May 12th, 2013

СЫН МЕСЯЦА

Ингушская сказка: СЫН МЕСЯЦА
В далекие времена жили муж с женой. У них было семеро сыновей. Они молили Дъялу, чтобы он даровал им девочку. Через некоторое время родилась девочка - все ее любили и лелеяли. Не исполнилось ей и нескольких месяцев, как у этих людей стали пропадать с яблонь яблоки. Стали они сторожить, и выстрелом из ружья ранили одного вора в палец. Но вор убежал. Тогда собрали всех жителей села, чтобы опознать вора. У всех пальцы были целы.
- Остался ли кто-нибудь в селе непроверенным? -
спросили.
- Остался один ребенок в люльке,- ответили.
Осмотрели ребенка, и у него действительно не хвата
ло мизинца. Это была недавно родившаяся девочка.
- Эта девочка станет ведьмой,- сказали люди и ре
шили, что ее надо убить
Но мать упросила людей не убивать девочку, и они оставили ее в живых. На ее смерти настаивал младший брат:
- Если вы ее не убьете, я покину дом.
И через некоторое время он уехал, После этого прошло много лет, и он решил проведать своих отца-мать и братьев. Возвратился он в село и не увидел ни одного живого человека. Подъехал к своему дому, спешился, но никого в доме не обнаружил.
Сидит он в комнате, а из-под пола выскочила мышка, из-за двери вышла кошка, из-под подоконника выполз муравей.
- Кто ты и откуда? - спросили они.
Тогда младший брат рассказал им, почему он ушел из дому, и о своем решении повидать родителей и братьев.
- Хорошо, что ты ушел отсюда, потому что твоя се
стра, как только начала ходить, сразу съела мать, отца,
потом братьев, всех односельчан и все живое. Только мы
трое от нее спаслись. Сейчас она придет. Она преддожит
тебе есть, но ты скажи, что сыт, и попроси ее, чтобы она
принесла тебе в решете воды. Так ты сможешь от нее
спастись.- И мышка, кошка и муравей быстро спрятались.
В это время вернулась сестра-ведьма.
- С добрым приходом, гость из нашего края! Как дол
го ты не возвращался к своей сестре,- сказала она.
- Пусть долго ты не проживешь! - сказал брат.
Видит брат: выскочила его сестра-ведьма и съела одну
ногу у коня. Вбежала она в дом и спросила:
- На скольких ногах ты прибыл? Да умрет твоей ма-
терью рожденная
На трех ногах прибыл, чтобы моей матерью рожденная умерла! - ответил брат.
Опять выскочила ведьма во двор и съела вторую ногу
коня. Зашла и спрашивает:
- На скольких ногах ты прибыл?
- На двух ногах прибыл.
Съела еще одну ногу и спрашивает:
- На скольких ногах ты прибыл?
- На одной ноге приехал, да умрет моей матерью рож
денная! - ответил брат.
Съела сестра-ведьма последнюю ногу коня и спрашивает:
- На чем ты приехал, моей матерью рожденный?
- Ползком на животе приехал.
Съела сестра-ведьма всего коня, оставила одни кости и спрашивает:
- А теперь ты на чем приехал, мой братик?
- Пришел пешком,- ответил брат.
- А что бы ты поел, братик?
- Я сыт,- ответил младший брат,- но хотел бы выпить водицы, принесенной в отцовском решете.
Схватила сестра-ведьма решето и бросилась за водой. В это время из-под пола появилась мышка, через дверь вошла кошка, из-под подоконника вылез муравей. Они сказали:
- Возьми с печки брусок и точило, потри ими кости
своего коня и произнеси: "Стань прежним, мой конь",-
и конь твой оживет. Потом возьми гребенку матери, ку
порос и уголь из очага. Как только почувствуешь за со
бой погоню, бросишь - они тебе помогут.- И они по
прятались по своим местам.
Младший брат исполнил их советы и бросился бежать. Только он стал скрываться из глаз, сестра-ведьма бросила решето и пустилась за ним. К полудню она стала догонять брата. Брат бросил гребенку и пожелал, чтобы между ними оказался лес. И вырос лес, густой, как зубья этого гребешка. Брат дал отдохнуть коню и поскакал дальше.
Через некоторое время он услышал за собой погоню. Тогда он бросил купорос, и между ним и сестрой-ведьмой раскинулось большое купоросное поле.
Ведьма преодолела купоросное поле и стала его догонять. Бросил брат уголь, и между ними возник туман, черный как уголь.
Уже наступил вечер, потом ночь, и брат подумал, что спасся, но в это время он вновь услышал шум погони. Во всю прыть пустил он своего коня,
- Не убегай, все равно не спасешься! - услышал он
за собой крики сестры-ведьмы.
Младший брат уже не знал, что ему делать, как спастись. Посмотрел на небо. Увидел в небе Месяц и обратился к нему с просьбой:
- Месяц, возьми меня к себе!
И Месяц стал поднимать его к себе. Ведьма бросилась вслед и успела оторвать одну ногу коню.
Старики говорят, что Месяц и брат будут находиться вместе до наступления абаде.

Ингушский ПРОМЕТЕЙ: ПХАРМАТ

Пхармат (Прометей)

Чтобы Бог добро тебе сделал, чтобы с добром ты долго жил, чтобы зло тебя обходило, чтобы добро тебя находило, к чему говорить-сказывать, я расскажу тебе одну сказку, меч-чудо расскажу тебе, уши косули навостри, глаза волчьи раскрой!
Было это давным-давно, когда вон виднеющие ледниковые горы были выше, чем сейчас, когда на их вершинах не было снега и льда, а были разные цветы, приятно пахнущие травы, когда в глубоких ущельях, на горных склонах никогда не тающие снега и ледники были.
Я расскажу тебе, с каких пор вон на той вершине Башлама снег лежит, я расскажу тебе, с каких пор на ровных полях, на горных склонах приятно пахнущие травы, разные цветы показались.
В то время наши предки нарт-орстхойцы населяли глубокие ущелья, высокие башни и пещеры. Они были большого роста, этим горным скалам подобны. Их кони тоже были крупные. Подобно медведям, сильные были нарт-орстхойцы, подобны волкам, смелые были они, подобно тиграм, ловкие были они, подобно лисам, хитрые были нарт-орстхойцы. Они рукой легко отрывали куски горных скал и бросали их, криком своим они заставляли дрожать небеса, тем не менее, они были немощны - огня не было у них.
А могучий Села10 был безжалостен, был беспощаден. Он был хозяином неба, и огонь был его собственностью. На что сила, когда от нее людям нет прока? Какая польза от силы, когда от нее страдают люди?
Чтобы показать свою силу нарт-ортсхойцам, садился Села на огненные колесницы и над небесными высями прокатывался, поднимая страшный грохот, как будто разламываясь на куски, обрушивался небесный свод.
О-о! Как он удивлял людей!
О-о! Какой страх он наводил на землю!
Небесное обиталище Селы было вечно окутано черными тучами. Наполняя дождем, тучи низвергал на землю Села. А дождь в виде града-льда шел на землю, нагоняя на людей еще больше горя и бедствия. Из огня-радуги сделланного лука начинал он метать на землю молнии, все сокрушая. И добро, и зло были во власти Селы.
На зло щедр был Села, а на добро был скуп он.
Добро люди брали у него с трудом, зло Села сам давал.
Между небом и землею была вечная вражда!
Между Селой и человеком шла вечная борьба!
Чем больше нарт-орстхойцы бывали удручены горем и несчастьем, тем больше злорадствовал Села; чем лучше было настроение Селы, тем печальнее была Сата, возлюбленная Селы, мать нарт-ортсхойцев. Сата очень хотела помочь нарт-орстойцам, но боялась Селы.
В то время жил в горах могучий нарт Пхармат. Отличный кузнец был Пхармат. За доброе слово из холодной бронзы ковал он нартам мечи, щиты и кольчуги. А доброе слово высоко ценится в горах: да будет тебе счастье! Да будет тебе удача! Победа да будет за тобой! Будь ты свободен! Пхармат был скромным, щедрым, сильным нартом. Он мало говорил, много думал. Думал он, как и чем помочь людскому горю, как бы достать огонь. Ведь Села добром не давал его. С тех пор, как он появился на свет, собирал он все, что было лучшее в людях: силу, ловкость, острый ум, сноровку, терпение.
Конь его Турпал ходил в горах на воле.
- Конь закаляется под седлом и всадником, а мужчина - в труде и борьбе! Так почему твой Турпал всегда ходит на свободе? - спрашивали нарты.
Пхармат же отвечал:
- Конь мой закален. Придет время и мой конь принесет тлеющую головешку из небесного очага!
Нарт-орстхойцы чистосердечно смеялись над словами Пхармата. А Пхармат же думал о том, как бы помочь людскому горю.
И крикнул Пхармат своего Турпала. И от этого крика загремело ущелье Аргуна, задрожали горы, а могучий Села, проснувшись, перевернулся на другой бок.
Турпал, пасшийся далеко в горах, услышав зов своего хозяина, заржал в ответ, и от этого, как волны Аргуна, забились горы, а воды Аргуна вылились из своих мраморных берегов (звери в горных отрогах от перепуга застыли на месте, как вкопанные). Со скоростью молнии примчался Турпал к своему хозяину.
Взял Пхармат в руки булаву, прикрепил к локтю из кожи зубра сделанный щит, повесил на шею лук (божий пращ), подпоясал сбоку полную стрел кобуру, облек свой стан в кольчугу, подпоясал меч, сжал в руке копье с медным наконечником. Оседлав своего Турпала-коня, выпил полный турий рог йия11, приговаривая, "чтобы как на смоле нога держалась, чтобы как на тесте рука держалась", сел на коня и отправился туда, куда никто не ездил и откуда никто не возвращался.
Нарт-орстхойцы посыпали просо на дорогу, по которой должен был ехать Пхармат, чтобы ему счастье сопутствовало, поставили наполненный просом морк12, "чтобы уходил легким-пустым, возвращался тяжелым-наполненным!". Долго ехал Пхармат. Семь дней, семь ночей пробыл он в пути. Семь ущелий, семь гор прошел он и подошел, наконец, к подножию самой высокой горы Башлам, которая подпирает небесный свод, на котором живет Села. Долгий и трудный путь проделал Пхармат, поднимаясь на вершину горы по ее тяжелым уступам. На вершине горы были приятно пахнущие травы, разные цветы и красиво поющие птицы.
Изредка на вершину горы спускалась отдыхать солнцеликая Сата, Села-Сата, возлюбленная Селы, мать нарт-ортсхойцев. Обернувшись птицей, вышла она навстречу Пхармату. Человеческим голосом заговорила она:
- Эй, могучий нарт, ты неспроста поднялся на вершину Башлама.
- Правда это, щедрая птица, я неспроста поднялся на вершину Башлама. Я приехал за горящей головешкой из небесного очага и без нее не вернусь, - ответил Пхармат.
- Тому, кто с добрым намерением вышел, не может не сопутствовать счастье. Я помогу тебе. Конь скорый ди у тебя? - спросила Села-Сата.
- Быстрее ветра мой конь.
- Силен ли твой конь?
- Силен мой конь. Где конь мой ударит копытом, там родник образуется.
- Силен ли ты сам?
- В моих руках холодная бронза мягче смолы и воска, - ответил Пхармат Села-Сате.
И рассказала Села-Сата Пхармату, как, каким путем можно добраться до очага Селы и как из него достать горящую головешку.
- Села теперь спит. Как ветер, быстро помчавшись, пусть твой конь перепрыгнет через очаг. А ты в это время нагнись, хватай головешку и гони своего коня прямо на вершину Башлама. Берегись! Страшен Села, жесток Села! Если он проснется, живым не уйдешь и огонь не донесешь.
Пхармат так и поступил, как советовала Сата.
Быстро разогнавшись, над очагом Селы пронесся конь Пхармата. В это время, нагнувшись, из очага Пхармат схватил горящую головешку и помчался на вершину Башлама. От быстроты Турпала-коня от головешки поднялись языки пламени, будто длинный хвост потянулся за Пхарматом. И проснулся Села от того, что попали ему в ноздри эти огненные языки.
Увидел он, как смелый нарт с неба огонь несет на землю людям.
Очень перепугался Села, зная, что человек, если ему в руки попадет огонь, сделается сильным и смелым и попытается восстать против него.
Грозную погоню предпринял он за смелым нартом.
Развязал Села бурдюк с темной ночью. И стало так темно, что Пхармат не видел пальцев своих рук и ушей коня. Перестали видеть и нарт, и его конь. Вот-вот сорвутся в пропасть. Но чудесная птица Села-Сата полетела впереди их и своим чудесным пением указывала им дорогу. Видит Села, что темная ночь не в силах остановить Пхармата и его коня. И он развязал свой второй бурдюк со страшной бурей. Сильная буря и темная ночь чуть было не погубили смелого нарта и его коня. Но чудесная птица указывала им дорогу своим прекрасным пением.
Смелый нарт увидел, что буря гасит его головешку, и он, не задумываясь, спрятал огонь за пазуху. От сильного волнения воды Аргуна расплескались из каменной теснины, большие дубы вырванные с корнями из земли, носились в небе, как соломинки.
Видит Села, что ни темная ночь, ни сильная буря не в силах остановить ни нарта, ни его коня, что он целым и невредимым уходит от небесной погони. И открыл Села свой третий бурдюк со жгучим морозом. От жгучего мороза со страшным шумом трещали скалы и съеживались горы. Но бесстрашный нарт Пхармат и его Турпал-конь продолжали идти вперед.
Не в меру перепугался Села. Он видел, как смелый нарт и его конь уже подходят к подножию Башлама, и они вот-вот могут скрыться в пещере. Тут он с яростью схватил свой лук, из огня и луча сделанный, и начал метать молнии вслед нарту. От молнии содрогнулись горы, замерзшие родники растаяли, а волны Аргуна, как отара кутана, разбежались по горным склонам, высокие горные кручи задрожали, точно живые.
Ни жгучий мороз, ни сильная буря, ни темная ночь, ни молнии не смогли остановить и сбить с пути бесстрашного нарта Пхармата и его коня Турпала.
Они пришли в ту самую пещеру, где их ждали нарты.
- Берите! Вот вам огонь! - сказал Пхармат, обращаясь к удивленным нарт-орстхойцам. - В каждой башне, в каждой пещере, в каждом доме разожгите пламя!
Да будет в каждом доме много огня, тепла и света! Да будет вам счастье!
А в горах в это время был великий гул. Небо заявляло земле о своей вечной вражде. Люди же заявляли небу о своей вечной борьбе.
- Будьте счастливы! - крикнул бесстрашный нарт еще раз.
В горах в это время стоял страшный шум от небесного грома и вспышек молнии.
- Будьте счастливы, люди! Я должен предаться вечной муке! Я предамся муке, чтобы избавить вас от гнева Селы! Не горюйте обо мне! - и, выйдя из пещеры, направился бесстрашный нарт Пхармат сквозь молнии, холод, темную ночь и бурю на гору Башлам.
Над его головой вспыхивали молнии, буря бросала его в разные стороны, его руки и ноги закоченели от холода, кромешная тьма ночи окутала его. Это Села, разгневавшись, изрыгал злость.
Завидев смелого нарта Пхармата, идущего к небесному своду, на вершину Башлама, не спеша, затянул Села в свои бурдюки бурю, холод и ночь. Постепенно на равнинах, ущельях и горных склонах снизу вверх, вслед за Пхарматом, тая, все выше до самой вершины Башлама поднимались снег и мерзлота.
Вершину Башлама сковали снег и лед, она навечно надела на свою голову белый, снежный башлык.
И крикнул Села:
- Да будешь ты вечно жаждать огня, который ты унес с неба. Будешь вечно жаждать тепла!
И послал Села навстречу Пхармату своего верного слугу, одноглазого Ужу, с бронзовыми цепями.
Привязал одноглазый Ужу Пхармата бронзовыми цепями к ледяной вершине Башлама.
Села проклял его. С тех пор так повелось: все доброе проклято богом, все, что проклято богом, одобрено человеком! Между небом и землей существует вечная вражда! Между человеком и Селой происходит вечная борьба!
Каждое утро прилетает к привязанному Пхармату царь всех птиц - Ида.
Присаживаясь на колени Пхармата, задает она каждый раз один и тот же вопрос:
- Эй, несчастный Пхармат! Эй, жалкий Пхармат! Каешься ли ты в том, что совершил? Если ты раскаялся, я не трону тебя, если не раскаялся, я буду клевать твою печень!
Пренебрегая страшными муками, которым он будет подвергаться, всегда один и тот же ответ, говорят, дает Пхармат:
- Нет-нет! Я не раскаялся. Я дал людям тепло и свет! Нельзя раскаиваться в совершенном добром поступке.
А Ида, наточив тот же час о кремневую скалу свой стальной клюв, принимается клевать печень Пхармата.
Пхармат-нарт не издает ни звука. Его глаза никогда не увлажняются. С большим мужеством и терпением переносит он эту великую пытку и боль. С того времени, говорят, у вайнахов нарт-орстхойские мужчины никогда не плачут! С этого времени лежат на вершине Башлама снег и лед. На вершину Башлама, где привязан Пхармат, собрал Села с равнин и ущелий, с горных клонов весь снег, весь лед назло Пхармату, чтобы увеличить его жажду к теплу, огню.
С этого времени на склонах гор, в ущельях, на равнинах тепло. И это тепло от огня, привезенного Пхарматом с неба. С этого времени у подножия горы, на равнинах растут приятно пахнущие травы, разные цветы, красивые, чудесные птицы поселились в них, а на вершинах Башлама - мерзлота, вечная буря, никогда не тающий, затвердевший ледник. Там же привязан Пхармат. Он будет пребывать в вечной муке. Но никогда не умрет он. Он будет жить вечно!


Хьуна дала дика дийриг, диканца хьо дукха вахарг, вонна хьо т1аьхьатеттарг, диканна хьо хьалхавахарг! Дийцаний-аьллий, х1ун ду хьуна, ас цхьа туьйра дуьйцур ду хьуна, тур-тамаша буьйцур бу хьуна. Лунан лергаш самадахалахь, берзан б1аьргаш серладахалахь!..
Аса хьуна дуьйцур ду оцу д1огарчу Башламанан коьртехь ло маца дуьйна 1уьллу, шерачу аренашкаххьий, ламанийн басешкаххьий хаза хьожа йолу бецашший, тайп-тайпана зезагашший маца дуьйна дуьйлу...
Мацах хьалха заман чохь и д1огахь шуна гуш долу лекха лаьмнаш кхин а лекха хилла, церан кортошкахь х1инца санна лой, шай а доцуш, хаза бецашший, зезагашший хилла. Ткъа хьалха заман чохь цкъа а ца дешаш лой, шай к1оргачу 1аннашкаххьий, ламанийн басешкаххьий, шерачу аренашкаххьий хилла.
Оцу хенахь вайн дай, наьрт-орстхой, 1аннашкаххьий, хьехашкаххьий, лекхачу б1аьвнашкаххьий бехаш-1аш хилла. И д1огара лаьмнаш санна лекха хилла уьш. Церан дой а хилла иштта даккхий. Черчий санна ницкъ болуш хилла наьрт-орстхой, берзалой санна майра хилла, ц1оькъаш санна каде хилла, цхьогалш санна мекар хилла.
Катухий, атта схьайоккхий, ламанан тарх кхуссуш хилла цара, мохь тухий, ламанаш декош хилла, ц1ог1а тухий, стигланаш егош хилла цара. Делахь а г1орасиз хилла уьш - ц1е ца хилла церан карахь.
Ницкъ болу Села къиза хилла, 1азапе хилла. Иза хилла стигалан да, ц1е а цуьнан долахь хилла.
Х1ун пайда бу ницкъан а, цунах адамашна дика долуш ца хилча?
Х1ун пайда бу ницкъан, цунах адамашна 1азап-бала хуьлуш хилча? Наьрт-орстхошна, шегара ницкъ гайта, ц1еран хьорканаш т1е а хоий, инзаре йоккха г1овг1а г1аттош хилла Селас, стигала каглуш, дакъанаш хуьлуш, охьат1ейоьлхуш санна хоьтуьйтуш, ерриг стигала а къекъош. Села 1аш волу стиглан 1аьрчеш даима 1аьржачу мархаша хьулдинера. Дог1анах юзайой, мархаш лаьтта хьовсайой, оцу дог1анах ша, къора лаьтта елхайора Селас, адамашна т1е кхин а доккха 1азап доссош. Кест-кестта цо, нуьрах-ц1арах дина стела1ад кара а оьций, лаьтта стелахаьштигаш кхуьссура, дерриге а гонд1ахь дагош.
Дика а, вон а Селин карахь дара. Бонна комаьрша вара Села, диканна - сутар вара...
Дика къаьхьачу къица къийсамехь доккхура адамаша, ткъа вон - Селас ша луш дара.
Стигалний, лаьттаний юккъехь даима мостаг1алла лаьттара.
Селиний, адамашний юккъехь даима къийсам лаьттара. Наьрт-орстхой балано мел та1ий, г1адъоьхура Села. Села г1ад мел ихи, г1айг1ане йоьдура Сата. Сатина ч1ога лаьара наьрт-орстхошна гlo дан, амма Селех кхоьрура иза.
Оцу хенахь ломахь вехарш вара ницкъ болу наьрт Пхьармат, шен пхьалг1и чохь, нахана г1уллакх а деш. Дика пхьар хилла иза.
Пхьармат эсала, комаьрша, ницкъ болуш наьрт хилла. Къамел к1езиг а деш, къа дукха хьоьгура Пхьармата. Ойланаш дукха йора, адамийн балина, х1ун г1оли йийр яра-те, бохуш. Цо ойла йора, Селин долара а яьккхина, адамашна ц1е муха яхьар яра-те, бохуш. Бертахь ца лора иза Селас.
Ша дуьнен чу ваьлчахьана, нахана юккъера диканиг, оьзданиг, хьекъалениг схьагулдеш вара Пхьармат.
Цуьнан дин Турпал гуттара ломахь парг1ат лелара.
Олуш хиллера наьрташа Пхьармате:
- Дин беречунна к1елахь бахчало, къонах къийсамехь вахчало. Хьан дин парг1ат х1унда лела?
Пхьармата жоп луш хиллера:
- Сан дин бахчабелла бу. Хан т1екхаьчча, сан дино стиглара хаьштиг дахьар ду!
Цхьана дийнахь Пхьармата шен Турпале мохь тоьхнера, Органан ч1ож декош, ламанаш дегош, самаваьккхина, Селига aгlo хорцуьйтуш. Геннахь ломахь бежаш болу дин, шен да кхойкхуш хезна, дуьхьал терсира. Ткъес санна маса кхечира Турпал шен дена Пхьарматана дуьхьал. Караийцира Пхьармата чхьонкар1, т1едуьйхира йоьзан гlaгl2, хаьн т1е оьллира пхерчех юьзина хумп1ар3, пхьаьрсах къевлира булийн не1арх йина йолу туре4, коча тесира секха1ад5, юкъах дихкира тур, буйна къоьвлира буьххьехь йоьза вед йолу г1оьмакх6.
Шен Турпал динна юткъа нуьйр а тиллина, хьехан ма1а юьззина доьттина йий а мелла, бакхах7 санна ког латийталахь сан, бадах санна куьг латийталахь, аьлла, дина а хиъна, цкъа а цхьа а ца ваханчу, вахнарг вуха ца вог1учу новкъа велира иза. Наьрт-орстхоша Пхьармат воьдучу новкъа борц хьаьрсира, некъ дика хилийта, аьлла. Макхах буьзна мок х1оттийра: "Воьдуш, вайн-веса хуьлда хьо, вог1уш веза-вуьзина хуьлда хьо!" - аьлла.
Дукха ихира Пхьармат. Bopxl дийнаххьий, ворх1 бусий некъ бира цо. Bopxl 1ин, ворх1 лам хадийра цо. Шена т1ехь Села вехаш йолу стигал хьалалаьцна лаьттачу Башламанан духхе кхечира Пхьармат. Нисса хьала йолчу инзаре халачу басешкахула ирх некъ бира Пхьармата. Башламанан коьрте велира иза. Башламанан коьртехь хаза хьожа йолу бецашший, тайп-тайпана зезагашший дара.
Оцу Башламанан коьрте сада1а юссуш хиллера маьлхан нур догу Сата, Села-Сата, Селин езар, наьрт-орстхойн нана.
К1айн олхазар хилла дуьхьалъелира иза Пхьарматана. Адамийн маттахь цуо элира:
- Х1ай ницкъ болу наьрт! Хьо лаа-тара ца ваьлла х1окху Башламанан буьххье.
- Бакъду иза, комаьрша олхазар, со лаа-тара ца ваьлла х1окху Башламанан коьрте. Со стигалан кхерчара адамашна ц1еран хаьштиг дахьа веана, и доцуш, вухавоьрзур волуш а вац, - жоп деллера Пхьармата.
- Дикачу г1уллакхана араваьллачуьнан некъ дика ца хилча, амал дац. Аса гlo дийр ду хьуна, - аьлла Села-Сата.
Юха а хаьттинера цо:
- Дин дика буй хьан?
- Мохал маса бу сан дин, - жоп деллера Пхьармата.
- Ницкъ болуш буй хьан дин?
- Сан дино берг тоьхначохь, шовда гучудолу.
- Ницкъ болуш вуй хьо хьуо?
- Сан карахь шийла боьрза бакхал а, балозал а к1еда хуьлу, - элира Пхьармата.
Села-Сата дийцира Пхьарматана муха, муьлхачу новкъа вахча, кхачалур ву Селин кхерча, дийцира цуьнан кхерчара ц1еран хаынтиг муха эцалур ду.
- Села х1инца вижина хир ву. Мох санна чехка хьайн дин д1ахахка. Селин кхерчана т1оьхула кхоссабалийта иза. Цу чохь йогуш йолчу ц1арна хьо т1е ма нисвеллинехь, охьа-чукховдий, катохий, ц1еран хаьштиг схьаэца. Цул т1аьхьа хьайн дин, юханехьа, нисса Башламанехьа хахка. Ларлолахь! Инзаре ву Села! Къиза ву Села! Иза самавалахь, дийна д1авохуьйтур вац цо хьо а, я хьан дин а. Лаьтта ц1еран хаьштиг д1акхачор дац ахьа т1аккха.
Иштта, Сатас ма-хьеххара, г1уллакх дира Пхьармата.
Чехка хахкабелла, Селин кхерча т1оьхула кхоссабелира Пхьарматан дин. Охьакхоьвдина, ц1еран хаьштиг схьаэцна, Башламанан коьртехьа хаьхкира Пхьармата шен дин. Дин сов маса хьадарна, хаынтига т1ера г1оьвттинчу суйнаша дехха ц1ога диллира Пхьарматана т1ехьа. И суйнаш меран1уьрга дахана, самавелира Села. Гира цунна майрачу наьрто шен цlepгapa хаьштиг хьош. Хаьара Селина, ц1е караеъча, стаг ницкъ болуш а, майра а хир вуйла, т1аккха иза шена дуьхьал г1оттур вуйла.
Боккха ницкъ карабахнера стагана. Кхеравеллера ницкъ болу Села. Доккха орца даьккхира Селас майрачу наьртана Пхьарматана т1аьхьа. 1аьржа буьйса чохь йолу китт8 схьадаьстира Селас. Пхьарматана шен куьйгийн п1елгаш ца гуш, динан лергаш ца гуш, 1аржъелира. Са ца гуш дисира Пхьарматтий, цуьнан динний. Ахкачу а дахана, х1аллакьхиларна кхерам бара и шиъ. Амма тамашина хазачу олхазаро Села-Сата, хьалха а даьлла, шен исбаьхьачу эшаршца некъ хьоьхура царна.
1аьржачу буьйсанан ницкъ ца кхаьчна, наьрттий, цуьнан динний сацо. Т1аккха Селас схьадаьстира шен дарц чохь долу китт а. Чехка дарц т1аьхьахийцира Селас Пхьарматана. 1аьржачу буьйсаной, чехкачу дарцой ч1ог1а хьовзийра Пхьарматтий, цуьнан динний. Т1аккха а, хазачу олхазаро Села-Сата, шен т1емашца дорцана дуьхьало еш, шен эшаршца некъ хьоьхура царна.
Пхьарматана гира, шен карара догуш долу хаьштиг, чехкачу дарцо дойуш. Ц1е йоцуш, лаьтта восса таро яцара цуьнан. Шен чета диллира цо иза. 1ожаллин хелхарца майрачу наьртана гонах хьийзара буьрса дарц, 1аьржачу буьйсано б1арзвинера, четахь долчу хаьштиго накха морцура. Дукха ч1ог1а ласторна, Органан хиш мокхазан бердашкара юьстах тийсинера, даккхийра нежнаш, орамашца бухдаьхна, чан хелигаш санна, стигалхула идадора.
Селина гира я 1аьржачу буьйсане а, я ч1ог1ачу дарце а наьрттий, цуьнан динний сацалуш цахилар. Зен-зулам доцуш, стигалан орцанах наьрт к1елхьараволуш лаьттара.
Т1аккха схьадаьстира Селас морса шело чохь йолу кхоалг1а китт а.
Морсачу шелоно ламанан тархаш лоьлхуьйтуш, ламанаш хабийнера, делахь а майра наьрт Пхьарматтий, цуьнан дин Турпаллий хьалха д1аоьхура.
Ч1ог1а кхеравелира Села. Цунна гира майра наьрт Башламанан охьа буххе кхочуш. Х1инца к1елхьараволуш лаьттара иза. Сов ч1ог1а г1ирвоьлла, ц1ерах-нуьрах дина, шен стела1ад схьаэцна, наьртана т1аьхьа стелахаьштигаш кхийса вуьйлира иза.
Стелахаьштигаша ламанаш лестадора, г1орийна лаытина шовданаш доладалийтира, Органан тулг1еш, къаьхкиначу жан метта санна, ламанан басешкахула д1ай-схьай хьовдийтира, ламанан лекха тархаш, дийна йолуш санна, меттахъхьера.
Морсачу шелоне а, ч1ог1ачу дарце а, 1аьржачу буьйсане а, стелахаьштигашка а ца сацавелира майра наьрт Пхьармат. Шега хьуьйсуш наьрташ болчу йоккхачу хьеха чу д1акхечира иза.
- Х1ан! XIapa ю шуна ц1е! - элира Пхьармата цецбоьвллачу наьрташка.
- XIop б1аьвна чу, xlop хьеха чу, xlop г1али чу латаелаш ц1е! Паттаелаш йоккха алу! Xlop ц1а чохь хилийталаш ц1е! Хилийталаш йовхо! Хилийталаш серло!.. Ма яйталаш ц1е цкъа а! Хуьлда шу ирс долуш!
Т1аккха оцу хенахь йоккха г1овг1а г1аытира, Селас т1ом беш... Стигал яра лаьтте гуттаренна а мостаг1алла хьедеш! Стаг вара Селига гуттаренна а къийсам хьебеш! Села, г1ирвоьлла, оьг1азвахнера!
- Ирс долуш хуьлда шу! Шуна т1ера Селин 1азап д1аайархьама, со 1азапе вожа везаш ву! Ире долуш хуьлда шу! Суна г1айг1ане ма хилалаш!
Майра наьрт Пхьармат стелахаьштигашний, шелонний, дарцанний, 1аьржачу буьйсанний дуьхьал вахара Башлам т1е. Цуьнан коьрта т1оьхула стелахаьштигаш лелхара, дарцо д1ай-схьай веттара иза, куьйгаш-когаш шелоно дахьийнера цуьнан. Иза Села вара, оьг1азваханчуьра васта ца луш.
Башлам т1е, шена дуьхьал стигалан 1аьрчашка хьалавог1уш майра наьрт гича, Селас меллаша китташна чу уьйзира дарцций, шелой, буьйсий. Аренашкара, 1аннашкара, лаьмнийн басешкара шело, цкъа а ца дешаш 1иллина ло, гlypa меллаша Пхьарматана т1аьхьа Башламанан коьрте хьалаяхара. Лайн, шан йийсаре бахана д1ах1оьттира Башламанан корта, цкъа а кхин д1а ца яккха, цуо шен коьртах к1айн башлакх хьарчийра.
Мохь туьйхира Селас:
- Айхьа стиглара йихьначу ц1арах хьегавойла хьо! Йовхонах хьегавойла хьо! - аьлла.
Шен тешаме лай, цхьа б1аьрг болу 1ужа, вахийтира Селас Пхьарматана дуьхьал гезан з1енаш9 а эцна. Башламанан коьрте д1авихкира 1ужас Пхьармат оцу з1енашца.
Пхьарматана 1азапна, аьлла, Селас хьалагулйинчу шелоно, г1урано, лайно Башламанан корта, гlopoш, д1алецира.
Пхьармата лаьтта еанчу ц1аро дерриге дуьне дохдира, аренаш, ламанийн басеш, к1орга 1аннаш хаза хьожа йолчу бецаший, тайп-тайпанарчу зезагаший дукъдина д1ах1иттийра.
Массо а 1уьйранна д1авихкина волчу Пхьарматана т1едог1у дерриге а олхазарийн эла Ида. Пхьарматан голаш т1е охьахуий, даима цхьа хаттар до цо:
- Х1ай декъаза Пхьармат! Х1ай къинан Пхьармат! Дохковаьллий хьо, айхьа динчунна? Хьо дохковаьллехь, аса хьавийр вац хьо, ца ваьллехь, хьан до1ах дожур ду со!
Шена хин долчу инзаречу 1азапан ойла ца еш, гуттара а цхьа жоп ло Пхьармата:
- Х1ан-х1ан! Дохко ца ваьлла. Аса адамашна ирс делла, аса адамашна йовхо, серло елла! Дина даьллачу дикачу г1уллакхана дохковала мегар дац!
Ткъа олхазарийн эла Ида, шен болатан з1ок, мокхазан т1улгех хьокхий ир а йой, Пхьарматан до1ах дажа долало.
Пхьармата цхьа узар ца бо. Цуьнан б1аьргаш чу цкъа а т1уналла ца юссу. Доккхачу доьналлица, воха ца вухуш, лов цо и доккха 1азап, и доккха лазар.
Оццу хенахь дуьйна схьа ду-кх вайнехан, наьрт-орстхойн къонаха воьлхуш цахилар. Оццу хенахь дуьйна ду-кх, ламанийн баххьашкахь, даиманна а ца дешаш, дижина 1уьллу луо, ша хьоькхуш, шийла дарц. Пхьармат Башламанан коьрте д1авихкича, цунна 1азапна, аьлла, Селас цига хьалагулдина-кх иза, даиманна а иза йовхонах хьего, ц1арах хьего.
Оццу хенахь дуьйна схьа ду-кх шерачу аренашкаххьий, к1оргечу 1аннашкаххьий, ламанийн басешкаххьий хаза хьожа йолу бецашший, тайп-тайпана зезагашший. Оцу хенахь дуьйна схьа ю-кх лаьттахь йовхо, беркат, серло. И йовхо адамашна Пхьармата еана! Ткъа Пхьармат д1авихкина ву оцу Башламанан буьххье. Иза даиманна а доккхачу 1азапехь ву, амма цкъа а лийр вац иза! Турпал ца ле! Турпал даим веха!

Сын Солнца

ГАЛГАЙСКАЯ (ИНГУШСКАЯ) ЛЕГЕНДА
Однажды охотился молодой князь со своей дружиной из 63 человек. Увлекшись охотой, он забрался далеко в лес, а когда к вечеру захотел вернуться домой, то увидел, что заблудился. Долго старался он выбраться из леса, но безрезультатно. Тогда, усталый, он остановился и стал озираться кругом в надежде увидеть хоть какое-нибудь человеческое жилище. Вдруг он заметил вдали тонкую струйку синего дыма, медленно поднимавшуюся вверх между деревьями. Князь обрадовался и направился туда. Когда он подъехал ближе, то увидел среди леса одинокое жилище. Князь слез с коня и вошел в него. Дом был пуст, только в углу на полу сидел голубь. Тот, увидев вошедшего князя, перепрыгнул через порог и перескочил в другую комнату. Князь последовал за ним и увидел, как голубь, скидывая с себя перья, стал превращаться в девушку необыкновенной красоты. Князь, пораженный увиденным, решил, что женится на ней, если у нее окажется энергия, соответствующая ее красоте. И он сказал ей:
- Красавица, со мною 63 моих дружинника, если ты успеешь с ног до головы одеть их, сшив им до заката солнца полное одеяние, то я женюсь на тебе.
Девушка кивком головы ответила согласием и принялась за работу. До заката солнца она сшила для дружинников одеяния, за исключением только одной вещицы, - который оставалась недоделанной.
А солнце не ждет, оно опускается все ниже и ниже. И вот она просит Дъялу остановить ход солнца на одно мгновение, пока она не дошьет всё. Дъял внял ее молитвам, и солнце на какое-то время остановилось… Девушка выполнила свою задачу и передала князю полное одеяние для всей его дружины. Князь обрадовался, что нашел себе достойную невесту. На другой день он уехал домой и сыграл свадьбу. Трое суток продолжался свадебный пир.
По окончании свадьбы князь направился в комнату невесты. Когда он вошел, он увидел: в углу, около двери, стояла его невеста, посреди комнаты на низком трехножном столе стояло полное блюдо и кувшин хмельного напитка. Князь подсел к столу, но как только он дотронулся до блюда, раздался стук в окно. Князь выскочил из комнаты и исчез на всю ночь. Вернулся он домой только на рассвете. Когда он вошел в комнату, то не посмотрел на невесту, которая продолжала стоять на своем месте, и, не сказав ей ни слова, добрался до кровати и, не раздеваясь, завалился спать. Проспал он мертвым сном весь день до самой ночи. Проснувшись, он привел себя в порядок и опять подсел к столу. Но не успел он дотронуться до еды, снова, как и в прошлую ночь, раздался таинственный стук в окно. Князь вскочил и исчез опять на всю ночь. Вернулся он только утром и безмолвно, не произнеся ни слова, завалился спать. Его невеста и блюдо по-прежнему продолжали стоять на своих местах. В третью ночь повторилась та же история.
Проведав о таинственных стуках в окно и исчезновениях сына по ночам, родители князя явились к невесте и расспросили ее обо всем. Невеста рассказала, как все происходит. Тогда отец с матерью решили подкараулить сына. На четвертую ночь они спрятались за дверью, и когда в урочный час раздался таинственный стук в окно и на стук выскочил их сын, они схватили его. Молодой князь молча рвался к месту стука. Но родители держали его крепко. Тогда раздался еще стук. Сын рванулся сильнее, вырвался из рук родителей и выскочил во двор. За ним побежали и его родители. Тут на крыльце под окном они увидели высокого старца в белом одеянии с длинной белой бородой. Увидев родителей, не пускающих сына, старец сказал им:
- Отпустите его, он должен следовать за мной. Если захотите его видеть, завтра в эту пору приходите с его невестой на курган, который стоит за селингом.
С этими словами старец исчез вместе с молодым князем, который безмолвно последовал за ним.
На другую ночь, к назначенному времени, отец с матерью и невестой направились к кургану. Когда они поднялись на вершину кургана, то увидели столб пламени, который своей верхушкой упирался в небо. У огня стояли старец с молодым князем. Старец обратился к отцу и сказал ему:
- Я отец Солнца. С сотворения мира мой сын Солнце всегда возвращался ко мне в определенное время. Но случилось однажды, что он не пришел в свое время. Случилось это по вине твоего сына: его невеста, чтобы докончить свою работу до заката солнца, обратилась к Мне с просьбой на время остановить закат солнца. Молитва ее была услышана творцом мира, и мой сын вернулся ко мне с запозданием. За это я решил мстить твоему сыну. Каждую ночь я буду забирать его в мое огненное царство. Домой я буду отпускать его лишь на рассвете и то в безмолвном сонном состоянии. Если любишь его и хочешь спасти, войди в этот огонь.
Отец молодого князя много наговорил о своих чувствах и любви к сыну, но в огонь не пошел. Тогда старец обратился к матери. Она также много говорила о своей материнской любви, о своих чувствах к сыну, но идти в огонь также отказалась. Наконец настала очередь невесты. Отец Солнца обратился к ней:
- Если ты любишь и хочешь спасти своего жениха, иди в огонь.
Невеста ничего не сказала, скромно извинилась перед родителями жениха, молча закрыла глаза спокойно, тихо вошла в пламя. Пламя сразу расступилось, и невеста невредимая стояла на вершине кургана.
- Твоя любовь чище и сильнее огня, бери своего жениха, ты заслужила его. Пусть для счастья земли от тебя пойдет особое поколение стыдливых, чистых женщин, - сказал отец Солнца и ушел в свое огненное царство.

- Ингушские пословицы -

Тарамий барт хуле, заохалол хургда.
Если двойники-духи сговорятся, то свадебный сговор состоится


Тахан лергволаш санна наха дикадар де, в1алла лергвоацаш санна дуне лаха.
Спеши делать добро, словно уже завтра умрешь; спеши жить в свое удовольствие, словно не умрешь никогда.

Тешам - сага юхь.
Надежность во всем - лицо человека.

Двадцатилетний похож на волка - шустрый, быстрый; сорокалетний похож на барса - мужественный, своего не упустит; шестидесятилетний похож на медведя - ленивый и склонный к спячке.

Туро кхераваьр г1ажах кхийрав.
Напуганный мечом, палки боялся.

Туха чам байначун хина чам хиннабац.
Кто потерял вкус соли, тот забыл вкус воды.


1а сога "говра хьовзае" ях, со говро удаву.
Ты говоришь "гарцуй", а меня конь сам несет.

Саг вац, наха лоарх1аш веце.
Тот не человек, кого люди не чтут.

Хох - ийс дохьаж, саьмарсаькх ирс дарба (Хох ийс дохьажи цхьа дарбеи, саьмарсаькх - цхьа дохьажи ийс дарбеи).

Лук - девять отрав, чеснок - девять лекарств (Лук - девять отрав и одно лекарство, чеснок - одна отрава и девять лекарств).

Форда бухе кхача веннар форда бухе висав.
Кто стремился попасть на морское дно, на дне и остался.

1ехача ж1алех ма кхера, ца1ехар да кхераме.
Лающую собаку не бойся, бойся, если она не лает.


1оажал кога к1ала йоал.
Смерть находится под ногами.

Уйла ца еш, дош ма ала; аьнна ваьлча, юха а ма вала.
Не подумав, не говори, а сказав, не отступай.

1овдала вац наха 1еха ца вер.
Тот не дурак, кого люди не могут дурачить.

1овдала саг - говра; хьаькъала дола саг - цун баьре.
Дурак - лошадь, умный - ее наездник.

1овдалча дас во1 хеставу, 1овдалча нанас йо1 хестаю.
Глупый отец сына хвалит, глупая мать дочь хвалит.

1овдалча наха хьаькъал - йист ца хилар да.
Ум дурака - в молчании.

1овдалча сагаца яхь ма лелае.
Никогда ни в чем не состязайся с глупцом

1у воаца 1ул - берзалой фос.
Стадо без присмотра - волчья добыча.

1уйре ц1ийелча, маша кийчбе; сайре ц1ийелча, кхача кийчабе.
Заря красная - готовься к непогоде; закат красный - готовься в путь.

1унал даь дег1 эзде хиннад.
Благородно то тело, которое содержат в строгости.


Яьсса пхьег1а екаш хул.
Пустая посуда обычно гремит.

Яла ха этта бордз, боарза т1а а яьнна еннай.
Пришло волку время умирать, он взобрался на курган (от гордости) и там умер.


Ялсамален карта эхь-эзделах яьй.
Ограда рая сделана из чести и достоинства.

Яхь йолча эздел а хургда, эздел долча яхь а хургъя.
Где гордость, там и благородство; где благородство, там и гордость.

Ювзаш ейна ц1и - долалушехьа хаьда фу.
Погасший во время разжигания костер, в самом начале прервавшееся потомство.

Юрта йисте кхийнача сагал юрта юкъе кхийна пхьу тол.
Пес, выросший в центре села, лучше, чем человек, выросший на отшибе.

Юртаца ийг1ачун к1ур лекъаб.
У того, кто поссорился со всем селением, очаг потух.


Юхалург тела х1ама-гаргало теда к1од да.
Отданное в долг - ножницы, режущие родство.

Юхьа дезадар дувцачох лоравала веза.
Надо остерегаться того, кто льстит тебе в лицо.

Эггар хозаг1а дола х1ама да", - къайгага аьлча, къайго ший к1ориг енай, йоах.
Когда вороне сказали: "Принеси то, что ты считаешь самым красивым", - она, говорят, принесла своего птенца.

Эггар пайда боаца х1ама - воча сагаца доттаг1ал лацар да.
Нет ничего хуже, чем сдружиться с подлецом.

Эзде воацар кито гучавоаккх.
Неблагородного видно по его поведению за столом

Эмалк йорг1аг1а хилац.
Неук не бывает иноходцем.

Эсала къонах: маланза - жий, мелча - бордз.
Никчемный мужчина трезвый - овца, пьяный - волк.

Эсалча нахаца г1улакх хулачул, денал долча нахаца дов хилар тол.
Чем дружить с никчемными людьми, лучше враждовать с мужественными.

Эсалча нахаца 1а дов эккхийте, наха хьо а лоарх1аргва эсалчарех.
Если ты затеешь вражду с ничтожными людьми, то и тебя посчитают ничтожеством.

Эсалча сагаца гаргало ма лелаелахь, - хьона юхьа хозадар дувцаргда цо, хьона букъ т1ехьашка хьа сий доадергда цо.
С ничтожным человеком не водись, ибо он в лицо тебе будет льстить, а за твоей спиною - гадить.

Эхь-бехк е эцаш а дац, е дохкаш а дац.
Стыд да совесть и не купишь, и не продашь.

Ше ваь, хьалкхийна мохк малхала б1айхаг1а ба.
Родимая сторона теплее солнца.

Шалта дика я бетта чу йоаллаш.
Хороший кинжал тот, что лежит в ножнах.

Шалта г1улакх доацаш бетта чура ма яьккха, яьккхача, ма 1отта.
Без нужды не вынимай кинжал из ножен, а вынув, не коли им (по обычаю кинжалом можно только рубить).

Ше харца волча х1аманна саг к1ала отта веза.
Человек сам обязан держать ответ за свои ошибки.

Ши ког б1айхаг1а лелабаьр унах ц1енаг1а хургва.
Здоровее будет тот, кто держит ноги в тепле.

Ши ког г1ортолла мара деце а, ший лаьтта бочаг1а да.
Родная земля милее всех, даже если это клочок, на котором едва обеими ногами станешь

Ший дег1а тоам леха саг вай оарцана ма нийсалойла.
Даже в большой опасности нам не нужен человек, пекущийся только о своих удовольствиях.

Ший тух-сискал чам болашаг1а да наьха дулх-хьалт1амал.
Свой хлеб да соль вкуснее чужого мяса с галушками.
Ший ц1аг1а воацар ара а вац.
Кто у себя в доме ничтожество, тот и вне дома никто.

Шийна х1ама елча, мола ж1алена а даьккхад жай.
За плату мола даже для собаки изготовил талисман.

Шерчаша даьр говраша дуъ аьхки даьр 1ано д1адуъ.
Что сделано быками, съедают лошади; что наработано летом, съедает зима.

Шозза аьннар хьара а хоз.
Дважды сказанное и на мельнице услышали.

Шозза валар да дийна воллашехьа валар.
Умереть, будучи опозоренным, значит умереть дважды.

Шорта вахар гаьна ваьннав.
Идущий не спеша, ушел далеко.


Шу-шерга мел доал саг букара верз, - лаьтто д1авех из.
Из года в год человек горбится - это земля зовет его к себе.

Ч1оаг1а вац дулхаг1а воацар.
Лишь мускулистый может быть крепким.

Чаи борзи в1ашаг1алетад, даьтта кхабилг сона йисай.
Передрались волк с медведем за кувшинчик масла, и мне он достался.


Ц1аг1а барт бале, гаьннарча наькъаг1а ваха мегаргва.
Если в доме согласие, то можно смело идти в дальний путь.

Ц1аг1а чу довнаш кхухьа во1-воша хулачул коа лела эг1адаь ж1али дукхаза толашаг1а да.
Намного лучше иметь во дворе бешеного пса, чем брата или сына, которые приносят в дом людскую вражду

Ц1аьрмата саг эхь дайна хул.
Жадный человек не имеет стыда.

Ц1енвала вахар б1ехвенна венав.
Пошел оправдываться, а вернулся очерненным.

Ц1енавар ц1ерала кхессача а ваьгавац.
Правдивый и в огне не горит.


Ц1и ца йоагача к1ур ихабац.
Нет дыма там, где нет огня.

Ц1и ц1еро мара йийзаяц.
Огонь только огнем зажигают.

Ц1ий хьайна хьакха лакха лоам бухье йийнай.
Взбесившегося (ожиревшего) кабана убили на вершине высокой горы.

Царг йоацаш бордз хиннаяц, шелал йоацаш 1а хиннадац.
Нет ни волка без зубов, ни зимы без морозов.


Цаховчох хатта дукха хиннад.
Непонятное вызывает много вопросов.

Цаховраш ховрачар даар да.
Незнающие - пища для знающих.

Циск ж1алеца тац, ж1али берзаца тац, бордз сагаца тац.
Кошке не уживается с собакой, собака - с волком, а волк - с человеком.

Циско аьннад думех: "Аз-м буаргбацар хьо, хьалкхаьчача а".
Кошка сказала о курдюке: "Даже если б дотянулась, не стала бы тебя есть"


Цкъа яьннача топо ши пхьагал йийнаяц.
Одним выстрелом двух зайцев не убить.

Цогало яьхад: "Дикаг1дар да - ж1алена ше галехьа, ж1али шийна гар".
Лиса сказала: "Самое лучшее увидеть собаку прежде, чем она увидит тебя".


Цхьа сом денначунца доттаг1ал лаьцад, тума денначунца моастаг1ал лаьцад.
Дав взаймы рубль, наживешь друга, а дав взаймы червонец, наживешь врага.

Цхьаволчун говза къамаьл чкъарий лувца з1ак санна да.
Речь некоторых хитрецов подобна рыболовному крючку.


Цхьадола хьазилг лаьчан дог долаш хул.
Бывает пичужка с соколиным сердцем.


Цхьаккха сунт дац хиво дохоргдоацаш.
Нет такой плотины, какую бы вода со временем не снесла.


Цхьалха цхьа саг наха атта хетаргва, чухьа са доацаш из майра ца хуле.
Трудно одиночке среди людей, если он не будет предельно храбрым.

Цхьан бе д1акховдадаьр вокха бе хьаийцад.
Поданное одной рукой, забрали другой.

Цхьан кулгах доахка п1елгаш а ца1 шоллаг1чоа тара дац.
Даже пальцы одной руки не похожи один на другой.

Цхьан кхерах г1ала хиннаяц, цхьаьча баьречун саз хезаяц.
Из одного камня башню не построить, голос одинокого никому не услышать.

Цхьаннега хайта дог мехкага хайтад.
Поделился тайной с одним - и она всему миру стала известна.

Хьадехаш вале, д1алуш а хила.
Любишь просить - умей и давать.

Хьайна дика даь дале, дувца; 1айха дика даь дале, лочкъаде.
Сделали тебе добро - говори о нем; сам совершил добрый поступок - молчи о нем.

Х1ама ховр - нахага ладийг1ар.
Мудрый тот, кто слушает людей.

Х1ама юаш валаре, шура юаргьяр аз; йист хулаш валаре, бер хьоастаргдар аз.
Лучшее из того, что бы я поел, - молоко; лучшее, что я мог бы сказать - это слова ласки ребенку.


Х1арача баьцах дарба а дохьаж а доал, х1арача сагах, мелла дале а, дика а доал, во а доал.
Каждая травинка заключает в себе и лекарство, и отраву: каждый человек - и хорошее, и плохое.

Х1арача дено хаькъала дакъа т1атох.
Каждый день добавляет частицу ума.

Х1ара саг ший сина аьла ва.
Любой человек - князь своей души.

Хабара т1ера вола саг г1улакха пайданна хилац.
Болтун в делах негож.

Халаг1адар хьалхаг1а де, - аттаг1адар ше-шег1а хьахургда.
Тяжелое дело делай в первую очередь, тогда легкое само собою сделается.

Хало ца 1ейшачоа оатто ейзаяц.
Кто не прошел через трудности, тот не оценит легкого.


Халкъа низ - бух боаца 1ам.
Сила народная - бездонное озеро.

Ханал хьалха даьтт1а зиза малхо матара дихьад.
Солнце сожгло слишком рано распустившийся цветок.

Хано д1аэц дег т1ара бала.
Время уносит горе из сердца.

Харцахьа лувча метто корта лозабаьб.
Врет язык, а достается голове.


Харцдар - деша лоа, бакъдар - бутув кхера.
Ложь - растаявший снег, правда - монолитный камень.

Харцлеро сий доаду.
Лживость приносит бесчестье.

Хац" ма ала, "лац" ала.
Не говори "не умею", а говори "не хочу".

Хаьхочо къу зув, къуно хаьхо лараву.
Сторож высматривает вора, вор следит за сторожем.

Хетташ волчоа дукхаг1а хов.
Спрашивающий знает больше.

Хозал - даьтта дац, - маькха т1ахьокхалургьяц.
Красота - не масло, на хлеб не намажешь.


Хозалга ма хьежа, оамалга хьежа.
Не смотри на красоту, а смотри на характер.


Хозача дешаца къонахчал хьокха венначун базара дийнахьа шай миссел мах бац.
Кто краснобайством пытается представить себя мужчиной, тому пятак цена в ярмарочный день.

Хорже, дега дезаденнар харжа.
Если выбирать, так только то, к чему тело(душа) лежит

Фунехк-минехк дергда аз!" - яхаш дукъа 1ийхачо цхьаккха а даьдац.
Грозивший, что он сделает что-то страшное, необычное, - ничего не сделал.

Фусам-да вовзаргва, цун ков-картага хьежача.
Каков хозяин узнаешь, обозрев его дом и двор.

Фусам-да - устаг1а, хьаьша - бордз.
Хозяин - овца, гость - волк.

Герб ингушей тайпа Йовлой

Герб ингушей тайпа Йовлой


Свастика фашистов это тамга рода Йовлой. Тирискель что на флаге жреческий Евлоевский символ.

в 1222 году Евлой Хучбар Довтбий (Сын Довта Евло) бился за Аланию (Ингушетию) против татаро-мангол.

Евлоевы-Йовлой не выходцы из Хевсуретии, а владельцы тех мест. Амга, Ахиели, Чимга. Эти территории сдавались в аренду хевсурам, под пастбища. После "Назрановского возмущения" эта территория, как и территория Гвилети и ущелье реки Кистинка были переданы Грузии (этим материалы были у Хасолта Акиева Дала гешт долда цох)
То есть они вышли оттуда, но сами не Пхьий по происхождению.
2. Паьлинг не был отдан Евлоевым, он был Евлоевским и наоборот Полонкой там поселились, а Чан (предок)Чаниевых был родом из Чечни.

Евлой являются выходцами из горных селений Центрального Кавказа: Ний, Пялинг, Йовли, Ний-коте, Лялах.

Евлоевы (Йовлой) — один из самых многочисленных в Ингушетии тейпов (около 10 % от общего числа населения республики).
Тейп включает в себя 33 фамилий, таких как: Абадиевы, Акиевы, Алиевы, Арсамаковы, Бузуртановы, Газгиреевы, Гелисхановы, Бузуртановы, Куркиевы, Маскуровы, Мусиевы, Саговы, Солтамаковы, Солтамурадовы, Чориевы и Чумаковы.

ПРЕДАНИЕ про ЙОВЛОЙ:
Эжи Эхк (Йовлой к1ант)
произошло в 1561 году. После чего Иваном Грозным была заложена крепость при слиянии двух рек Терека и Сунжи. В 1563 году царь прислал своему тестю в подмогу воевод и 1000 стрельцов. «...воеводы-де, пришед к Темрюку князю город поставили и Темрюк де в городе сел, а хочет де с Московскими людьми итти на Сибока да на Кануко (кабардинские князья)».
Крымское ханство и Портал (Турция) возмутились таким поступком русского царя (они эти земли считали своими) на что был дан им ответ: «Крепость заложена для защиты княжества царского тестя».
Только при взятии одного города Мегета было зарублено 27000 защитников, оборонявших свой город.
Враг, коварный враг рода Евлоевых открылся и теперь надо отомстить. В то время бытовал такой обычай: если кто нарушал общепринятый порядок и был изобличен или в воровстве лошади или в похищении скота, или стал кровником, то потерпевшая сторона делала набег, окружала замок виновных, объявляла им войну и ровно трое суток в буквальном смысле издевалась над осажденными.
Они сразу требовали войскового быка на пропитание ополчения и, если потерпевшая сторона отказывала в этом, то нападающие имели право в течении 3-х дней грабить все, издеваться над осажденными. За это при разбирательстве они не несли ответственности, т.к. осажденные не выполнили свой долг, т.е. не дали быка для ополчения.
По истечении 3-х суток суд народа разбирал дело и ставил условия обеим сторонам. За определенную плату, довольно высокую, потерпевшая сторона уступала кровникам часть их свободы. Для ведения хозяйственных дел их рабы и невиновные родственники с этого момента не преследовались, а виновная часть, сам кровник и его пособники должны находиться, как в домашнем аресте.
Эжи Эхк, конечно, воспользовался всем этим сполна. Род Евлоевых совершил набег на вражеский род, осадил их замок и востребовал войскового быка. Само войско в таких случаях ведет себя дерзко и безобразно, крича сквернословия в адрес осажденных, стреляя и т.д. Все условия нападавших были выполнены, но виновной стороне была сделана только одна уступка разрешить их рабам вести домашнее хозяйство, выполнять необходимые работы по водоснабжению и пастьбе скота.
Наступило зловещее и роковое время для провинившегося рода, дерзнувшего из-за своей неукротимой гордости посягнуть на святыню соседей, да еще заманить их вождя с двумя сыновьями в ловушку для коварных замыслов. Цель коварная не достигнута, пролита кровь и теперь отвечать за все.
Потянулись скучные и длинные дни и ночи, их вождь, из-за своей гордости пренебрегавший всеми людьми Таргимской котловины, не находил себе места.
Разоблаченный, униженный кровник метался из угла в угол, ни еда, ни сон, ни отдых – все, без чего не может существовать человек, ему как бы не нужны.
Жгучим огнем досада и тоска жжет ему грудь, выворачивая душу. Порою хочется вырваться из этого замка и погибнуть в жестокой схватке с теми, с кем он связался враждою. С внешним миром его связывал только караван из 7 мулов, на которых возил воду в кадушках, навьюченных на их спины, раб-водовоз. Это длилось долгие недели и месяцы, пока не наступила роковая развязка.
В те далекие времена проникнуть в замок-крепость было трудно. Вход закрывался каменной плитой, плита крепилась мощными засовами, но из замка ежедневно выходил караван из 7 вьючных мулов, на спинах которых крепились деревянные кадушки для воды. Всем этим караваном ведал раб-водовоз, который в сутки один раз наполнял эти кадушки водой и привозил в замок для домашних нужд.Эжи Эхк сумел одарить этого раба-водовоза и договориться с ним, чтобы тот с водой немного задержался и вернулся в замок, когда наступит темнота. Стороны согласовали такой вариант и Эжи Эхк со своими людьми при полном вооружении погрузился в эти деревянные кадушки, и, пользуясь ночной темнотой, подъехал к воротам замка. Стражники долго не хотели открывать водовозу ворота. Когда же убедились, что он один и с ним никого нет, они открыли ворота и впустил караван со смертельным грузом в замок.
В условленном месте ждала этого случая и вся дружина Эжи Эхка. Эхк со своими людьми выскочил из кадушек, перебил безоружную стражу. Вся его оставшаяся дружина ворвалась в замок. Началась повальная резня, весь род был вырезан. Не пощадили никого. Предание говорит о том, что спаслась только одна беременная женщина, которая в это время была где-то в гостях у своего отца. Род соседей на определенное время перестал существовать.
По тогдашним меркам это был акт возмездия, достойный храбрецов, защищающих честь своего рода, святость домашнего очага, очажной цепи и родового котла, который им достался от предков с завещанием о том, чтобы они его берегли, как зеницу ока. (Предание гласит о том, что родовой котел был таких крупных размеров, что на его дне мог, вытянув руки и ноги, лечь мужчина самого высокого роста).
Коварство вождя соседнего рода привело к гибели всего рода. Женщина, которая была в гостях у своего отца, осталась одна. Род весь погиб, но она родила сына и от него потом пошло продолжение рода.
АЛАНСКИЙ КОМАНДИР ХУЧБАР ДОВТБИЙ ЕВЛОЙ ИЗ ВЯРА ЙОВЛОЙ

«Хучбар, сын Довта». Ингушское предание

«В давние времена в горы Ингушетии пришло известие о приближающихся врагах. Они одолели народы, которые встречались им в пути, и теперь двигались по пойме реки Сунжи в ту сторону, где ныне находится селение Сурхохи. Вражеское войско остановилось на отдых на широкой ровной поляне. Шли слухи о том, что враги безжалостны, что они до основания разрушают села, людей убивают, а оставшихся в живых угоняют в плен. Услышав это печальное известие, которое передавалось из уст в уста, тамады и старики ингушских сел собрались на совет. Они решили, что лучше не ждать, пока враги придут в горы, а надо пойти навстречу и дать им бой. В дни войны предводителем народного войска обычно становился всеми признанный Довта Евлоев. И на этот раз старики сказали ему: «Становись впереди, веди за собою людей». Довта ответил: «Оставьте меня, я уже стар. Без помощи людей я не могу ни сесть на коня, ни слезть с него. Найдите себе предводителя помоложе».

Сколько ни просили, Довта отказывался. Тогда старики решили сделать предводителем народного войска Хучбара, сына Довта. Его отцу, Довту, они сказали: «Мы хотим, чтобы военным предводителем нашего войска стал твой сын Хучбар».
«Вы избираете его потому, что он мой сын, но он слишком молод, и я прошу вас не делать из него предводителя», - ответил Довта.

«Нет, - сказали старики, - не потому мы делаем его своим предводителем, что он твой сын, а потому, что он, видимо, научился у тебя военному искусству».

Сына Довты Хучбара всенародно избрали предводителем народного войска. Хучбар собрал всех воинов, разослал вестников ко многим племенам. Отовсюду стали приходить воины. Собралось у Хучбара огромное воинство. Довта на виду у всех передал сыну саблю и знамя предводителя.

Войско двинулось по Ассинскому ущелью. Когда оно дошло до войска вражеского, разгорелся жестокий бой. Врагов было очень много, но воины Хучбара были храбрее. Они сражались без сна и отдыха; бой длился несколько дней. Никто не остался в живых ни от воинов Хучбара, ни от врагов. Поднялся один Довтиев Хучбар, весь израненный и истекающий кровью. Он крикнул: «Есть ли кто в живых, чтобы встать рядом со мною?» Никто ему не ответил. Тогда вновь крикнул Довтиев Хучбар: «Я жив! Жив ли кто из врагов, чтобы сразиться со мною?» Не было никого, кто мог бы ответить ему. Хучбар одною рукою оперся на меч, а другою на боевое знамя и крикнул по-волчьи. Умер Хучбар, но тело его стояло, а руки были на сабле и на знамени. Стоял он как живой, словно желая показать, что его войско победило.

Говорят, что раньше про Довту и Хучбара пели песни».

В 1222 году монгольская разведывательная армия переходит Дербент и через Дагестан вторгается в Аланию.

Аланы встречают моалой (монголов) у впадения Сунжи в Терек (в районе современного Грозного).
Здесь разгорается ожесточенный бой между аланским подразделением и элитными частями монгольской армии. Аланский отряд вместе со своим командиром Таймасхой Аккинским погибает в яростной схватке с противником.
После этого монгольские войска разоряют ряд равнинных аланских сел, встречая ожесточенное сопротивление. Постепенно монголы подходят к аланскому городу-крепости Г1айте (на месте современного Инарки в Ингушетии).
Здесь аланы во главе с Хучбаром Евло устраивают монголам страшную засаду. Часть аланской армии размещается в городе - очень скрыто (в то же время городские жители эвакуированы из города), другая часть аланских войск незаметно рассредотачивается в окрестных лесах.
Монголы думают, что город оставлен - через открытые ворота они входят в него... в городе спокойно, везде царит тишина... и как обычно делают монголы в захваченных городах, они начинают без разбору грабить все и вся... в этой суматохе из скрытых помещений вырываются аланские отряды которые уничтожают монгольских оккупантов.
В то же самое время, аланские подразделения сосредоточенные в лесу бьют оставщиеся за городом монгольские войска, которые частью уничтожаются, другие убегают через Терек в сторону Волги...
В течении месяца аланская армия во главе с Хучбаром освобождает все оккупированные армией Чингисхана аланские территории.

Ингушский, Чеченский танец :хоровод Зикр.

ЗИКР- древний вайнахский боевой танец «ЧIагаран халхар», когда воины, образовав круг, который символизирует солнце, повторяют его путь по небесной сфере, с каждым движением убыстряется, восходит к культу солнца.

Хороводы у вайнахов - это ритуальные действия для психической и физической зарядки или, наоборот, для разрядки, для отдыха.
У некоторых родов боевой общинный хоровод стал исламским молитвенным обрядом - зикром.
Есть тайпы, в которых во время зикра молящиеся не сидят и не бегают по кругу, а подпрыгивают на одном месте.
Молитвенный зикр обязательный элемент похоронного обряда.