что он имел брата близнеца, и, когда им было по 7 лет Ауш (дед по матери) подозвал одного из двойняшек и ударил по щеке, мальчик заплакал и убежал к матери.
В свою очередь дед позвал Эхка, проделал с ним тоже самое. Эхк не заплакал, сердито посмотрел на деда и промолвил: «Больше так не делай, не прощу!».
Дед обнял внука и сказал: «Да, из тебя получится настоящий мужчина».
Геройским джигитом вырос Эхк: выиграл все призы, разыгрываемые на тогдашних торжествах. Тогда бытовал обычай не только по радостным событиям, но даже на всех поминках умерших устраивались гонки и конные игры захвата «IаIа» (специально готовили из оголенных веток в виде украшенной елки, только вместо игрушек были привязаны подарки), задача игрока отобрать побольше IаIа у соперников. В силе ловкости и умении во всей Таргимской котловине не было ему равных.
Был случай, когда в лесу на него набросился огромный медведь, их разделяло только толстое дерево, а зверь став на задние лапы, ловил жертву, кружась вокруг. Молодой и смелый Эхк захватил двумя руками обе лапы, (медведь как бы обнял ствол) и мертвой хваткой держал его в такой позе, пока тот не испустил дух. В лесу стоял страшный рев разъяренного зверя, который напугал всех, кто там находился. Напуганные этим ревом все люди убежали домой и когда всем аулом пришли на место события, зверь был уже мертв. Эхк сидел на туше медведя и отдыхал. Из тех многочисленных родовых замков-крепостей почти такой же славою пользовался один молодой человек, род которых обитал по соседству. По принципу: «двум медведям тесно в одной берлоге» он начал открыто и тайно делать неприятности роду Евлоевых и это не могло не тревожить славного богатыря Эжи Эхка, но он не принимал резких ответных мер, ждал удобного случая.
Такой случай подвернулся неожиданно. У Евлоевых из родового замка украли ночью большой родовой котел – святыню всего рода. Случай по тогдашним меркам беспрецедентный. Законы адата гласили о том, что если из башенного очага кто-либо украдет хотя бы одну ложку, то на нем половина человеческой крови, а если украдут очажную цепь, то ответственность ложится на вора равная убийству хозяина очага, но если кто осмелился украсть родовой котел, то он перечеркнул весь род, значит и ответственность как за убийство всего рода.
Открыто никому не было предъявлено претензий, по указанию самого Эхка все члены рода вели себя спокойно.
Род, дерзнувший украсть родовой котел у такого сильного и сметливого вожака, каким был Эжи-Эхк, находился в душевной тревоге, настороженности. Пугала та зловещая тишина, то внешнее спокойствие, какое проявляли соседи. Они точно знали, что рано или поздно откроется истина и тогда им не уцелеть.
Всяческие догадки, сомнения, тревоги не давали им покоя и тогда было решено пригласить на торжество Эжи Эхка с двумя старшими сыновьями в замок. Если он откажется, значит, вражда откроется, а если нет, то тогда на обратном пути нужно сделать засаду, уничтожить его вместе с двумя сыновьями и пустить слух, что его убили какие-то грабители. На приглашение Эжи-Эхк явился с сыновьями, но пиршество не состоялось.
Почему-то хозяева слишком долго не подавали угощения, что-то суетились, оставляли гостей одних, бегали, шушукались.
Эжи-Эхка, улучив момент, бежал вместе с сыновьями. Бежал не по той дороге, по которой ехал в «гости», а по нижней. Потом выяснилось, что по верхней дороге, в трех местах была засада. О бегстве гостей было сообщено засаде, но ожидаемого успеха они не добились. Убили одного сына Эхка, а он, выбежав на безопасную гору, крикнул враждебному соседу: «Не получилось у тебя, ты убил волчонка, а волка упустил».
Враг, коварный враг рода Евлоевых открылся и теперь надо отомстить. В то время бытовал такой обычай: если кто нарушал общепринятый порядок и был изобличен или в воровстве лошади или в похищении скота, или стал кровником, то потерпевшая сторона делала набег, окружала замок виновных, объявляла им войну и ровно трое суток в буквальном смысле издевалась над осажденными.
Они сразу требовали войскового быка на пропитание ополчения и, если потерпевшая сторона отказывала в этом, то нападающие имели право в течении 3-х дней грабить все, издеваться над осажденными. За это при разбирательстве они не несли ответственности, т.к. осажденные не выполнили свой долг, т.е. не дали быка для ополчения.
По истечении 3-х суток суд народа разбирал дело и ставил условия обеим сторонам. За определенную плату, довольно высокую, потерпевшая сторона уступала кровникам часть их свободы. Для ведения хозяйственных дел их рабы и невиновные родственники с этого момента не преследовались, а виновная часть, сам кровник и его пособники должны находиться, как в домашнем аресте.
Эжи Эхк, конечно, воспользовался всем этим сполна. Род Евлоевых совершил набег на вражеский род, осадил их замок и востребовал войскового быка. Само войско в таких случаях ведет себя дерзко и безобразно, крича сквернословия в адрес осажденных, стреляя и т.д. Все условия нападавших были выполнены, но виновной стороне была сделана только одна уступка разрешить их рабам вести домашнее хозяйство, выполнять необходимые работы по водоснабжению и пастьбе скота.
Наступило зловещее и роковое время для провинившегося рода, дерзнувшего из-за своей неукротимой гордости посягнуть на святыню соседей, да еще заманить их вождя с двумя сыновьями в ловушку для коварных замыслов. Цель коварная не достигнута, пролита кровь и теперь отвечать за все.
Потянулись скучные и длинные дни и ночи, их вождь, из-за своей гордости пренебрегавший всеми людьми Таргимской котловины, не находил себе места.
Разоблаченный, униженный кровник метался из угла в угол, ни еда, ни сон, ни отдых – все, без чего не может существовать человек, ему как бы не нужны.
Жгучим огнем досада и тоска жжет ему грудь, выворачивая душу. Порою хочется вырваться из этого замка и погибнуть в жестокой схватке с теми, с кем он связался враждою. С внешним миром его связывал только караван из 7 мулов, на которых возил воду в кадушках, навьюченных на их спины, раб-водовоз. Это длилось долгие недели и месяцы, пока не наступила роковая развязка.
В те далекие времена проникнуть в замок-крепость было трудно. Вход закрывался каменной плитой, плита крепилась мощными засовами, но из замка ежедневно выходил караван из 7 вьючных мулов, на спинах которых крепились деревянные кадушки для воды. Всем этим караваном ведал раб-водовоз, который в сутки один раз наполнял эти кадушки водой и привозил в замок для домашних нужд.Эжи Эхк сумел одарить этого раба-водовоза и договориться с ним, чтобы тот с водой немного задержался и вернулся в замок, когда наступит темнота. Стороны согласовали такой вариант и Эжи Эхк со своими людьми при полном вооружении погрузился в эти деревянные кадушки, и, пользуясь ночной темнотой, подъехал к воротам замка. Стражники долго не хотели открывать водовозу ворота. Когда же убедились, что он один и с ним никого нет, они открыли ворота и впустил караван со смертельным грузом в замок.
В условленном месте ждала этого случая и вся дружина Эжи Эхка. Эхк со своими людьми выскочил из кадушек, перебил безоружную стражу. Вся его оставшаяся дружина ворвалась в замок. Началась повальная резня, весь род был вырезан. Не пощадили никого. Предание говорит о том, что спаслась только одна беременная женщина, которая в это время была где-то в гостях у своего отца. Род соседей на определенное время перестал существовать.
По тогдашним меркам это был акт возмездия, достойный храбрецов, защищающих честь своего рода, святость домашнего очага, очажной цепи и родового котла, который им достался от предков с завещанием о том, чтобы они его берегли, как зеницу ока. (Предание гласит о том, что родовой котел был таких крупных размеров, что на его дне мог, вытянув руки и ноги, лечь мужчина самого высокого роста).
Коварство вождя соседнего рода привело к гибели всего рода. Женщина, которая была в гостях у своего отца, осталась одна. Род весь погиб, но она родила сына и от него потом пошло продолжение рода.
Читатель простит нам, что мы не называем имена тех погибших вождей исчезнувшего на время рода, – причины общепонятны. Наша задача – освежить легендарный образ человека-легенды Эжи Эхка, родоначальника многочисленного рода Евлоевых.
После всех этих грозных событий, спустя год, произошла кровавая бойня между двумя соседними родами, – из замка Пхьуй и родом Эжи Эхка. В те времена через Таргимскую котловину проходила караванная дорога и иностранный купцы провозили здесь товары, пользуясь защитой отдельных могущественных родов.

Несколько таких караванов, проходящих здесь, опекал и легендарный Эжи Эхк. Когда очередной караван купцов заворачивал по дороге к замку Эжи Эхка, в местечке Хайрах, грабители из рода Пхьуй напали на купцов и начали их грабить. Один из охраны каравана, прося о помощи, забежал в водяную мельницу Хайраха, но там был только мельник. Последний показал просящему помощь на стадо, охраняемое белой кавказской овчаркой, говоря, что это стадо Эжи Эхка, и если ударить собаку палкой, то она побежит домой, тогда уж наверняка прибегут узнать, что случилось. Караванщик так и сделал. Собака с визгом бросилась прочь от стада и вскоре скрылась за горой. Прибежав в замок Евлоевых, она начала скулить, как бы прося о неотложной помощи, рвалась обратно. Все поняли о том, что случилось что-то неладное.
Была объявлена тревога и все воины рода, кто на конях, кто просто бегом, кинулись к месту, где могло случиться то, что встревожило сторожевого пса.
Караван, который они опекали вот уже несколько лет, был ограблен грабителями рода Пхьуй, но они не успели отойти к своему замку. Начался бой за спасение имущества своих гостей-купцов. Купцы были спасены, но в этом бою полегло: со стороны рода Пхьуй – 14 человек, со стороны рода Евлой – 13 человек и охранная собака, которая затем при примирении была зачтена по значимости равной павшему воину.
После этого случая вся котловина древнего Таргима и примыкающие ущелья прислушивались к Эжи Эхку, за его величайшее мужество, справедливость и смекалку.
Эжи Эхк становится легендарным вождем не только рода Евлоевых, его поддерживают все именитые тукхумы и роды всей Таргимской котловины. На всенародном кхетаче галгаи решают избрать его всегалгаевским князем за его человеческое достоинство и справедливость.
Недалеко от народной святыни всех галгаев, храма Тхаба-Ерды, на поляне, где установлены каменные кресла-троны от каждого тукхума по одному (всего 32), на которых восседали почтенные старейшины родов, каждый раз, когда решались судьбоносные важные дела, собирался весь народ.
Старейшины родов говорили о том, что у всех народов земли имеются свои князья и падишахи, и только у нас, у галгаев, нет ни князя, ни падишаха. Поэтому, говорили они, мы не можем, как другие народы, выступать под единым началом всей мощью всего народа, защищать себя от нападения внешних врагов. Значит, нам надо избрать своего князя, который был бы достойным нашим мехка-да. Во времена нашествия монголов уничтожены наши крепости, лежавшие на просторах Гарман-аре, Нана-Наьсаре, по рекам Солса-хий и Асса. Теперь монголов нет. Земли наших отцов заросли лесом и кустарником.
Слово народу говорил почтенный старец всей округи Мухлой БаIашк – могучий и стройный, огромного роста (когда он стоял среди людской толпы, его голова и широкие плечи возвышались над всеми остальными, широкая окладистая борода и такие же длинные волосы делали его чем-то похожим на библейского Авраама).
– Ва мохк, ва нах, – обратился он к народу, – Вероятно, что мы последний раз по обычаю наших предков собрались на это кхетаче (сход), чтобы решить очень значимый для нас всех вопрос. Жизнь меняется. Все народы давно объединились в княжества, имеют своих выборных князей, а другие более многочисленные с древнейших времен, имеют своих падишахов. Они под единым их началом ведут войны, покоряют других и успешно отстаивают себя и свои интересы, а мы, разделившись на тейповые дворы, ругаемся и воюем между собой. Дальше так жить нельзя. Народ должен иметь свой мехка-да, свой аьла. Самый достойный из нас на это почетное место – Эжи Эхк. Он поведет наш народ через любые трудности и преграды. «Нийса йоах, нийса йоах», – неслось со всех сторон. Слово взял прославленный сын тайпа Эги Ауша Элмарза.
– Наступило такое время, что мы должны все наши тайпы и тукхумы объединить под одним началом одного человека, как это сделано давно у других народов. Не кривя душой скажу, что Эжи Эхк достойно возглавит наш народ и от этого нам все будет легче одолеть все наши беды. Даю свой совет всему нашему народу – галгаям: дать свое согласие избрать Эжи Эхка князем – Мехка-да.
Все его поддержали и тогда почтенный старец из тех, кто восседал на каменных креслах, воздел руки кверху и начал произносить языческую молитву верховному богу Гал-Ерда, чтобы он благословил и послал удачу Мехка-да Эжи Эхку и осчастливил народ на долгие годы.
Когда закончились эти торжественные языческие моления, на всенародное вече явился почтеннейший муж рода Эги Ивизда Газд. Поверх дорогой белой шелковой черкески он был подпоясан грязной подпругой седла. Всех удивило, почему это он, почтеннейший и уважаемый всеми Ивизда Газд на такое вече явился в таком странном наряде, да еще с таким опозданием. Его, конечно, спросили об этом. Газд встал на лобное место, чтобы все его видели и сказал:
– Смотрите все хорошенько и скажите, идет ли эта грязная ишачья подпруга поверх такой белой шелковой черкески?
– Нет! – закричали все.
– Вот точно также, для ингушей не идет князь. Мы все вольные князья.
– Правильно, – закричали все и отменили выборы князя навсегда.
Этим поступком была задета честь достойнейшего из галгаев Эжи Эхка и он вызвал на спор Газда.
Согласно спору, каждый из них должен был сделать набег на села враждебных племен и завладеть трофеями для всего племени Галгая.
Оба спорщика со своими дружинами поехали в разные стороны. Поход этот для Газда оказался трагичным. Он погиб в жаркой битве и тело его осталось на поле брани, а дружина спаслась бегством. Эжи Эхк вернулся с богатой добычей, захватил три населенных пункта, в качестве трофея пригнал много скота, овец, лошадей. Успех его в ратном деле был омрачен гибелью Газда. Погиб виднейший человек знаменитого рода Эги и тяжесть этой утраты усугублялась еще тем, что тело убитого предводителя дружины осталось в руках врага. Но Эжи Эхк на то и вождь не только своего рода Евли, но и сын всего племени Галгая, чтобы не допустить такой, унижающий народ всей Та
Оба спорщика со своими дружинами поехали в разные стороны. Поход этот для Газда оказался трагичным. Он погиб в жаркой битве и тело его осталось на поле брани, а дружина спаслась бегством. Эжи Эхк вернулся с богатой добычей, захватил три населенных пункта, в качестве трофея пригнал много скота, овец, лошадей. Успех его в ратном деле был омрачен гибелью Газда. Погиб виднейший человек знаменитого рода Эги и тяжесть этой утраты усугублялась еще тем, что тело убитого предводителя дружины осталось в руках врага. Но Эжи Эхк на то и вождь не только своего рода Евли, но и сын всего племени Галгая, чтобы не допустить такой, унижающий народ всей Таргимской котловины, факт.
Несмотря на усталость участников похода, немедленно был объявлен сбор на новый набег для выручки тела погибшего Газда.
На свежих конях, собрав до 300 всадников из самых смелых и мужественных джигитов Эжи Эхк двинулся на выручку тела погибшего в бою Ивизда Газда из рода Эги. Поход этот длился более трех суток, дружине Эхка пришлось пережить несколько сражений с противником, потерять в бою до 30 человек убитыми, многие были ранены, но тело Газда было отбито и вместе с погибшими отправлено в родной Эги-Кал и похоронено по обычаю предков в родовом склепе древнейшего рода Галгаев – Эги.
После всего этого слава о бесстрашном сыне рода Евли разнеслась по всем горам не только центрального Галгая, куда входили такие многочисленные тукхумы как Таргимхой, Эги-калинцы, Хамхи, Цикми, Мухлой-аре, Машхе, Цизде, Меллере, Кхарт, Лейме, Оздык, Кхаьхк, Пхьуй, Келе, Дошхакле и Къаст, но и по всем ущельям Цхьори, ГIулой мохк, Мелхиста и Фаьппи Мохк, по просторам ущелья Арм-Хи.
В те далекие времена существовал такой порядок: далеко за пределами своих земель, где-то на подступах к горам находились охранные посты – «Маьхка ха», где несли свою нелегкую службу дружины самых мужественных и храбрых родовых фамилий, возглавляемых вождями, которые не раз спасали народ от нападения внешних врагов.
Главная задача таких постов – вовремя сигнализировать в центральные районы Галгая о приближающейся опасности, чтобы весь народ мог принять соответствующие меры к грядущей обороне. В таких случаях получения сигнала тревоги скот угонялся подальше в горы, в ущелья, доступ к которым охранялся надежным образом, боевые башни приводились в готовность. Оборонительные посты по всему Ассинскому ущелью приступали к круглосуточному дежурству, увеличивался их состав. Все делалось для того, чтобы враг не смог пробиться к центру Галгая – Таргимской котловине.
Постоянные охранные посты в те времена стояли у входа в ущелье реки Ассы с одной стороны, с другой стороны у начала бIаьха-лоам в местечке под названием «ДоттагIий баьгIача» над поляной «Барта-босс».
После татаро-монгольского нашествия, когда все курганные крепости городища предгорных равнин пали и опустошенный край зарастал кустарником и лесом, в горах шло интенсивное освоение каждого клочка земли, где только мог обитать человек, так в промежуточных горах от Ассы до Ангушта выросла целая цепь поселений, таких как Невере, Бухжур-тIе, УшхуртIе, Iаькъа босе, Соцкъаме.
В те далекие времена, когда равнинный край предгорий лежал опустошенным, а к горам завоеватели не проявляли никакого интереса, народ наш интенсивно строил башни и как бы делал этим свои горы неприступными для врагов. В железное кольцо башен наши предки оковали территорию по ущельям от Гвилети (где жили наши Гелатхой) до Ангушта и от него до Ассы и к центру Галгая.
После падения татаро-монгольской орды, нашествия полчищ Тимура Хромого, как выше упоминалось, шло интенсивное заселение наших земель кабардинцами, но и со стороны Ангушта заселение нашими предками всей Тарской долины по течению реки Терек. Об этом убедительно говорит историк ХIX века П.Г. Бутков, который в своих очерках для новой истории пишет: «С незапамятных для нас (россиян) времен Тарскую долину населяли ингуши».
Ко времени появления русских, здесь уже существовали «малые и большие ингуши». Малые – Шолха, Заурово и ряд населенных пунктов вокруг них и большие – Ангушт и ряд населенных пунктов вокруг них, где на месте ингушского села Заурово и заложили русские крепость Владикавказ в 1784 году. В то время, когда земли наши от слияния Терека и Сунжи и до самой Кабарды контролировались кабардинским князем Темрюком, великий предок рода Евлоевых Эжи Эхк, при постоянной поддержке материальной, моральной и военной со стороны всех предводителей галгаевских родовых фамилий в 60-х годах XVI века и заложил одно из старейших сел Ингушетии Эхки-Юрт, которое своим названием увековечило имя этого легендарного человека. Этот легендарный человек при поддержке всего народа мужественно отстаивал эти земли от посягательств внешних врагов.
Ко времени вхождения ингушей в состав России в 1770 году в Тарской долине насчитывалось 24 населенных пункта ингушей. И среди имен старшин 24-х ингушских сел имеется и имя правнука Эжи Эхка – Бузурта Бейга.

АЛАНСКИЙ (ИНГУШ) КОМАНДИР ХУЧБАР ДОВТБИЙ ЕВЛОЙ ИЗ ТАЙПА ЙОВЛОЙ

АЛАНСКИЙ (ИНГУШ) КОМАНДИР ХУЧБАР ДОВТБИЙ ЕВЛОЙ ИЗ ТАЙПА ЙОВЛОЙ

Хучбар, сын Довта». Ингушское предание

«В давние времена в горы Ингушетии пришло известие о приближающихся врагах. Они одолели народы, которые встречались им в пути, и теперь двигались по пойме реки Сунжи в ту сторону, где ныне находится селение Сурхохи. Вражеское войско остановилось на отдых на широкой ровной поляне. Шли слухи о том, что враги безжалостны, что они до основания разрушают села, людей убивают, а оставшихся в живых угоняют в плен. Услышав это печальное известие, которое передавалось из уст в уста, тамады и старики ингушских сел собрались на совет. Они решили, что лучше не ждать, пока враги придут в горы, а надо пойти навстречу и дать им бой. В дни войны предводителем народного войска обычно становился всеми признанный Довта Евлоев. И на этот раз старики сказали ему: «Становись впереди, веди за собою людей». Довта ответил: «Оставьте меня, я уже стар. Без помощи людей я не могу ни сесть на коня, ни слезть с него. Найдите себе предводителя помоложе».

Сколько ни просили, Довта отказывался. Тогда старики решили сделать предводителем народного войска Хучбара, сына Довта. Его отцу, Довту, они сказали: «Мы хотим, чтобы военным предводителем нашего войска стал твой сын Хучбар».
«Вы избираете его потому, что он мой сын, но он слишком молод, и я прошу вас не делать из него предводителя», - ответил Довта.

«Нет, - сказали старики, - не потому мы делаем его своим предводителем, что он твой сын, а потому, что он, видимо, научился у тебя военному искусству».

Сына Довты Хучбара всенародно избрали предводителем народного войска. Хучбар собрал всех воинов, разослал вестников ко многим племенам. Отовсюду стали приходить воины. Собралось у Хучбара огромное воинство. Довта на виду у всех передал сыну саблю и знамя предводителя.

Войско двинулось по Ассинскому ущелью. Когда оно дошло до войска вражеского, разгорелся жестокий бой. Врагов было очень много, но воины Хучбара были храбрее. Они сражались без сна и отдыха; бой длился несколько дней. Никто не остался в живых ни от воинов Хучбара, ни от врагов. Поднялся один Довтиев Хучбар, весь израненный и истекающий кровью. Он крикнул: «Есть ли кто в живых, чтобы встать рядом со мною?» Никто ему не ответил. Тогда вновь крикнул Довтиев Хучбар: «Я жив! Жив ли кто из врагов, чтобы сразиться со мною?» Не было никого, кто мог бы ответить ему. Хучбар одною рукою оперся на меч, а другою на боевое знамя и крикнул по-волчьи. Умер Хучбар, но тело его стояло, а руки были на сабле и на знамени. Стоял он как живой, словно желая показать, что его войско победило.

Говорят, что раньше про Довту и Хучбара пели песни».

В 1222 году монгольская разведывательная армия переходит Дербент и через Дагестан вторгается в Аланию.

Аланы встречают моалой (монголов) у впадения Сунжи в Терек (в районе современного Грозного).
Здесь разгорается ожесточенный бой между аланским подразделением и элитными частями монгольской армии. Аланский отряд вместе со своим командиром Таймасхой Аккинским погибает в яростной схватке с противником.
После этого монгольские войска разоряют ряд равнинных аланских сел, встречая ожесточенное сопротивление. Постепенно монголы подходят к аланскому городу-крепости Г1айте (на месте современного Инарки в Ингушетии).
Здесь аланы во главе с Хучбаром Евло устраивают монголам страшную засаду. Часть аланской армии размещается в городе - очень скрыто (в то же время городские жители эвакуированы из города), другая часть аланских войск незаметно рассредотачивается в окрестных лесах.
Монголы думают, что город оставлен - через открытые ворота они входят в него... в городе спокойно, везде царит тишина... и как обычно делают монголы в захваченных городах, они начинают без разбору грабить все и вся... в этой суматохе из скрытых помещений вырываются аланские отряды которые уничтожают монгольских оккупантов.
В то же самое время, аланские подразделения сосредоточенные в лесу бьют оставщиеся за городом монгольские войска, которые частью уничтожаются, другие убегают через Терек в сторону Волги...
В течении месяца аланская армия во главе с Хучбаром освобождает все оккупированные армией Чингисхана аланские территории.
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
Аланский командир Хучбар и ряд других командиров просят у Совета Страны (Мехка Къетаче) дать разрешение на то, чтобы догнать убежавщих монголов в степи и добить их на Идиле (Волге), чтобы они больше не "пазарились" на Даймохк. Но тогдашние "умники" из Совета Страны решают, что "это лишнее", "ничем не оправдано", "мы никого не боимся, если захотят с нами сразиться пусть придут к нам снова" и пр. - такие люди есть и сейчас, къаман барт боха бо цар. Они устраивают Хучбару "импичмент", тот слогает с себя полномочия командира аланской армии и уходит в свое горное село.
Из-за этих "умников" монголы уходят, чтобы через 16 лет увеличить свою армию в 100 раз и напасть на Аланию вновь... но это произойдет через 16 лет, а пока аланы радуются блистательной победе, везде царит "цей" (праздник).


ЧИНГИСХАН:
Вот как отзывались об Г1алг1аях — (Ингушах) — представители других народов в разные века и года … В 13-веке напав на государство Г1алг1аев — (Ингушей) — Аланию и разрушив столицу Г1алг1аев-(Ингушей)-город солнца Магас — Чингизхан оставил заметку в своем дневнике — "Я ЗАВОЕВАЛ ПОЛ ЕВРОПЫ И ГОРОД МАГАС"- то есть он сравнил битву за город Магас с битвой за целый материк … § …
Оставьте в покое Кавказ, отзовите из гор войска. Живыми их не сломить, а мертвые дань не платят». Чингисхан так про предков Вайнахов Ингушей и Чеченцев , писал сам Чингисхан который завоевал пол мира но так и не смог завоевать и покорить аланов предков вайнахов!

ЭПОХА ЧИНГИСХАНА В ИНГУШЕТИИ

Ингушский язык мон1хол (рогатая шапка) монгол
Ингуш.яз нойон |калмыкск. монг. - нойон|, монгольский феодал
Ингуш.яз монголия.: маголхе
Ингуш.яз есаул блюститель устава в монголь-ской армии
Ингуш.яз Заррахье староингушское названиегосударства монголов
Ингуш.яз отряд тимура хромого для сбора дани. а. е.-э. отличались особой жестокостью даже по сравнению с монголами.: астаг1чун еал-эскар

Ингуш.яз кочевник |у и. кодзоева - монгол|.: моало

альба, жанр средневековой европейской лирики. известен ингушским воинам, учавство- вашим в походах монголов на европу.: аьлба

засечная или пар-тизанская война нахов против монголо-татарских войск, а позднее и против армии ти-мура хромого.: секкарба-т1ом

чиновник по сбору налогов в пе-риод татаро-монгольской империи.: серхенгь

тот, кто одарен верительной грамотой на право быть командиром сотни и выше в монгольской армии, 2 имя муж.: байсунгур

высокопоставленный чиновник вэпоху чингисхана | китайск. мандарин|,: мандрий
Имя муж

Вайнахи и Чингисхан

После завоевания Китая и Хорезма верховный владыка монголов Чингизхан послал на разведку «западных земель» сильный кавалерийский корпус под командованием Джэбэ и Субедея. Они прошли по южному берегу Каспийского моря, затем, после разорения Северного Ирана, проникли в Закавказье, разбили грузинскую армию в 1222 году и, продвигаясь на север вдоль западного берега Каспийского моря, встретили на Северном Кавказе объединённое войско вайнахов (чеченцев и ингушей), половцев, лезгинов, черкесов. Произошёл бой, который не имел решительных последствий

Тогда завоеватели внесли раскол в ряды неприятеля. Они одарили половцев и обещали их не трогать. Последние стали расходиться по своим кочевьям.

Плано Карпини, побывавший на Кавказе в 1246 году, указывает на «некую часть аланов, оказавших мужественное сопротивление и доселе не подчиненных им (монголам)». Далее он говорит, что монголы уже 12 лет ведут осаду «одной горы в земле аланов» и не могут её взять.

Французский посол в Монгольскую империю Гильом Рубрук, в 1253-1254 годах побывавший проездом на Северном Кавказе, писал, что живущие в горах черкесы, аланы и лесги «всё ещё не покорены», и, что на блокирование ущелий аланов выделена пятая часть войска Сартака (сына Бату). Согласно арабским источникам, в «стране асов» постоянно находился 10-тысячный монгольский тумен.

Ряд чеченских преданий говорит об ожесточенных схватках с монголами, пытавшимися проникнуть в ущелья. Предки ауховских чеченцев зафиксировали факты борьбы с захватчиками в арабоязычных хрониках. Указываются и имена предводителей ауховцев — Таймасха, Янбек, Маьда.

Борьбу предков чеченцев против золотоордынских феодалов возглавили, по народной памяти, Махцур, Идиг из Нохч-Мохка, Алдаман Гlеза из Ч1ебарлоя и др.

Одним из лидеров чеченцев был Идиг (13 в.). Чеченцы не покорялись отрядам монгольских полководцев Субедея и Менгу. Так, из Плано Карпини известно, что горцы в течение 12 лет удерживали позиции в горах Тюллой Лам (Тебулос Мта). Оборону возглавлял Идиг.

Таймасхан (Таймасха) был главным главным руководителем ауховских сил в войне с монголами. Первые столкновения вооружённых отрядов ауховцев с монголами произошли в притеречных землях Ауха. По хронике (Ауховский общеродовой тептар) Таймсахан погиб в битве на реке Терек.

Русские летописи сообщают под 1278 год о крупном восстании на Северном Кавказе в 1277 году и осаде монголами, с привлечением дружин русских князей, аланского города Дедякова. Вероятно, сюда были привлечены силы со всей Золотой Орды, и командовал ими сам хан Менгу-Тимур (1266-1280).

«Славный ясский город Дедяков» пал в феврале 1278 года. Он был сожжён и разграблен. Ряд исследователей полагают, что под Дедяковым надо понимать Верхне-Джулатское городище в Северной Осетии, другие считают, что Дедяков надо искать на реке Сунжа.

Янбек — также аккинский вождь в войне против войск Золотой Орды. В конце 14 в. Янбек и его сын Маадий (Майда; Маьда) в союзе с дагестанским правителем шамхалом Казикумухским, сумели нанести ряд ощутимых ударов по вторгшимся на Кавказ войскам среднеазиатского завоевателя Тимура Тамерлана. Янбек погиб в сражений под Амарка и руководство перешло к его сыну Маадию.

Из ауховской исторической Хроники известно о пяти отдельных боях с монгольскими регулярными войсками, последний из которых датирован периодом конца 14 в. (последние 25 лет). Наиболее жестокими и кровопролитными стали третья и пятая битвы, произошедшие около гор «Амир-Куьрте» (выше с. Кешне) и «Гебак-Г1ала» (у с. Дылым). В них помощь ауховским силам оказывали кумухские отряды. Перед последней битвой к сражающимся ауховцам прибыл некий «расул» (посланец, гонец) от «мусульманского государства» (очевидно: от Тимура, враждовавшего тогда со своими монгольскими «родственниками» — золотоордынцами в лице хана Тохтамыша). В этой битве монгольские ордынцы понесли тяжелое поражение и «больше в Аухе не появлялись»

СЕРАПИС БОГ НАДЗОРА


СЕРАПИС БОГ НАДЗОРА

СЕРАПИС. Егип.) Великий солнечный бог, который в народном поклонении заменял Озириса, и в честь которого пелись семь гласных. В его изображениях он часто представлен как змий, "Дракон Мудрости". Высочайший бог Египта в течение первых столетий Христианства.

Серапис — (Serapis, Σάραπις). Египетское божество, которому начали поклоняться со времен Птоломеев. Он считался богом умерших душ, обладателем дара исцеления. (

Серапис — Сарапис, божество в эллинистическом Египте, культ которого был введён в конце IV начале III вв. до н. э. Египтяне отождествляли Сераписа с богом Осирисом, иногда с Аписом, греки с Зевсом.

Ингуш язык Зерапи-с "божество надзора"
Ингуш.яз зер, зера, зи, зийна "смотреть, наблюдать"
Ингуш.яз зертакх: 1 соглядатай, 2 контролер, ревизор
Ингушский яз зербер: 1надсмотарщик, надзиратель, 2смотритель.(Древнегреческий яз цербер "смотритель ада")
Ингуш.яз зер вала : |глаг. ф. от ва ла (яла) - проявиться| прозреть
Ингуш.яз зердар: 1 начальник. 2 руководитель
Ингуш.яз зержант: |воен| - воспитатель новобранцев
Ингуш.яз сазерий: властитель.
Ингуш.яз сазерол: психология
Ингуш.яз сазеро: 1 |рел| - духовник, 2 психолог.(смотрящий душу)
Ингуш.яз сазеролле: больница для душевнобольных.

Ингуш.яз зер, зерал, зерий, зирвала, зеро "смотреть, наблюдать"
Русский язык зеркало, зырить, зреть, зритель, зрение, зоркий, взерать, ревизор
Ингушский язык зи, зийна "наблюдать"
Ингушский язык зий, зийна "видеть, наблюдать"
Голландский язык zien "видеть"
Коми-пермяцкий язык адззыны "видеть"
Немецкий язык sehen "видеть"
Монгольский язык изех "видеть"
Шведский язык se "видеть"
английский язык see "видеть"
норвежский язык se "видеть"

ТОРА (ВЕТХИЙ ЗАВЕТ) ВТОРАЯ СЕКУНДА

ТОРА (ВЕТХИЙ ЗАВЕТ) ВТОРАЯ СЕКУНДА

От ингушского языка шиъ "два"
Ингушский язык шин "двойной" "пара"
Книга Исхо́д (ШЕМОТ) ( «Вторая книга Моисея») — вторая книга Пятикнижия (Торы), Ветхого Завета и всей Библии. В Талмуде встречается название «Хомеш шени» (букв. «Вторая пятина») или «Сефер а-шени» («Вторая книга»)
с ингуш.яз. ше-мот "свое место" "свой язык" "кажется" "полагаю"

Шемот (Исход), библейская книга
Отпусти сына Моего, чтобы он служил Мне» В главе «Шемот» мы впервые встречаемся с великим Моисеем.

Древний Иврит (язык библии) «Хомеш шени» (букв. «Вторая пятина»)/ ингуш.яз. хомеш шени "вторые вещи"
Ингушский язык шиъ "два" шина "двойной, пара" шозза "дважды"
ингушский язык шолаг1а "второй"
Шумерский язык ШИН "два"
Ивритhe: שני шени "второй"
Латинский язык: secundus "второй"
Секунда (лат. secunda — вторая)
ингуш.яз. шекунда "вторая сомнительная в пути"
Сицилийский язык secunnu "второй"

Английский язык: second "второй"

Ингушский язык иккий, иккиш "сапоги" (пара)

Якутский язык иккис "второй"
Якутский язык икки "два 2"
Чувашский язык иккӗмӗш "второй"
Уйгурский язык иккинчи "второй"
Тувинский язык ийиги "второй"
Татарский язык икенче "второй"
Осетинский язык дыккаг "второй"
Казахский язык екінші "второй"
Алтайский язык: экинчи "второй"

Ингушский язык сабог1: |букв. выставление углов| - обувь спрямоугольным носком
Русский язык сапог
др.-русск. сапогъ "сапог"
Монгольский язык sab "башмак"
Манчжурский язык sabu(сабу) "башмак"
Печенегский язык sabug "обувь с голенищем"
Французский язык sabot "башмак"

РУССКИЙ БАШМАК
Ингуш.яз пашмакх "обувь с гофрами"
Ингушская ОБУВЬ: хулч, маьче, пашмакх, к1арх, гирс, сабог1, иччиги, иккий /

Ингуш.яз иччиги сапоги
Якутский язык ичиги сапоги
Ингушский язык иккий сапог

Ингушский язык ши, мар-сесаг "пара" "2"

Происходит от лат. рār «равный, пара». Русск. пара встречается с 1696 г. Заимств. через польск. раrа из ср.-в.-нем. рâr «пара»
Ингушский язык парг1а "свободный" "удобный"
ингушский язык парг1ато "покой"
Ингуш.яз. параз "чистый"/ латынь purus "чистый"/ араб.яз. фарз

Ингушский язык ши, мар-сесаг "пара" "2"
татарский язык иш, ике "пара"
немецкий язык einige "пара"
карачаев-балкарский язык экеу "пара"

ИНГУШСКИЙ ГЕН J2



я из рода J2, - говорит Максим Акчурин. - Мой предок родился 20 тысяч лет назад в Древней Анатолии. Люди из этого рода открыли миру земледелие и скотоводство. Легенда о троянском коне - отголосок преданий о прекрасной деревянной архитектуре анатолийцев. Из рода J2 происходят арии, финикийцы, хетты и урарты. Когда мои данные оказались в открытой базе, у меня нашлась куча родственников. Один из них - голландец.
Американец из Оклахомы спрашивал, не из Оклахомы ли я. Я ответил им, что я мордовский татарин, прислал им статью о нас. Они были в шоке.

ИНГУШСКИЕ ГЕНЫ J2, F, G, I, P, K, J1, R1A, R1b, L1C, L3, G2a1, J2a4b, J2a1b, J2а..
Ингушский ген J2
Гаплогруппа J2 зародилась примерно 18000 лет назад на Ближнем Востоке(Шумер, Аккад, Элам, Вавилон, Ассирия)
Самая высокая частота мире гаплогруппы J2 находится среди ингушей (88% мужского населения) и чеченцев (56%) мужчин на Северо-Восточном Кавказе. Оба народа принадлежат к этнической группе Нахов, которые населяли эту территорию по крайней мере с 3000 г. до н.э. ( т.е это 5000 лет)

Немало древних средиземноморских и ближневосточных цивилизаций процветали на территориях, где гаплогруппа J2 была преобладающей. Это хатты, хурриты, хетты, этруски, критяне, греки, финикийцы (и их карфагенское ответвление), израильтяне, и в меньшей степени, также римляне, ассирийцы и персы.

Шумеры, Хурриты, Греки, Спартанцы, Этруски, Хетты, Карфаген, Вавилон, Рим их мужчины все были гена J2!

За ределами Кавказа, самой высокой частоты гаплогруппа J2 наблюдается на Кипре (37%), Крит (34%), Северный Ирак (28%), Сицилия (26,5%)
Римляне наверняка способствовали распространению гаплогруппы J2 в пределах своих границ, судя по распределению J2 в Европе (где частота более чем 5%), что имеет любопытное сходство с границами Римской империи. Максимальная концентрация гаплогруппы J2a в мире на острове Крит (32% населения). Субклад J2a3d (M319), предположительно, родом из Крита.
Гаплогруппа J2a также достигает высоких частот в Анатолии, на Южном Кавказе, в Чечне и Ингушетии.
ИНГУШСКИЙ ГЕН L3, L1C
Предполагается, что гаплогруппа возникла около 105—85 тыс. лет тому назад.
Носители: пакистанцы: калаши, пуштуны, буруши, ингуши, чеченцы
При этом гаплогруппа есть в генофонде Кавказа у чеченцев с частотой до 14%, у ингушей — около 3%
Есть версия о происхождении нынешних L3 от фараонов, которые в свою очередь спустились с небес для создания расы людей
ветвь Л3 е
Ингушский ген F
Гаплогруппа F
— Y-хромосомная гаплогруппа человека. От этой гаплогруппы происходит большинство других гаплогрупп, в общей сложности охватывающих порядка 90 % современного мужского населения планеты.