May 20th, 2013

Ингушские Лекари

МЕДИЦИНА ЯЗЫЧЕСТВА ИНГУШЕЙ:
Трепанацию черепа
Трепанацию черепа ингушские лекари делали, видно, еще несколько сот лет назад. Этому есть немало подтверждений. Больного клали на длинную скамью (нары) плашмя, вниз лицом. Двое помощников садились ему на спину и бедра. Ноги и руки связывали, больному давали держать во рту уголок одеяла или подушки, чтобы не сломал себе зубы (обезболивания ведь не было никакого). Лекарь острым ножом (мокху) делал разрез предварительно обритой кожи головы, отворачивал вокруг раны или травмированной части головы кожу, вынимал сломанные кости или инородные тела и скоблил кость остро отточенным инструментом (гам). Когда края кости достаточно истончались, раны осторожно промывали чистой (кипяченой) тряпочкой, место пролома смазывали свежим сливочным маслом, отвороченную кожу опускали поверх раны, клали салфетку (тряпочку) со сливочным маслом и голову перевязывали. Перевязки делали через каждые два дня, пока на истонченную кость не наплывала костная мозоль и рана не закрывалась.
Горские врачи при лечении ран по свидетельству автора статьи "Лечение ран у кавказских горцев" (журн. "Смесь", # 2, 1855), преследовали следующие основные цели: "остановить кровотечение из раны, удалить из нее посторонние тела, предотвратить воспалительное состояние в ней и в периферии ее, способствовать хорошей грануляции и доброкачественному нагноению в ране и заживлению ее", т.е. те же цели остаются главными и в современной хирургии. Но это не значит, что другие методы лечения больных им не были известны.
При огнестрельных застарелых ранах с раздроблением костей и присутствием посторонних тел (пули, секвестры, осколки) в отверстие раны вносилась, как можно глубже, толстая турунда из тряпки, смоченная едким веществом, обыкновенно мышьяком, и оставлялась там на несколько дней, что вело к расширению раны. В эту рану вставлялся рог и высасывался скопившийся в глубине гной, частицы омертвевшей кости, пули, осколки и другие посторонние тела. На огнестрельную рану прикладывали 2 раза в день мазь из смолы чинары с медом и яичным желтком попеременно с тертою морковью, вложенную в тряпку - до уничтожения воспаления. При переломах конечностей, их оборачивали в шкуры только что убитого барана, козы, внутренняя сторона которой обращена к поверхности тела. Засыхая, шкура образует твердую и неподвижную коробку, в которой покоится страждущий член (догипсовый период). Шкуру, снятую со свежеубитого животного, употребляли и как ванну, куда заворачивали рахиточных и гипотрофичных детей, воспаленные суставы, конечности. Куски курдюка (жир, висящий у хвоста баранов) вкладывали в свежую рану, в область мозга после трепанации черепа, на воспаленную рану, сустав в виде компресса. Антонов огонь (газовая гангрена) лечился теми же едкими веществами (квасцы, мышьяк и др.) и различными травами. Ампутации ингуши не делали совершенно, а прибегали к сберегательной, щадящей терапии. При переломах накладывались шины (зерштохар) из доски, или жерди, сплетенной из хвороста, или из специально приготовленного на яичном белке теста из муки (белхьам), которое при завертывании превращалось в своего рода кожух. Такого же рода белхьам из муки с маслом в теплом виде прикладывали для ускоренного завершения процесса воспаления, например, панариций. Для ускорения созревания панариции прикладывали также слегка пропеченный лук и немного примятый подорожник. Для созревания панариции делали проколы гнойника, протягивали через него нитку и завязывали узлом. Это кольцо обеспечивало постоянный отток гноя через отверстие. Для облегчения болей при панарициях беспрерывно играли на пандуре (национальный музыкальный инструмент ингушей наподобие русской балалайки) "мотив для излечения панариции". Для обезболивания применялись также различные методы (еще донаркозный период): сдавливание конечности выше ран до онемения, клали на рану лед, отвлекающий боль в другом месте. Но самым распространенным было воздействие и влияние на больного словом. При проникающих ранениях в грудную полость (открытый пневмоторакс) затыкали отверстие ватой, тряпкой, травой. При головных болях, связанных с повышением давления, укусах змей, пауков, при долго незаживающих язвах и т.д. применялось кровопускание (пхьатохар); суть его заключалась в следующем. На выбритом месте головы (обычно затылок, темя) специальным инструментом "пхьа" (топорик в миниатюре) после тщательного мытья и обжога на фитиле наносились насечки, а потом, создавая в стакане вакуум, вытягивали кровь. Когда кровь сворачивалась, стакан убирали, раны перевязывались. Такую процедуру делали на голенях и на спине. Этим инструментом иной раз наносились насечки и по вздутой вене, чтобы выпустить определенное количество крови. Оспопрививание делалось издревле. Делались насечки на руке маленькими острыми клещами, предварительно смоченными с жидкостью со струпьями человека, переболевшего оспой (способ приготовления этой жидкости остался тайной). Внезапными психическими потрясениями выводили больного малярией из состояния приступа. Для этого его неожиданно обдавали холодной водой, или бросали ему за воротник рубашки живую лягушку, кусок льда, зимой подпиливали мостик, по которому ночью шел больной, который проваливался в ледяную воду, устраивали ложный пожар, неожиданный скандал со стрельбой и т.д. При экземах и лишаях применялось "вытаскивание гниды" ("хинжа баккхар"), когда лекарь иголкой из-под эпидермиса с определенного участка кожи вытаскивает маленький кусочек подкожной ткани, скорее нервное окончание, размером с гниду. Чесотку лечили серной мазью (смесь серы с коровьим маслом) или купали в реке Аргун выше селения Чишки, где в нее впадают чанты-аргунские источники, насыщенные серой. Лечение окуриванием. Больного сажали на стул, возле его ног ставили таз с горящими головешками, иногда на огонь клали различные травы, коренья. Больного окутывали с головы до ног, и он дышал и вдыхал дым и пары. Больной потел. Делалось это при простудах, болях в суставах, мышц (миозиты) и т.д. Так называемый "чоп" (палочка, щепочка, любое инородное тело в горле или носовых ходах), вызванное этими предметами воспаление. Чопист сажает больного (чаще дети), сначала мягкими, постепенно усиливающимися движениями делает массаж горла, шеи, а затем подставляет свой рот ко рту или носу больного и с силой втягивает в себя воздух, и через несколько таких процедур инородное тело (если оно там было) попадает в рот чописту, а больной облегченно вздыхает. Для лечения многих заболеваний народные лекари использовали и природные богатства своего края, такие как горячие источники, которых в республике много, солнце, воздух, грязи и т.д. При нарывах накладывали помятый лист лебеды, подорожника (динберг) или слегка пропеченный лук и перевязывали. При болях в суставах, шейном и поясничном радикулите делали массаж и растирание с оливковым маслом (зейт даьтта) или давали пить 2-3% йодистый калий (кIай молха). При головных болях, связанных с повышением давления, ставились пиявки или делалось кровопускание нанесением насечек на темя или затылок. При головных болях от простуды, возникших от сквозняков, при мигренях делали массаж и "вытягивание головы" (корта озар). Для остановки кровотечения из ран применялись: кровеостанавливаюший порошок, состоящий из 2-х частей сушеных чернильных орешков и 1 части сосновой смолы, который насыпался толстым слоем на рану, которую завязывали плотной повязкой;
для этой же цели насыпали золу, грушевую муку; прикладывали к ране пережженную кость, смоченную в холодной воде тряпку; как крайнее средство применяли прижигание раны, сосуда каленым железом; порошок из высушенной свежей человеческой крови (чаще самого раненого) насыпался на рану, сверху прикладывалась чистая греческая губка и туго завязывалась на 3 дня. Для предотвращения воспаления или дальнейшего развития процесса применялась мазь из румянки, которая накладывалась на рану, натиралась вокруг раны и накладывалась повязка или компресс, или воспаленная часть тела заворачивалась в шкуру только что убитого барана. Для этих же целей служило свежее курдючное сало (и при ранениях в голову) и свежее коровье масло. При растяжении сухожилий жарилось яйцо ястреба до получения из него масла и натиралось им поврежденное место. При вывихах суставов пальцев, предварительно вправив их, смазывалось поврежденное место коровьей желчью, обкладывалось ватой, накладывались с четырех сторон деревянные пластинки и завязывалось на 10 дней. При вывихах больших суставов, после их вправления, суставы натирались яичным маслом и камфарой, обкладывались ватой, забинтовывались и вкладывались в специально сделанные деревянные или железные чаши по величине суставов. Интересный способ определения переломов костей, который заключался в следующем: к поврежденному месту прикладывалась лепешка из просовой муки, яичных желтков и меда. При снятии через сутки с места перелома лепешка окажется не высохшей. При вывихах шейных позвонков больного клали на спину на ровном месте. Лекарь, сидя сзади больного, упирался ногами в его плечи, ухватившись обеими руками за голову, сильно протягивал на себя, затем, обложив ватой шею, накладывали на нее липовую кору (шина), намазывался бинт (тряпка) яичным желтком, смешанным с мукой (белхьам) и забинтовывалось на 18 дней, после чего выжимался сок из кожуры толченых лесных орехов и ежедневно втирался в область шеи. Вправление вывиха плеча. Больной усаживался на пол, один из помощников обхватывал его туловище, другой помощник становился с длинным шестом у больной руки. Больной брался больной рукой за шест, а лекарь, осторожно выпрямляя и вытягивая больную руку, устанавливал шест почти параллельно (немного впереди). Едва заметно, с постоянно успокаивающими причитаниями, медленными движениями поднималась рука по шесту выше до уровня плеча. И тогда лекарь крепко завязывал руку, затем медленным движением растирал плечо и постепенно подвигал вывихнутую головку к суставной ямке, а помощник отводил шест к наружи и немного вперед, и в это время лекарь с силой надавливал на головку, слышался хруст - и вывих вправлен. Вправление вывиха стопы. Пятку вывихнутой ноги вставляли в ямку, помощник держал ее, больного сажали на спину другому помощнику лекаря, который, держа больного, медленно нагибался, тем самым вытягивая больную ногу. Сам лекарь в это время медленно надавливал сверху вниз, пригибал к земле пальцы вывихнутой стопы и растиранием и надавливанием приводил кости больной ноги в надлежащее место. Потом ногу заворачивали в шкуру только что убитого барана. При сердцебиениях давали по чайной ложке два раза в день сосновый сок, смешанный в равных частях с медом. При сухом кашле клали лед на позвоночник, при затяжном (хроническом) кашле - каждое утро рекомендовали пить по два сырых яйца, добавляя к ним толченую неочищенную серу. При катаре желудка с "потерею аппетита" давали порошок из сушеной конопли и редьки в равных частях.

По всей Ингушетии славился лекарь Бунахо Бурсагович Бузуртанов из рода Мухлой. Занимаясь траволечением, он знал целебные свойства трехста трав, корней и кустарников. Также он умел излечивать и раны. Умел он делать и операции на черепе. Лечил он также переломы и вывихи. При туберкулезе легких, он справа и слева делал надрезы между ребрами, вставлял в них роготульки, растирал в ладонях какие-то травы, вдувал их в легкие, а затем зашивал раны, – туберкулеза как не бывало.
Бунахо Бурсаговича знали многие, его даже приглашали к соседним народам.
Я не врачую за деньги. Если я буду брать плату за лечение, то Всевышний лишит мои руки целебных свойств1.

Кто-то из нашего брата попал в пожар и здорово обгорел. Бунхо излечил его какими-то травами и овечьим молоком. Но ни на голове ни на лице у него не осталось ни одного волоса.

Пошла сестра погорельца к Бунхо и попросила: «Позорно для мужчины не иметь на лице усов и бороды. Лечи его, кроме тебя никто нам не поможет».

Взял Бунхо древесный уголь, очертил им места усов, бороды, бровей и место волос на голове, а затем приступил к лечению. Вскоре на всех означенных местах стали рости волосы. Но и тут неизвестно, чем же он лечил этого юношу.
В одну из ночей Бунхо услышал, как на краю села стенает медведица. Прислушался он к ней и сказал: «Ее стенания напоминают крики матери по горю за сына. Надо ей помочь». Семья стала уговаривать его говоря, время уже заполночь, да к тому же ревет зверь лесной и чем ты ему поможешь?

– Да как же иначе? – воскликнув, сказал, – я обязан помочь! Он взял факел, пошел в лес и увидел стонущего медвежонка. Оказывается, он упал с груши и вывихнул свою лапу. Бунхо вставил ее на свое место2.

______________

Записал и опубликовал Султан Мерешков (см.: Мерешков С. А. Г1алг1ай этнографически лексика. Инг ГУ, 2007, с. 28-31).

1. По древним ингушским повериям, лекарь, берущий плату за лечение, на том свете будет варить в котле одну воду.

2. Вряд-ли какая-нибудь медведица допустит человека к своему медвежонку. Будет ли медведица просить помощи у людей? Вряд ли. Однако, наблюдались случаи, когда в безвыходном положении и дикое животное прибегало к помощи человека.
Интересную историю рассказал ученый Б. С. Садулаев, который вместе с товарищем оказался в Панкисском ущелье. Как известно, многие ингуши переселялись в Грузию в местность Панкисси. Там в селении Джоколо проживала семья ингушей Борчашвили, у которых было много искусных лекарей, умеющих делать трепанацию черепа и лечить другие заболевания. Товарищ Б. С. Садулаев все время жаловался на головную боль и, вследствие этого, на бессонницу. Тогда лекарь посадил перед собой больного, ошупал голову, затем тщательно ее обрил. После чего стал обливать голову холодной родниковой водой. Острым ножом отвернул вокруг одной точки кожу и извлек оттуда скрученный спиралью волос длиной 3 м. 72 см., который и причинял пациенту боль.

Особенно отличался умением быстро оказать помощь при переломах костей черепа лекарь Бунхо Бузуртанов. Однажды один из жителей с. Алкун, упав с дерева, ударился головой о пень. На его крики сбежались односельчане. Больного срочно доставили к лекарю Бузуртанову Бунхо Бурсаковичу, который установил, что вмятая кость, соприкасаясь с мозгом, причиняет боль. Необходимо было срочное хирургическое вмешательство. Бунхо взялся за дело. Он разрезал кожу на ушибленном месте. Раздвинул ее специальными инструментами (моарзаг1а – вид щипчиков для захвата краев ран) и, оголив черепную поверхность, стал скоблить кость с помощью гама (гам – инструмент для скобления).

Выскоблив ушибленное место черепа, лекарь обнажил травмированную часть мозга. После этого он взял полый рог барана, поставив его к ране широким концом, он стал резко высасывать воздух, твердый костяной покров черепа отстал от ушибленного участка мозга. В результате больной успокоился, затем «хирург» извлек теплый мозг из только что забитого козленка, приложил его к свежей ране больного и сделал перевязку. Больной выздоровел.

В одном из поединков житель с. Мецхал Котиев Исмаил Хусенович получил кинжальный удар в голову. Раненого привезли во Владикавказ. Осмотрев больного, врачи заключили, что рана пациента несовместима с жизнью. Череп был разрублен на две части – от мозжечка до переносицы. За его лечение взялся мецхальский лекарь хирург Точиев Бунхо. Он проделал сложную операцию. Тщательно очистил рану, мелкие кости из мозга вылизал языком, вытирая каждый раз язык чистой тряпкой. Затем Бунхо велел зарезать черного курдючного годовалого барана. Отделив часть курдюка, разрезал его на тонкие ломтики, и стал вкладывать в рану, а затем вынимать ломти с кровью и гноем. Затем сложил череп и плотно перебинтовал его древесной корой. Вскоре безнадежный Исмаил Котиев выздоровел и прожил после этой операции еще 40 лет.

______________

Из различных источников материал собрала ведущий научный сотрудник отдела истории Инг НИИ гуманитарных наук М. Долгиева, за что приносим ей благодарность.

КАВКАЗ - ЛОЖЕ БОРЕЯ

В представлениях многих поколений людей Кавказ издревле считается краем невиданных чудес и приключений. Необыкновенная прелесть и первозданная красота живописных горных ущелий, густая сеть буйных стремительных рек, многоголосое журчание живительных минеральных источников, чарующая взор панорама сверкающих на солнце белоснежных вершин - все это никого не может оставить равнодушным и придает седому Кавказу неодолимую притягательную силу. Люди тянутся на Кавказ со всех концов света. Человек, хоть однажды посетивший этот красочный край, постоянно одержим жаждой встретиться с ним еще и еще раз. Можно сказать, что эта тяга к Кавказу уходит в глубь истории человечества.

Кавказ был освоен и заселен еще первобытными людьми эпохи палеолита. Он является одним из очагов становления человека как существа разумного. С древнейших времен люди находили здесь и достаток для пропитания, и средства для самосохранения.

Народам, обитавшим на огромных просторах евразийских степей, нельзя было миновать Кавказ, нельзя было его не заметить. Он не мог не привлечь их внимания хотя бы потому, что представлял собой громадную естественную преграду на пути бесконечных миграций племен из Азии в Европу, с востока на запад, с юга на север. Недаром уже древнейшие художники пытались воспроизвести громадный кавказский хребет в своих произведениях. Еще 4200 лет тому назад, на заре бронзового века, неизвестный художник из Передней Азии пытался изобразить горную цепь Кавказа на знаменитой  вазе.

Древнее знакомство с Кавказом породило множество легендарных и космогонических фантазий в представлениях древних людей. Отовсюду зримо ощутимые, но остающиеся недоступными, в то же время со страстной силой манящие к себе призрачные вершины казались простодушному воображению первобытных народов "сереброкованными престолами" грозных божеств, откуда небесные силы посылали свои карающие молнии, живительный свет и тепло солнечных лучей . И народы боготворили вершины Кавказа. По выражению Эсхила (525 - 456 гг. до н. э.), "они воспринимали недоступные горные вершины как жилища богов, считали их подножием неба, которое они подпирают как могучие Атланты"

Ни один горный хребет не занял столь популярного места в мифологии древних греков, как Кавказ. В определенной мере можно сказать, что Кавказ оплодотворил многие основополагающие сюжеты их мифологии. С Кавказом они связали свой бессмертный миф о Прометее, сюда, в золотоносную Колхиду, отправился их герой Язон со своими аргонавтами.

Греческие мифы приурочивают к Кавказу борьбу стихийных богов земли - Титанов с новыми, более одухотворенными богами Олимпа, борьбу Тифея - подземного огня с Зевсом - огнем небесных молний. Очень примечательно, что Плутарх, комментируя книгу Клеанта "Борьба богов", рассказывает такой мифический сюжет: "Гора Кавказ прежде называлась "Ложем Борея" (т. е. Ложем ветров) и вот почему: Борей силой увез Киону - дочь Арктура на так называемый холм Нифат и произвел там с нею Гирпака, который наследовал трон Гениоха. После того и гора стала называться "Ложем Борея". Имя же Кавказ она получила по причине того, что после борьбы Гигантов Сатурн, желая избегнуть угрозы Юпитера, бежал на самую высокую вершину Ложа Борея и спрятался там, превратившись в крокодила. Когда же пришел Юпитер туда, то связал своего отца плетеной шерстью и сбросил его в Тартар, а к горе, которую назвал в честь того привязал Прометея и заставил его страдать от орла".
"Кавказ" может означать понятие " "ворота асов".
В связи с толкованием термина "Кавказ" внимание вновь привлекает древнегреческая мифология, в которой Азы (или Азия) рисуется то как жена, то как мать Прометея. А поскольку греки считали себя потомками Девкалиона, сына Прометея и Азии [12], то можно допустить, что в их воображении они "кровнородственно" связывали себя с Кавказом. А настоящая древняя Азия греков примыкала к Кавказу и гнездилась в их представлениях у ног Кавказа, как у своей колыбели [13]. Следовательно, первейшая и древняя Азия греков - это Предкавказье, и лишь позднее это название перекинулось на Среднюю, Центральную и Переднюю Азию.


Из всего сказанного вытекает, что древние греки воспринимали Кавказ как колыбель азов, с ним прочно связывали первобытные мифологические представления и легенды о кавказской гряде и Азии.

В кавказских горах "зацепились" и засели у подножий заоблачных вершин остатки многих древних племен, здесь обнаруживаются многие обрывки древней истории человечества. "Можно смело сказать, - писал Г. И. Радде в 1883 году, - что никакая другая местность мира не имела такой разнообразной истории. Следы этих бесчисленных исторических наслоений, этого беспримерного смешения и столкновения самых противоположных народов древнего и нового времени сохранились на Кавказском перешейке до наших дней" [15]. Оттого-то Кавказ представляет собой теперь истинный музей исторических, этнографических и археологических сокровищ. Даже десятки и сотни ученых различных областей знания до сих пор не могут исчерпать бесценные этнографические данные, которыми кишит каждая местность, каждый народ, почти каждое ущелье Кавказа филологи имеют на Кавказе живой институт кавказских, индоевропейских, тюркских и других языков. Здесь нередко еще можно услышать такие наречия, которые составляют первобытные ступени развития древнейших языков мира. В ущельях Кавказа можно натолкнуться на такие сочетания и сплетения разнородных течений человеческой речи, которые наука еще не в состоянии объяснить. Тут и древнейшие индоевропейские корни,  и древнейшие уникальные шумерские слова и целые выражения, бытующие у горцев  Кавказа.

Плиний приводит скифское название Кавказа - "Кауказ", т. е. белеющий от снега
По ингусшки КЕЙ, КАЙ -белый.
По ингушски КАВКАС это КОВ"ворота, двор КАЗ- АСОВ. (АСГАРД)
КАЙКАС- это БЕЛЫЙ ОВЕН на ингусшком языке
Эльбрус (Алъебарз )по ингушски Вершина Огня, богов.
Прометей есть в ингушским эпосе ПХАРТМАТ (мастер-кузнец) украл пелено огня у Селы-громовержца
Ингушский Бог Цей-это гре.ч Цеус(Зевс , Дий)
Ингусшки Бог Гела (солнце) это греч. бог Гелиос
Ингушский Бог Элда(хоязин ЭЛа это потусторноий мир мир мертвых) это греч. Аид


Элда, Этер, Ешпор, Эштр (ингуш., «хозяин Эла»), в мифологии ингушей и чеченцев бог, владыка подземного мира мёртвых - Эл. Он мудр, обладает даром провидения. От удара его посоха дрожит весь мир. Сидя на высоком троне из человеческих костей в башне, вершит суд над душами усопших: в соответствии с поступками, совершёнными ими при жизни
Ингусшкий Эшап (охраняющий вход Эл) это греческий Цербер
нарт-орстхойском эпосе ингушей и чеченцев антропоморфное, бесполое чудовище, охраняющее вход в Эл (не пропускает в него живых и не выпускает из него мёртвых). Имеет девять глаз, девять рук и ног, из его пасти торчат клыки; у него огромное тело, обросшее длинными космами. Человек не в силах причинить ему какой-либо вред.
В \ сказках Ешап - баба-яга, колдунья, сосущая у людей кровь или пожирающая их.
Лит.:  кн.: Далгат У. Б., Героический эпос чеченцев и ингушей, М., 1972, с. 304-09; [Магомаев И.], Сказки и легенды чеченцев в русском пересказе, в кн.: Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа, в. 22, Т
из "словаря слов Гомера":
Пэан - искупительная песнь, своего рода призыв к Аполлону-искупителю, исполнявшаяся и в честь победы, и во время битвы. В последнем случае - распевный речитатив, служивший пробуждению воинского духа и обретению покровительства демонов-керов. Бог кровопролития Эниалий призывался криком: «Алалай!»
Эниалий (микен. др.-греч. убийственный) - в микенскую эпоху самостоятельное греческое божество. В классической греческой мифологии эпитет Ареса.
В Спарте ему ночью приносили в жертву молодого щенка. В Спарте находилась деревянная статуя Эниалия, закованного в цепи.
Эниа́лий
     (греч. Ἐνυάλιος, убийственный), бог войны или одно из прозвищ Ареса. Имя Э. упоминалось в присяге эфебов; оно происходит от ἐνυάλιος (убийственный) -
Эниалий  ингусшкмй язык  Ениалий (Князь, Бог Смерти, Убийств)
Алелай! выражение ингушей.