You are viewing akievgalgei

ЯМА


ЯМА
image004ui_

Ингушский язык Iама сущ. *озеро/ Iама глаг. *привыкнуть
ЯМА (чушь кретинов:)
Происходит от праслав. *jаmа, от кот. в числе прочего произошли: др.-русск., ст.-слав. ѩма (греч. λάκκος; Супр.), русск. я́ма, диал. ня́ма - то же, вятск., перм. (Даль), укр., белор. я́ма, болг. я́ма, сербохорв. jа̏ма, словенск. jáma, чешск. jáma, словац. jаmа, польск., в.-луж., н.-луж. jаmа, полаб. jomó. Праслав. *jаmа, а не *аmа. Считают родственными греч. ἄμη «лопата, мотыга», δι-αμᾶν «разрывать», ἀμάρα «ров, канава, борозда», ἐξ-αμᾶν «вырывать». Обращает также на себя внимание отсутствие ст.-слав. *ама. С др. стороны, Лиден сближает слав. слово с ирл., гэльск. uaimh ж. «пещера, могила», ср.-ирл. (h)uaim, род. п. uаmа, -аd «пещера», др.-ирл. huam - глосса «sресus», авест. ūnā ж. «дыра, трещина», греч. εὑνή «ложе, постель», с праформой *ō(u̯)mā. Далее выдвигают иное сравнение слав. jama - с лит. lomà «низина», латышск. lãmа - то же, лат. lāmа «лужа, болото», предполагая начальное и.-е. l᾽. Следует отклонить сопоставление слав. jama с латышск. juõmа «глубокое место между двумя мелями»

Словенский язык jáma "яма"
латышск. lãmа - то же, лат. lāmа «лужа, болото»/ ингушский язык лоама "снежное озеро", гора" "лестница"
латышский язык bedre "яма"/ ингушский язык бьадре "темнота"
узбекский язык ўра, чоҳ/ ингушский язык урьга "дыра" чух "внутри"
эстонский язык lohk "яма"/ ингушский язык лохиг "низина" "низко"
венгерский язык lyuk "яма"/ ингушский язык лох "низкий"
португальский язык âmago "глубина" / ингушский язык 1амарч "озерный"
нидерландский язык kuil "яма"/ ингушский язык кал, кала "снизу" "низ" "скрыто"
Море от др.-в.-нем. muor «лужа, болото»/ др.-фриз. mâr «пруд, ров»/ ингушский язык мура "гниль на болоте"/ амара "озерной"
Агульский язык хІул "море"/ ингушский язык хый, хий "вода"/ хуйл "водный"
Адыгейский язык хы "море"/ ингушский язык форд "море"
Айнский язык hepiso "море"
Аккадский язык abamātu "море"/ ингушский язык аба-мату "место предков"
Арамейскийarc (иуд.): ימא м. (yamā’ "море"/ ингушский язык 1ама "озеро"
Вьетнамский язык hải "море"/ ингушский язык хий "вода"/ ха "страж"
Древнеисландский язык †non: haf "море"
Исландский язык haf "море"
Китайский (южноминьский): 海 (hái)(хий) "море"
Корейский язык: 바다 (bada), 해양 (haeyang)/ ингушский язык бада "темно"/ хийянг "пришла, из воды появилась"
Лакскийl язык хьхьири "море"
Науатль язык hueyatl "море"
Чеченский язык хӀорд "море"
Японский язык imai "море"/ ингушский язык 1ама "озеро" амай "привыкнул, научился"

ГРЕЧЕСКИЙ ЯЗЫК οὑρός (орос, урос) "ров"/ ингушский язык ор "ров, овраг"
Белорусский язык роў "ров"
Белорусский язык яр "овраг, ров"
английский язык moat "ров"/ ингушский язык мотт "место"
эстонский язык jäärak "овраг, ров "

ниже нареч. *лохе (сравн.к "низко") *Iо (сравн.к "низко") *лохагIа (сравн.к "низкий")
нижний прил. *лохера
низ сущ. *кIалхе *кIалхара дакъа
низкий прил. *лоха (невысокий) *во (плохой) *лохера (плохой) *сий доацаш (подлый)
низко нареч. *сийдоацаш (подло) *сома (о звуке) *лоха

Ингушский язык ТIуна "влага"/ Т1унал "влажность"
индоиранский язык (*dan-u - «сочащаяся жидкость»)
осетинский язык дон "вода"
аварский язык тIину - «дно»
герман.яз. *danja- // *danjo - «долина, углубление, низ, низина»
слав. *dъno, *donja "дно"
Русский язык тонуть

КОД


PbBGeF9FrXU
КОД
Ингушский язык Къода-дар "намекать"
Ингушский язык къодам сущ. *намек
Ингушский язык код "ножницы"
Ингушский язык кодай "активный, подвижный"
Ингушский язык къада "слабый"
Ингушский язык коуд "снимать, черпать, брать"
Ингушский язык кода сущ. *ковш
Ингушский язык кодам бе глаг. *соболезновать"



Происходит от лат. codex «пень, колода, дощечка для записи»
КОДЕКС древнеаккадийский строительный термин, означавший укладку камней (или слоёв камней) один на другого. В частности, кирпичная кладка - одна из разновидностей кодекса.
истор. в античной и средневековой культуре: рукописная книга из разрезанных и сброшюрованных листов. ◆ Около I в. свитки были вытеснены кодексами.
Ингушский язык кходе глаг. *беречь
Ингушский язык кходеш нареч. *экономно


Ингушский язык арагIа сущ. *очередь
арагIагI прил. *очередной
арагIагIа нареч. *поочередно
арагIан прил. *очередной
арадайта глаг. *высунуть
арадаккха глаг. *вывести *гнать (выгнать)
арадала глаг. *выйти *высунуться
ОЧЕРЕДЬ
Происходит от о- + череда, далее от праслав. *cerda, от кот. в числе прочего произошли: др.-русск. череда «очерёдность, очередь», ст.-слав. чр?да «стадо» (др.-греч. ?????????, ????????), русск. черёд м., диал. че?ред — то же, учреди?ть (заимств. из церк.-слав.), укр. череда? «стадо, стая», че?ред «очередь», белор. череда? «стадо, скот», болг. чърда? «стадо скота», сербохорв. чриj?да «очередь, ряд, стадо», чакавск. чрeда?, вин. п. чре?ду, словенск. cr??da, др.-чеш. crieda, чешск. tridа «ряд, серия, класс, чередование, улица», словацк. crieda «стадо», польск. trzoda «стадо, скот», кашубск. strodа — то же, в.-луж. crjodа «куча». Праслав. *cerda родственно др.-прусск. kerdan вин. п. ед. ч. «время» (из «ряд, очередь»), лит. *kerda «стадо», реконструируемое на основе лит. ker?dzius «пастух»; далее сюда же относятся др.-инд. c?ardhas м., ср. р. «стадо, толпа», авест. sаr?dа- «вид, род», готск. hairda «стадо», ирл. сrоd «скот, богатство», кимр. соrdd «группа, толпа»

Ингушский язык Керда, Корда "надоедливые"
Ингушский язык Корда-нах "надоедливая толпа"

Ингушский язык арагIа сущ. *очередь
Голландский язык reeks "очередь"
Немецкий язык Reihe "очередь"
Английский язык row "очередь"

Ингушский язык язык кода сущ. *ковш
Происходит от др.-русск. ковшь, грам. 1357 г. и 1389 г., также в Домостр. Ср.: укр., белор. ковш. Заимств. из лит. kau"as — «уполовник, ковш, большая ложка» наряду с kiausas — «череп, твёрдая оболочка, чаша,» латышск. kauss — «череп, чаша, ложка», которые родственны др.-инд. kos·as — «сосуд, бочка» (последнее в ср.-инд. вместо kocаs — то же, греч. ??????? «кубок»
От ингушского кисушк "пиала" Ингушский язык Пил "стакан"/ латынь Pial "чаша"/ ингушский язык Кад, Кадакийг "чаша"/ спартан.яз. Каддика "чаша"/ белорусский язык кадз "ведро"/ русский язык кадка "бочка"/ ингушский язык бешка "бочка"/ праславян.яз. бешка "бочка"/ чешский язык беска "бочка"
Ингушский язык Купиг "чашка"/ Латынь лат. сuрра «кубок"/ Др.греч. язык Кубок "чаша "/ польский язык польск. kubek «чаша»
Македонский язык куп "чаша"

Tags:


tOVJ_5bn8tk
Ингушский язык хьарак "огласовка, знак, значок"
английский язык character "знак"
арабский язык харф "графический знак"
ХАРАКТЕР Происходит от др.-греч. χαρακτήρ «знак, черта, примета»
Немецкий язык Charakter "черта, знак"

ОТ ИНГУШ, ЯЗЫКА ХЬАРАК "ЗНАК" ИДЕТ ХАРАКТЕР, АРАБСКИЙ ЯЗЫК ХАРФ "ЗНАК"

Ингушский язык хьарак "огласовка, знак, значок"/ древнеарабский язык харф "буква" Харф - это графический знак, обозначающий согласный с четырьмя формами/ ингушский язык хьерчаде глаг. *мять (бумагу)
ингушский язык алап 'буква' / арабский язык alaf "буква"/ казахский язык арап "буква"/ от ингуш. Р это Л.

От ингуш.яз. Алап "буква" алапи сущ. *оклад *плата (вознограждение, за труд) / ингушский язык Абат "алфавит"
В древнееврейском языке буква алеф (ивр. ???????) обозначала гортанную смычку.
Карфагенский язык Алаф, Алеф "первая буква"
Др.греческий язык Альфа
арабский язык алиф (плагиат)

Произхождение слова БУКВА

От ингуш.яз. Буц, Боц "говорить" Buc, Buca, Boc, Bucva "говорить" "делать огонь" не делать"
Норвежский язык bók "книга"
Английский язык book "книга"
Немецкий язык Buch "книга"
Русский язык Бука "Аз Бука "первые буквы" Альфа-Бита/ с ингуш.яз. Аз буца "я расскажу"

Ингушский язык Белгало "знак, сигнал"
казахский язык белгі "знак"
татарский язык билге "знак"

Ингушский язык тамагIа сущ. *знак (клеймо)
узбекский язык тамга "знак"
башкирский язык тамға "знак"

МАРКА
Происходит от нем. Маrkе «отметка, знак; марка», из ср.-в.-нем. marc — то же, от merken «замечать, чувствовать»
От ингуш.яз. Мер "нос" Mergen "чуять носом"


Ингушский язык Абат "алфавит"
Валлийский язык ( язык кельтов) abiéc "алфавит"
Украинский язык абетка "алфавит"
Венгерский язык (язык гуннов) ábécé "алфавит"
Индонезийский язык abjad "алфавит"
Латинский язык(язык Древнего Рима) alphabetum ср., abecedarium "алфавит"
Македонский язык абецеда, азбука "алфавит"
Осетинский язык абетæ "алфавит"
Чеченский язык абат "алфавит"
Словацкий язык abeceda "алфавит"

БУМАГА


40654071_26535213923d10950add8ecd73a3f789ef89f79d6e7 (1)
ПРОИЗХОЖДЕНИЕ СЛОВА

Этимология
из лат. bombacium «хлопок» откуда франц. bombasin «бумазея», нем. Bombasin «лёгкая хлопчатобумажная ткань». Первоисточником всех этих слов считается иранский. Впервые русск. бумага — в Сборн. 1414 г.; также Домостр. — бумага, хлопчатая 1551 г. Бумага была ввезена в Россию в XIV в. из Византии и Италии и в основной своей массе была итальянского происхождения. С середины XVI в. можно констатировать отечественное производство бумаги.

От ингушского языка Боамби "хлопок, вата"
Латынь bombacium "хлопок"
Немецкий язык Bombasin «лёгкая хлопчатобумажная ткань»
Немецкий язык Baumwolle "хлопок"
Белорусский язык бавоўна "хлопок"
Шведский язык bomull "хлопок"
Украинский язык бавовна "хлопок"
Исландский язык bómull "хлопок"

Ингушский язык Боамби/ Латынь bombacium/ Боамага, Бумага.
Ингушский язык каьхат "бумага" (каь-хоат "ладонная грязь")
Аварский язык кагъат "бумага"
Осетинский язык гæххæтт "бумага"
Мокшанский язык кагод "бумага"
Крымскотатарский язык kâğıt "бумага"
Чеченский язык кехат "бумага"
Панджаби: ਕਾਗਜ਼ (kāgaz) "бумага"
Волоф язык kayit "бумага"
Гагаузский язык kıyat "бумага"
Гуарани язык kuatia "бумага"
Гуджарати કાગજ (kāgaj) "бумага"
язык Зазаки kaxıte "бумага"
Карачаево-балкарский язык къагъыт "бумага"
Конкани язык कागद (kāgada) "бумага"
Маратхиmr: कागद (kāgad) "бумага"

ДОКУМЕНТ

Этимология

Происходит от лат. documentum, из docēre «доказывать».Русск. документ — начиная с Петра I. Форма с ударением на конце — через нем. Dokument, другая — через польск. dokument из лат.

лат. documentum, из docēre «доказывать» произходит от ингуш.яз. ДОЦЕР, ДУЦЕР, ДИЦЕР, ДУЦЕРА "доказывать, рассказывать"
Дуцем, Хадуцем, Доцум Ducer, Docer, Docum "рассказывай"


ДИКТАНТ Происходит от лат. dictans (dictantis) «диктующий, повторяющий», от гл. dictare «повторять; диктовать, предписывать», усилит. к dicere «говорить, произносить»/ произходит от ингуш.яз. Дицер, Дицера, Диц, Дуц, Дица "говорить"
ДИКТАТОР лат. dictator «диктатор», далее из dictare «повторять; диктовать, предписывать», усилит. к dicere «говорить, произносить»

ВОКАЛ: Происходит от лат. vocalis «звучный, звонкий; гласный»/ произходит от ингуш. Воц, Воцал, Вуц, Вицал, Вицалас, Вуцалас "рассказывать, говорить"/ ингуш.яз. Векал "судья" Виека, Дека "звенеть"

9781494389963_p0_v1_s260x420
За стеной сна» (в другом переводе «По ту сторону сна») (англ. Beyond the Wall of Sleep) — рассказ, написанный Говардом Лавкрафтом в 1919 году и опубликованный в октябре того же года в журналеPine Cones.

Стажёр в психиатрической клинике рассказывает о своём знакомстве с Джо Слейтером (англ. Joe Slater) — пациентом, который был приговорён судом к принудительному лечению, будучи признанным невменяемым, и который скончался спустя несколько недель после приговора в этой же больнице. Он описывает Слейтера как «типичного представителя региона Катскильских гор, который соответствует „белому мусору“ с Юга», для которого «законы и мораль не существуют» и чей уровеньинтеллекта «возможно, ниже уровня любых коренных американцев». На вид ему давали около сорока лет. Хотя преступление Слейтера было крайне жестоким и неспровоцированным, он казался «безвредным дурачком».

Стажёр создал, но не имел возможности опробовать аппарат для двусторонней телепатической связи. Когда Слейтер был уже при смерти, он смог с помощью своего устройства подключиться к его разуму и установил контакт с неким «существом, состоящим из света» (англ. a being of light), которое рассказало ему о том, что все люди — точно такие же существа, привязанные к физическому телу.

Я часто задумываюсь почему большая часть рода человеческого не устает размышлять о колоссальной значительности снов и том загадочном мире, к которому они принадлежат. Ведь ночные видения являются по большей части не чем иным как слабым и фантастическим отражением впечатлений нашего бодрствования вопреки незрелому символизму Фрейда но в них постоянно присутствуют приглушенные отголоски неземной и эфирный характер которых не допускает их привычной интерпретации; их неопределенное, но возбуждающее и тревожащее воздействие подсказывает нам что можно на мгновение заглянуть в сферу ментального бытия, не менее важного чем физическая жизнь, но отделенного пока от этой жизни почти непреодолимым барьером. Мой собственный опыт не позволяет мне усомниться в том, что человек во время сна утратив свои земные ощущения, на самом деле переносится в иную бестелесную жизнь, природа которой существенно отличается от той жизни, которая нам известна, и только смутные и весьма неясные воспоминания остаются в памяти после пробуждения. По этим расплывчатым и обрывочным воспоминаниям мы можем составить множество предположений, но мало что сумеем доказать. Мы можем догадываться, что в мире снов материя в том смысле, как она понимается в этом мире вовсе не обязательно стабильна и непрерывна, и что время и пространство там не существуют в том виде, как мы их себе представляем во время бодрствования. Иногда я начинаю верить, что это менее материальное бытие и есть наша настоящая жизнь, и что наше суетное пребывание на земном шаре вторичный или по крайней мере случайный феномен.
    Этот вывод возник у меня из юношеских мечтаний, наполненных рассуждениями такого рода, когда однажды вечером, зимой 1900 1901 годов в психиатрическую больницу, при которой я тогда жил и работал, поступил пациент, чья история с тех пор преследует меня неотступно. Согласно записям его звали Слейтер или Слейдер и выглядел он как типичный поселенец района Кэтскилских гор, один из этих странных отталкивающих отпрысков примитивного корня колониальных крестьян, у которых почти три столетия изолированной жизни в холмистых твердынях малопосещаемой местности вызвали своего рода варварское вырождение, контрастирующее с прогрессом их собратьев, удачно поселившихся в более густонаселенных районах. Среди этого странного народа, точно соответствующего южному определению белое отребье , закон и мораль не действуют, и их общий умственный уровень наиболее низок среди всех слоев коренных американцев.
    Джо Слейтер, который прибыл в лечебницу под бдительным надзором четырех полисменов и был представлен как весьма опасный тип, вовсе не выказывал очевидных признаков каких-либо угрожающих наклонностей, когда я впервые увидел его. Он был выше среднего роста и достаточно мускулист, но производил нелепое впечатление безобидного глупца сонной бледной голубизной своих маленьких водянистых глаз, спутанностью не знавшего бритвы желтого зароста на подбородке и безразличной расслабленностью тяжелой нижней губы. Возраста он был неопределенного, поскольку среди людей этого сорта не принято вести семейные архивы, да и редки сами постоянные семейные связи, но по облысению его черепа спереди и по гнилым зубам главный хирург определил, что ему около сорока лет.
    Из медицинских и судебных документов мы узнали все, что было собрано по его делу. Этот человек, бродяга, охотник и траппер, всегда казался странным своим примитивным соплеменникам. Он спал дольше обычного и, проснувшись, часто говорил необычные вещи в такой причудливой манере, которая вызывала страх в сердцах даже этих лишенных воображения людей. Нельзя сказать, что форма его высказываний была совершенно необыкновенной, поскольку он никогда не говорил ни на каком языке, кроме испорченного говора его местности, но тон и характер его речей были столь мистически дикими, что никто не мог слушать их без ощущения тревоги. Он и сам бывал в этих случаях также перепуган и сбит с толку, как и свидетели его речей, и по прошествии часа после пробуждения забывал все, что говорил, или по крайней мере то, что побудило его это говорить, и впадал в нормальное тупое полудружелюбное состояние, свойственное обитателям холмов.
    С возрастом выяснилось, что частота и ожесточенность утренних припадков у Слейтера постепенно возрастали, пока не привели к ужасной трагедии, из-за которой он был арестован властями и месяц спустя помещен в нашу лечебницу. Однажды после глубокого сна, начавшегося под влиянием выпитого виски в пять часов пополудни предыдущего дня, он проснулся в полдень, причем слишком резко и с завыванием столь ужасным и сверхъестественным, что оно заставило соседей собраться вокруг его хибарки, грязного хлева, в котором он обитал вместе с семьей, такой же неописуемой, как и он сам. Выбежав наружу на снег, он вскинул руки к небесам и принялся подпрыгивать, криками выражая свою решимость достигнуть большой, большой хижины с сиянием на потолке, стенах и на полу и с громкой необыкновенной музыкой, слышимой издалека . Когда два человека средней комплекции попытались удержать его, он стал бороться с ними с маниакальной силой и яростью и кричать о своем страстном желании найти и убить некую штуку, которая сияет, трясется и хохочет . Затем, повалив одного из своих противников неожиданным ударом, он бросился на другого в демоническом кровожадном исступлении, вопя с дьявольской жестокостью, что будет прыгать высоко в воздух и прожжет насквозь все, что станет на его пути .
    Тут семья и соседи разбежались в панике, и, когда наиболее храбрые из них вернулись, Слейтер исчез, а от его жертвы осталось на снегу нечто неузнаваемое, невообразимое кровавое месиво то, что было час назад живым человеком. Никто из жителей холмов не решился преследовать его; вполне вероятно, что они были бы рады, если бы он погиб от холода, но когда несколько дней спустя они услышали его вопли из отдаленного ущелья, им стало ясно, что ему каким-то образом удалось выжить и что его тем или иным способом придется устранить. Был создан вооруженный розыскной отряд, который занялся (независимо от его первоначальной цели) тем же, что и полицейский отряд шерифа после того, как один из немногочисленных народных ополченцев был случайно замечен, допрошен, а затем присоединен к поисковой группе.
    На третий день Слейтер был обнаружен в дупле дерева в бессознательном состоянии и доставлен в ближайшую тюрьму, где сразу же после того, как он пришел в себя, его исследовали психиатры, прибывшие из Олбани. Им он рассказал простую историю. Однажды вечером, по его словам, он заснул после изрядной дозы спиртного. Проснувшись, он обнаружил, что стоит на снегу рядом со своей хибаркой с окровавленными руками, а у его ног лежит изуродованное тело его соседа. В ужасе он кинулся в лес, тщетно пытаясь скрыться с места, по-видимому, совершенного им преступления. Кроме этого, он, казалось, ничего больше не знал, и опрос его экспертами не добавил ни одного нового факта.
    В ту ночь Слейтер спал спокойно и на следующее утро проснулся без каких-либо странностей, если не считать некоторых изменений в выражении лица. Доктору Барнарду, который наблюдал за пациентом, показалось, что он заметил в его белесых глазах какой-то специфический блеск, а в рисунке вялых губ что-то похожее на решимость. Однако во время опроса он снова впал в безучастность, характерную для жителей холмов, и только повторял то, что сказал вчера.
    На третье утро с ним впервые случился психический припадок. Пробудившись от беспокойного сна, он пришел в такое бешенство, что только совместными усилиями четырех санитаров удалось надеть на него смирительную рубашку. Психиатры с особым вниманием прислушивались к его словам, и их любопытство возросло после высказываний, значительно расходящихся и даже несопоставимых с рассказами его семьи и соседей. Слейтер бредил более пятнадцати минут, болтая на своем неотесанном диалекте о зеленых зданиях из лучей света, океанах пространства, необычной музыке и призрачных горах и долинах. Но больше всего он рассказывал о каком-то таинственном светящемся существе, которое тряслось, хохотало и издевалось над ним. Эта огромная, смутных очертаний тварь представлялась ему грозным врагом, и убить ее во имя торжества мести было его первейшим желанием. Чтобы добиться этого, по его словам, он должен был воспарить через бездны пустоты, сжигая любые препятствия, которые преградят ему путь.
    Таков был ход его рассуждений, пока они весьма неожиданно не прервались. Пламя безумия погасло в его глазах, и в тупом недоумении он посмотрел на консилиум и спросил, почему его связали. Доктор Барнард расстегнул кожаные ремни и не затягивал их до наступления ночи, когда ему удалось убедить Слейтера, чтобы это было сделано снова с его согласия и для его собственного блага. Пациент признал, что иногда он говорит странно, но сам не знает почему.
    В течение недели было еще два приступа, но из них доктору не удалось извлечь ничего нового. Врачи постоянно размышляли над источником видений Слейтера, поскольку он не умел ни читать, ни писать и, наверное, никогда не слышал легенд или сказок, и потому яркие образы его фантазии казались необъяснимыми.
    То, что они не были почерпнуты из какого-нибудь известного мифа или романа, становилось особенно ясно потому, что несчастный безумец изъяснялся только в свойственной ему примитивной манере. Он бредил о вещах, которых не понимал и не мог объяснить, о вещах, с которыми он имел дело, но суть которых не мог ни постичь, ни передать словами. Вскоре психиатры пришли к заключению, что источником нарушений является ненормальность сна, сновидения, яркость которых может временами полностью подчинять в момент пробуждения сознание этого, в общем, низкоразвитого человека. По существующим правилам Слейтера судили за убийство, оправдали по причине болезни и отправили в лечебницу, где я занимал весьма скромный пост.
    Я уже говорил, что в своих размышлениях был постоянно сосредоточен на жизни человека во время сна, и вы можете судить о том рвении, с которым я взялся за изучение нового пациента, как только полностью удостоверился в реальности фактов, описанных в его истории болезни. Он, казалось, питал ко мне особо дружеские чувства, без сомнения порожденные тем интересом к нему, который я не скрывал, и мягкой манерой, в которой я вел расспросы. Вряд ли он мог заметить во время своих припадков, как я, затаив дыхание, ловил его беспорядочные космические словесные образы, но он общался со мной в спокойные моменты, когда он сидел у своего зарешеченного окна и плел корзины из соломы и ивовых прутьев. Возможно, он все время тосковал по утраченной свободе. Его родные никогда не пытались увидеться с ним. Вероятно, они нашли другого временного главу семейства, согласно обычаям этих выродившихся жителей холмов.
    Со временем я начал постигать ошеломляющее чудо редкостных фантастических видений Джо Слейтера. Сам по себе этот человек находился на прискорбно низком умственном и речевом уровне, но пылающие титанические образы, описанные им бессвязно и на варварском жаргоне, несомненно, могли сформироваться только в более высокоразвитом или даже исключительно одаренном мозгу. Я часто спрашивал себя, как могло тупое воображение кэтскилского дегенерата создать волшебные картины, само существование которых доказывало наличие скрытой искры гения? Как мог какой-то захолустный болван дойти до идеи этих сияющих сфер, высших излучений и пространств, о которых Слейтер разглагольствовал в своем бешеном бреду? Я все больше и больше склонялся к убеждению, что в этом жалком существе, раболепствующем передо мной, скрывается поврежденное ядро чего-то, находящегося за пределами моего понимания и бесконечно далекого от понимания моих более опытных, но в меньшей мере наделенных воображением коллег-ученых и врачей.
    Пока я не мог вытянуть из этого человека ничего определенного. В итоге моих расследований я понял, что это сонное состояние, при котором Слейтер путешествует, проплывая через блестящие поразительные долины, сады, города и дворцы, созданные из света, в область необъятную и неведомую людям, и что там он не крестьянин и не дегенерат, а существо, живущее ярко и наполненно, движущееся гордо и с достоинством, устремляя свое внимание только на некоего смертельного врага, который представляется ему тварью видимого, но эфирного сложения и не обладает человеческими формами, поскольку Слейтер всегда называл его не человеком, а какой-то штуковиной. И эта штуковина нанесла Слейтеру некий ужасный, но невыразимый вред, за который маньяк (если он был маньяком) стремился отомстить обидчику.
    По манере, в которой Слейтер намекал на их взаимоотношения, я решил, что он и светящаяся штука были на равных и что в его сонном бытии человек сам был таким светящимся существом той же расы, что и его враг. Это впечатление подтверждалось его часто повторяемыми словами о полете сквозь пространство и о прожигании всего, что помешает его движению. Однако эти концепции формулировались по-деревенски и передавались совершенно неадекватно, и это привело меня к заключению, что если мир сновидений в действительности существовал, то для передачи мыслей в нем не пользовались устной речью.
    Может быть, душа сна, вселяясь в это низкопробное тело, отчаянно пыталась рассказать о себе, о понятиях, которые простецкий и запинающийся язык не мог выразить? Может быть, я лицом к лицу столкнулся с загадкой интеллекта, которая объяснит мне эту тайну, если только я научусь понимать и читать ее? Я ничего не сказал об этом старшим врачам, потому что средний возраст склонен к скепсису и цинизму и с трудом воспринимает новые идеи. Кроме того, глава нашего заведения позже в свойственной ему покровительственной манере заметил, что я переутомлен и что мой мозг нуждается в отдыхе.
    Я уже давно считал, что человеческие мысли в основном представляют собой движение молекул и атомов, которое может преобразовываться как в волны, так и в лучистую энергию, в тепло, свет и электричество. Эта уверенность привела меня к размышлениям о возможности телепатии или мысленного общения при помощи соответствующей аппаратуры, и в годы учебы в колледже я изготовил установку из приемника и передатчика беспроволочного телеграфа, применявшихся на том незрелом этапе, до эпохи радио. Я испытывал их вместе с коллегами-студентами, но, не получив никаких результатов, убрал их прочь вместе с другими разрозненными приборами, чтобы при случае воспользоваться ими в будущем.
    Теперь же, загоревшись желанием проникнуть в жизнь сновидений Джо Слейтера, я снова достал эти устройства и потратил несколько дней, чтобы привести их в рабочее состояние.
    Как только они были готовы, я не упустил случая их испытать. При каждом припадке буйства у Слейтера я прикладывал передатчик к его лбу, а приемник к своему, постоянно проводя тонкую настройку в гипотетическом диапазоне волн интеллектуальной энергии. Я, правда, не имел понятия о том, как мысленные впечатления, если они будут успешно переданы, возбудят ответные импульсы в моем мозгу, но я был уверен, что могу выделить и истолковать их. Поэтому я продолжал эксперименты, хотя никого не информировал об их характере.
    Это случилось двадцать первого февраля 1901 года. Когда я мысленно возвращаюсь в эти годы, я понимаю, насколько нереальным все это кажется, и порой сомневаюсь а может быть, прав был старый доктор Фентон, отнеся это на счет моего возбужденного воображения? Я вспоминаю, как он с большой симпатией и терпением выслушал то, о чем я ему рассказал, а потом дал мне успокоительный порошок и отправил в полугодичный оплачиваемый отпуск, в который я должен был уйти на следующей неделе.
    В ту решающую ночь я был страшно возбужден и взволнован, поскольку несмотря на тщательный уход, которым его окружили, Джо Слейтер явно умирал. Может быть, потеря горской свободы, а может быть, замешательство, овладевшее его мозгом, оказались слишком резкими для его несколько заторможенной соматики, но по всем признакам огонек жизненных сил едва мерцал в глубине его пришедшего в упадок естества. Он впал в предсмертную полудрему, а с приходом темноты погрузился в беспокойный сон.
    Я не стал затягивать смирительную рубашку, как это обычно делалось во время его сна, потому что он был слишком слаб, чтобы быть опасным, даже если он еще раз придет в умственное расстройство, прежде чем покинуть этот мир. Но я поместил между его головой и моей оба конца моего космического радио , надеясь вопреки всему в первый и последний раз получить весть из мира снов за тот малый отрезок времени, который был мне отпущен. В палате вместе с нами находился только один санитар, заурядный парень, который не понимал назначения моих аппаратов и не думал вмешиваться в мои действия. Проходил час за часом, и я заметил, что его голова неуклюже свесилась на грудь, но не стал будить его. Я также, убаюканный ритмом дыхания двух людей, здорового и умирающего, вероятно, чуть позже и сам начал клевать носом.
    Пробудили меня звуки сверхъестественной мощной мелодии. Аккорды, вибрато и гармонические порывы доносились со всех сторон, а моему восхищенному взору предстала ошеломляющая картина непостижимой красоты. Стены, колонны и архитравы из живого огня лучезарно сияли, окружая точку, в которой я, казалось, парил в воздухе, и тянулись вверх, к бесконечно высокому своду неописуемо великолепного грандиозного здания. С этими картинами дворцового блеска смешивались или, скорее, вытесняли их в калейдоскопическом вращении мелькающие виды широких прерий и уютных долин, высоких гор и заманчивых гротов, совпадающих в малейших деталях с ландшафтами, которые я мог представить себе, но созданных из какой-то пылающей эфирной сущности, которая по своей плотности соответствовала скорее духу, нежели материи. По мере того, как я наблюдал, мне становилось ясно, что в моем мозгу содержится ключ ко всем этим метаморфозам, поскольку каждая картина, появлявшаяся передо мной, была близка и желанна для моего изменившегося сознания. Среди этих райских сфер я не был чужаком, каждый вид и звук были мне знакомы, словно все это продолжалось бесчисленное множество эпох в вечности и ожидало меня в бесконечном потоке времени впереди.
    Затем ко мне приблизилась сверкающая аура моего лучезарного собрата, и наши души беседовали, молчаливо и с безупречной точностью обмениваясь мыслями. Это был час приближающегося торжества, потому что дружественное мне существо выходило из угнетающих его ограничений временного рабства, выходило навсегда и готовилось преследовать проклятого угнетателя даже в таких высочайших слоях эфира, что пламенная космическая месть, исполненная там, могла потрясти мировые сферы.
    Мы плыли так вместе некоторое время, пока я не заметил, что контуры окружавших нас предметов слегка расплылись и потускнели, так, словно что-то призывало меня на Землю, куда я меньше всего хотел возвращаться. Фигура рядом со мной, по-видимому, тоже почувствовала перемену, поскольку она стала подводить свои рассуждения к завершению и сама приготовилась покинуть сцену, тускнея, как нечто значительно более важное, медленное, чем остальные предметы. После еще одного короткого обмена мыслями я понял, что светящееся существо и я должны вернуться в рабство, хотя для моего лучезарного собрата это случится в последний раз. Жалкая земная оболочка уже почти разрушена, и менее чем через час мой товарищ сможет освободиться, чтобы преследовать своего угнетателя по Млечному Пути сквозь звездные выси до самых границ бесконечности.
    Резким толчком я пробудился от видения затухающей световой картины и несколько пристыженно выпрямился на стуле и растерянно уставился на умирающего, распростертого на койке. Джо Слейтер на самом деле проснулся, возможно, в последний раз. Приглядевшись к нему поближе, я заметил на его впалых щеках пятна румянца, которых раньше никогда не видел. Губы также выглядели необычно, они были плотно сжаты, словно обозначая характер, значительно более сильный, чем тот, которым обладал Слейтер. На лице его выразилось всевозрастающее напряжение, глаза были закрыты, а голова поворачивалась из стороны в сторону. Я не стал будить санитара и закрепил ослабевшую повязку, прикреплявшую мое телепатическое радио , надеясь перехватить любое обрывочное сообщение, которое проснувшийся мог бы передать мне. Вдруг он резко повернул голову в мою сторону и открыл глаза, которые привели меня в изумление. Человек, бывший Джо Слейтером, кэтскилским подонком, смотрел на меня широко открытыми сияющими глазами, голубизна которых, казалось, становилась все глубже. Ни маниакальности, ни вырождения не было и следа в этом взгляде, и я без всякого сомнения почувствовал, что смотрю в лицо, за которым кроется активный разум высшего порядка.
    Снова произошло соединение, при котором мой мозг осознал внешнее влияние, воздействующее на него. Я закрыл глаза, чтобы более глубоко сосредоточить свои мысли, и был вознагражден положительным знанием того, что долгожданное мысленное сообщение наконец дошло. Любая передаваемая идея мгновенно формировалась в моем мозгу, и, хотя мы не пользовались словами, мои обычные ассоциативные, концептуальные и выразительные способности реализовывались так же хорошо, как будто я принимал сообщения на нормальном английском языке.
    Джо Слейтер мертв , раздался леденящий душу голос из-за стены сна. Я широко открытыми глазами с любопытством и ужасом уставился на ложе страданий, но голубые глаза все так же спокойно глядели на меня, и их выражение было все таким же разумным и одухотворенным.
    И хорошо, что он умер, поскольку он оказался неспособен быть носителем активного интеллекта космического существа. Его грубая телесная оболочка не поддавалась необходимой подгонке для связи эфирной и планетной жизни. Он в слишком большой степени был животным и в слишком малой человеком, хотя именно из-за его недостатков тебе удалось открыть мое существование, ведь космические и планетные души, как правило, никогда не встречаются. Он служил мучительной каждодневной тюрьмой для меня в течение сорока двух ваших земных лет.
    Я такое же существо, каким ты станешь, перейдя в свободное состояние сна без сновидений. Я твой брат во свете, тот, с кем рядом ты только что плыл среди лучезарных долин. Мне не дозволено рассказывать твоей пробудившейся земной личности о твоей истинной природе, но мы все скитальцы в пространстве и путешественники в бесчисленных веках. В следующем году я, может быть, буду жить в Египте, который вы именуете древним, или в жестокой империи Цзян Чань, которая должна возникнуть через три тысячи лет. Ты и я проплывали через миры, которые вращаются вокруг красного Арктура, и жили в телах насекомых-философов, величаво ползающих по четвертой луне Юпитера. Как мало земляне знают о жизни и о ее распространенности! И действительно, как мало они должны знать ради их собственного спокойствия! Об угнетателе я не могу говорить. Вы на Земле неясно чувствуете его отдаленное присутствие сами того не зная, вы дали его мигающему сигнальному огню имя Алголь Звезда-Демон. Встретить и победить угнетателя вот к чему я безуспешно стремлюсь в течение долгих эпох, сдерживаемый телесными препятствиями. В эту ночь я явлюсь, как возмездие, неся неотвратимую, пламенную, катастрофическую месть. Ищи меня на небе вблизи Звезды-Демон.
    Я больше не могу с тобой говорить, потому что тело Джо Слейтера холодеет и цепенеет, и его грубый мозг не может больше вибрировать, как я того желаю. Ты был моим единственным другом на этой планете единственной душой, которая почувствовала меня и отыскала внутри отталкивающего тела, лежащего на этой койке. Мы встретимся снова может быть, в сияющем тумане Меча Ориона, может быть, на унылых плато доисторической Азии, может быть, в снах, которые невозможно вспомнить, может быть, в каких-нибудь других воплощениях в другие эпохи, когда Солнечная система уже перестанет существовать .
    На этом мысленные волны внезапно прервались и блеклые глаза спящего или мне следовало назвать его мертвецом? остекленели, как у рыбы. Наполовину оцепенев, я нагнулся над койкой и пощупал его кисть, но она была холодной, окоченевшей, пульс отсутствовал, желтоватые щеки снова побледнели, и толстые губы обвисли, открыв отвратительные гнилые клыки дегенерата Джо Слейтера. Я вздрогнул, натянул одеяло на это ужасное лицо и разбудил санитара. Затем я вышел из палаты и молча отправился в свою комнату. У меня возникло безотчетное желание немедленно погрузиться в тот сон, сновидений которого мне не удастся вспомнить.
    Какова кульминация? Какое плоское научное описание могло бы похвастать таким риторическим эффектом? Но я только записал некоторые факты, которые привлекли мое внимание, и предоставляю вам сопоставлять их, как заблагорассудится. Я уже упоминал о том, что мой начальник, старый доктор Фентон, не признал реальности всего того, о чем я доложил ему. Он клятвенно уверял, что у меня упадок сил в результате нервного перенапряжения и что я крайне нуждаюсь в длительном оплачиваемом отпуске, который он мне тут же щедро предоставил. Он заверил меня, ручаясь своей профессиональной честью, что Джо Слейтер всего лишь низкопробный параноик, фантастические представления которого обязаны своим происхождением примитивным народным сказкам, которые доступны и самым низким слоям общества. В этом он пытался убедить меня, хотя как я мог забыть то, что я видел на небе в ночь после смерти Слейтера? Вы можете считать меня предубежденным свидетелем, но тогда пусть другой допишет это последнее показание, которое может дополнить кульминацию, которой вы ожидаете. Я только дословно процитирую отчет о появлении новой звезды в созвездии Персея, составленный выдающимся авторитетом в области астрономии профессором Гаретом П. Сервиссом:
    22 февраля 1901 года доктором Андерсоном из Эдинбурга вблизи Алголя была открыта новая звезда. Ранее никакой звезды в этой точке не наблюдалось В течение двадцати четырех часов незнакомка сделалась такой яркой, что превзошла Капеллу. За следующие две недели она заметно померкла, и спустя несколько месяцев ее с трудом можно различить невооруженным глазом .

КАДЫК


КАДЫК Происходит от тюркского кадык «твёрдый, крепкий, выступающий».
Ингушский язык Лака Шод (верхний узел), глотка сущ. *лакаш (горло) взять за глотку лакаш лаца
Чеченский язык логан шад "адамаво яблоко, кадык"
Чувашский язык лакартак "кадык"/ ингушский язык лакар "верхний"
Ингушский язык кIаьдде глаг. *рыхлить *смягчить
кIаьда прил. *мягкий *нежный
Сербский язык пити/локати "пить"
Ингушский язык г1арч-пити "отвар"/ латынь poto "пить"
Ингушский язык мал, мол, мала, мола "пить"/ русский язык мыло, мылить/ ингушский язык пил "стакан"/ латынь piala "чаша"
Ингушский язык глоток сущ. *къурд, кульб
Ингушский язык глоток сущ. *къурд *кульб
английский язык gulp "глоток"
белорусский язык каўток/глыток "глоток"
венгерский язык korty "глоток"
финский: kulaus "глоток"
шведский: klunk "глоток"
украинский: ковток "глоток"
армянский язык kum "глоток"
литовский язык klukšnis "глоток"
латынь potiun-cula "глоток"
праслав.яз. "kъrk" горло/ На ингушском языке Горло "къамарг"
ингушский язык къамарга шод сущ. *кадык(узел горла)
къамарг сущ. *горло *шея
Белорусский язык  карак "шея" праслав.яз. "kъrk" горло/ ингушский язык къамарг "шея"
македонский язык врат "шея"/ ингушский язык фоарт "шея"
польский: kark "шея"
хорватский: vrat "шея"
Белорусский язык  карак "шея" / ингушский язык кар "рог"
польский: kark "шея"
праслав.яз. "kъrk" горло
чешский: krk
татарский: муен/ ингушский язык муан "рога, член"
праиндоевропейский: mon/ ингушский язык ман, мен "пить"
казахский: мойын/ ингушский язык рога, пить"
белорусский: каршэнь*/ингушский язык курша "рогатые"
башкирский: үңәс, муйын

Русский Чеченец


95783b2407dc
Визуально чеченцы большей частью неотличимы от русских. Узнать их можно разве что по определенному выражению глаз.
Речь о том, что чеченцы большей частью - этнически русские. В общем - русские. Просто у них другое воспитание и другая парадигма поведения. Они - чеченцы

Чеченец - это альтернативный русский. Русский дикий, горный, жестокий и беспощадный - но русский, не раздавленный крепостным правом и большевицкими геноцидом и рабством.

Русский, "вовремя спрятавшийся в горах". Русский, не истребленный в лице всех лучших своих мужчин опустошительной войной и не выросший потому безвольной безотцовщиной.

Русский не обезоруженный государством и не оболваненный либерализмом - и потому рождающий и воспитывающий (как в древние годы) 5-6 здоровых и сильных детей. В общем, альтернативный русский.

Старообрядцы в последние три столетия были такими "альтернативными русскими" - но где теперь эти старообядцы? Цивилизации старообрядцев больше не существует. Отдельные же её представители, маргинально растворенные в обществе, перестали иметь значение.

Чеченцы - по крови почти те же русские, к чеченцам относятся в России не то, что "без симпатии" (общенародное эмоциональное желание "уничтожить их всех" не находит поддержки у государства и уходит в прошлое) - но так же, как к русским относятся во всём остальном мире.

АД


ft0lJ72JF2UyZ33g0aWpSE
Ад — в понимании многих религий (авраамические религии, зороастризм), мифологий и верований — ужасное, чаще посмертное, место наказания грешников. Как правило, противопоставляется раю и ассоциируется с состоянием мучительного страдания.

Слово «Ад» происходит от др.-греч. ???? — Гадес или Аид, слово, используемое в Септуагинте для передачи еврейского слова ????, Шеол и усвоенное Новым Заветом.
Шеол — обитель библейские тексты Ветхого Завета рассматривают шеол как место обитания всех умерших независимо от их образа жизни на земле. «В шеол попадают не только грешники, но и праведники»[2]. Однако Шеол означает не только ад (греч. хадес), но и могилу, смерть, также духовную смерть[3]. Септуагинта использует термин «Ад» в местах, где еврейский текст имеет «Шеол». Кроме того, Новый Завет использует греческое слово «Ад» (хадес), в цитате древнееврейского Ветхого Завета[4] (со смыслом «шеол»). Поэтому слово «Шеол», как и слово «Ад» (хадес)мертвых в иудаизме.
В буддизме ад — место пребывания для существ, практикующих злобу и ненависть. Существует восемь уровней адов (на каждом уровне в центре горячий ад, по периметру холодный), но есть ещё и дополнительные ады. Пребывание в аду длительно, но не бесконечно, после того, как последствия негативной кармы исчерпаются, существо умирает и снова рождается в более высоких мирах.
Ад в китайской традиции называется «хуан цюань»
Египтяне называли царство мертвых Дуатом; шумеры и вавилоняне - «страной без возврата», подземным царством Кур; греки считали, что подземным миром правит бог Аид; этруски бога страны мертвых называли Эитом; римляне - Плутоном; ацтеки мир мертвых называли Миклтаном; народы Центральной Америки - страной теней; иудеи - геенной огненной; у индусов бог царства мертвых носил имя Яма; христиане считают, что после смерти все умершие попадают или в Рай, или в Ад.В более позних шумерских и вавилонских текстах загробная жизнь описывается уже иначе - появилось разделение на праведников и грешников.
Грешники ппадали в темное, мрачное место, где они мучились без пищи и еды. Они были лишены многих человеческих радостей - не могли ласкать жен и детей, быть любимыми.
К праведникам, к которым относились те, кто вел на Земле достойную жизнь, имел большую семью или погиб на поле боя, было совсем другое отношение - они получали еду и воду и в особых случаях могли на время «подниматься» наверх и общаться с живыми людьми.
Древние египтяне представляли себе сцену суда после смерти так: бог Анубис вынимает из тела умершего сердце, чтобы взвесить его на суде Осириса. Осирис - это бог мертвых и царь загробого мира.
Когда покойный предстает пред судом, то бог Осирис взвешивает сердце умершего на весах, где на одной чаше лежит изображение богини Маат, а на другой - сердце. Если умерший оказывался достойным человеком, то он попадал в Иару - загробный мир, поля Рая.
Верующие в древнеиранского бога Митру считали, что после смерти душа человека сначала возносится на вершину горы справедливости Харе, а потом она должна попытаться перейти в Рай по мосту Чинват.
На этом мосту бог Митра вместе со своими братьями вершил суд над каждым вновь прибывшим. На одну чашу весов помещались все добрые помыслы человека и его благородные поступки, а на другую чашу - все его черные и неблаговидные дела, поступки и мысли.
Если чаша с добротой перевешивала, то узкий мост Чинват расширялся и становился удобным для прохода - праведник, перейдя его, попадал в Рай.
Если же перевешивала чаша со злом, то мост, напротив, сужался до тонкой линии, и грешник, не удержавшись, падал вниз и бездну.
Шумеры и вавилоняне считали, что в подземное царство Кур можно попасть, лишь переправившись через реку с помощью лодочника - проводника душ на тот свет.
Переплыв реку, усопший оказывался перед городом, который был обнесен семью высокими стенами. Чтобы попасть в город, приходилось пройти через семь ворот. Привратник Нету держал врата на запоре, чтобы никто не мог зайти в загробный мир и не мог его покинуть.
Чтобы попасть в город мертвых, усопший должен был принести дары и жертвы семи подземным божествам. Перед каждыми воротами нужно было снять с себя какое-нибудь украшение или одежду, поэтому, достигнув цели, путник оставался полностью обнаженным и в таком виде представал перед Эрешкигаль - Супругой правителя подземного царства Нергала.
Древние греки полагали, что попасть в подземное царство Аида можно, преодолев реку Арахент. Мрачный перевозчик душ Харон, пришедший в греческую мифологию из вавилонских и шумерских сказаний, на своей ладье перевозил души усопших на тот берег.
Для того чтобы покойный мог рассчитаться с Хароном, при погребении ему в могилу клали монетку.
В царстве мертвых вновь прибывших встречал Цербер - злобный зверь с тремя собачьими головами. Чтобы умилостивить этого зверя, умерший должен был дать ему заранее припасенную лепешку.
ИНГУШСКИЙ АД
Элда, Этер, Ешпор, Эштр (ингуш., «хозяин Эла»), в мифологии ингушей и чеченцев бог, владыка подземного мира мёртвых - Эл. Он мудр, обладает даром провидения. От удара его посоха дрожит весь мир. Сидя на высоком троне из человеческих костей в башне, вершит суд над душами усопших: в соответствии с поступками, совершёнными ими при жизни
Тот свет находится под землею. Им управляет подземный бог Эштр, или Этер. Человек умирает тогда только, когда этот бог пожелает взять его к себе. Тот свет называется по-ингушски «Дэли-Аилли»[89], а этот свет - «Дэли-Малхли». Ингуши говорят: «В три года выстроенный Дэли-Малхли, в семь лет выстроенный Дэли-Аилли»*. Это поговорка, а потому можно ручаться за ее древность и точность передачи. Этот и тот свет построены Богом. Солнце днем освещает этот свет, а ночью - тот свет[90], а по другому варианту, солнце - светило этого света, а луна - того света или мертвых; от луны покойникам так же жарко, как нам от солнца. Хотя ингуши прямо и не говорят об этом, но, судя по тому, что в представлениях о загробном мире играет роль солнечный миф, можно почти безошибочно допустить, что тот свет находится там, где заходит солнце, т.е. на западе, - черта, опять-таки общая большинству первобытных религий[91]. Тот свет, как постоянное местопребывание людей, является более массивным; его Бог строит не три, а семь лет. Мертвецы на том свете ведут такую же жизнь, как на этом: те же симпатии, те же страсти, дружба, любовь и вражда, какие присущи им на этом свете, остаются и на том. Они живут так же отдельно, родами; всякий умерший отправляется к своим родственникам, умершим раньше. Характерная точка зрения на поминки сказывается в веровании ингушей, по которому поминки необходимо делать для того, чтобы мертвые хорошо приняли вновь умершего родственника.
Если бы можно было обобщить путем сравнений первый мотив приношения даров покойникам, то упрек первобытных религий в эгоистическом характере их, делаемый им учеными, был бы значительно лишен прочной почвы, и можно было бы установить как одну из основ почитания умерших - нравственное побуждение, а вместе с тем можно было бы сказать, что хотя у тех народов, у которых мы находим почитание умерших, религия с самого начала связана с нравственностью. Пока это можно сказать лишь про ингушей, и мы не имеем права делать обобщения на этом основании.
Загробный мир ингуши не считают местом отдыха от земных трудов; покойники на том свете точно так же исполняют все работы, как и на этом свете, и притом одновременно с последними: когда кончают покос или жатву на этом свете, одновременно прекращаются работы и на том. Разница лишь в том, что покойники работают по ночам, когда солнце уходит из мира живых в страну умерших. По окончании жатвы ингуши устраивают марспорр, или жатвенный ужин, угощение для мертвых родственников, говоря: «Может быть, теперь и они окончили работы». Празднество это в честь умерших устраивается каждой семьей отдельно. Приготовляется брага, варят пиво, гонят араку, подают лучшие блюда: молоко, масло, сыр, мясное и т.д. Ингуши говорят, что пищу хозяин «передает» умершим родственникам. Эта передача пищи носит название «хето» и есть простая пересылка пищи, которую нужно отличать от жертвоприношений богам, которые имеют иной смысл и иначе называются у ингушей. Это есть именно тедам (текам) - жертвоприношение, о чем мы скажем позже.
Пересылка» пищи на тот свет сопровождается молитвой, которую обыкновенно читает хозяин дома, а если он не знает молитвы, то призывает для этого другого. Знающего человека. Нигде религиозные воззрения человека не сказываются так верно и полно, как в молитве, и мы из молитвы ингушей узнаем ценные сведения.
Я записал молитву со слов самого ингушского жреца Ганыжа и с удовольствием привожу здесь русский перевод молитвы, весьма близкий к оригиналу:
«Дай Бог, чтобы благочестивые умершие так же хорошо окончили свою работу, как окончили свою мы - живые; дай Бог, чтобы и урожай у них был хороший. От того, что мы передаем, пусть будет им такая польза, какая только желательна им. Дай Бог, чтобы присяжный брат, молочный брат и родственники, найденные чрез скот*, дай Бог, чтобы все эти люди и им подобные, которых покойники пожелают иметь на своем пиру, так скоро являлись к ним, как скоро является караул на тревогу. И пусть они пируют с нашими покойниками до тех пор, пока головы их не опьянеют от питья бокалов наших покойников, и животы не насытятся от пищи на пиру наших покойников. Кому они (покойники) желают дать, пусть для тех у них руки протянутся дальше, а если у них кто будет отнимать, тогда пусть у них хватит сил отстоять свое. Пусть зимой не замерзает пища у них, а летом не портится (точнее, плесенью не покрывается). Чего я сам не мог передать и чего хозяин не мог приготовить, то при свидетельстве Луны и Солнца мы поручаем Богу и божьему Эштру[94]: пусть они дополнят им это».
Кроме свидетельства немногих очевидцев, «побывавших на том свете», еще более могущественным средством поддержания веры в загробное существование служит у ингушей (и вообще у чеченцев) практиковавшееся до последних дней обыкновение спрашивать умирающих людей, особенно стариков, во время предсмертной агонии об умерших прежде родственниках. По народному верованию, в момент смерти, на рубеже между здешним и загробным миром, когда божий Эштр наполовину уже взял душу человека к себе, умирающий видит тот свет со всеми умершими до него. Этим пользовались окружающие и задавали ему вопросы вроде следующих: «Как живет такой-то покойник?» «В чем он нуждается?» и т.п. Если покойник не был похоронен надлежащим образом в усыпальнице эльгыц, то умирающий обыкновенно отвечал, что покойник бедствует без кровли. Если по покойнику не сделали поминок, то умирающий говорил, что тот не имеет пищи и живет подаяниями. Умирающему передавали также различные поручения на тот свет. Ганыж рассказывал мне такой случай. У постели умирающего сидит женщина и говорит: «Передай отцу, что сын у него плохой, промотал свое состояние, и мы бедствуем чрез это». «Хорошо, - отвечал умирающий, - туда-то я донесу вести от тебя, но кто тебе принесет ответ?» Выше мы уже видели, что в более ранние периоды ингуши допускали выходцев из загробного мира. В словах сострившего старика проглядывает опять черта, как будто присущая, действительно, верованиям ингушей: мертвые не могут являться на этот свет; это противоречит верованиям соседей их, осетин, и вообще мнениям, утвердившимся в науке, что умершие часто посещают живых и принимают участие в их жизни.
ИНГУШСКИЙ ЯЗЫК ЖОЖАГАТЕ "АД"
ИНГУШСКИЙ ЯЗЫК АЗАП "АД, ПЫТКИ"
грузинский язык jojokhet’i "ад"
арабский язык Джаханнам "ад"/ ингушский язык джа-ханнам "
Латышский язык elle "ад"/ ингушский язык ЭЛ "мир мертвых" Ел, Елли, Елла "умри, уйди жен.рода"
Фризский язык hel "ад"
Японский язык  jigoku "ад"/ ингушский язык Яго, Ягожа, Ягож-яй "горит" (жен.рода)
Японский язык kaga "пылать, гореть"/ ингушский язык къага "блистеть, гореть"
Венгерский язык  pokol, alvilag "ад"/ ингушский язык Факел=Пакел=Бьагел, Пекло=Фекло=Бягало "сгорает"/ ингушский язык ала-виалаг "
огнем сьедай"
Ингушский язык Ад "бег", Ат "легко", Атт "половина", Ятта "обжигать"/
ЖЕЧЬ / ингушский язык жожагат "ад"
Происходит от праслав. *zeti, от кот. в числе прочего произошли: ст.-слав. жешти, жег? (др.-греч. ??????????), русск. диал. инф. жечи?, жегчи?, укр. жгу, жечи?, жегчи?, жегти?, болг. жега?, жежа? «жгу», сербохорв. ж?hи, ж?же?м, др.-чешск. zeci, zehu, польск. zec, zge, в.-луж. zec, zhu; праслав. *zego из *gego; с др. ступенью вокализма: изга?га. Далее родственно лит. degu, degti «жечь», латышск. degu, degt «гореть», др.-инд. dahati «горит, сжигает», авест. dazaiti, алб. djek «сжигаю», аор. dogja, бретонск. devi «сжигать», греч. ????? «зола», ???????? ? ????????? (Гесихий), лат. favilla «горячая зола, тлеющие уголья», febris «лихорадка», ср.-ирл. daig «огонь», сюда же лит. dagas «жар, зной, жатва», daga «жатва», готск. dags «день»
ПРОИЗХОДИТ ВЫШЕ ВСЕ ПЕРЕЧИСЛЕННОЕ ОТ ИНГУШСКОГО ЯЗЫКА:
Литовский язык degu, degti «жечь»/ ингушский язык дегу, дьагди "жечь"
др.-инд. dаhati «горит, сжигает»/ ингушский язык дайхди "согреть" дьагди "сжигать"
бретонский язык devi «сжигать»/ ингушский язык даави "сьесть"
ср.-ирл. daig «огонь»/ ингушский язык дайх "горячий" дьаг "горящий" дааг "сьесть" / дьегди "трести"
готский язык dags «день»/ ингушский язык ди, ден "день" дага, дагар "пылать"
ИНГУШСКИЙ ЯЗЫК ПУРНИ, ФУРНИ "ПЕКАРНЯ"/ ингушский язык пур, пир, фир, фур "огонь"
английский язык burn "огонь"
английский язык furnace "печка"
греческий язык fournos "печка"
Французскийfr: four "печка"
греческий язык Puros "пылать"
др.-в.-нем. fiur "пылать"
английский язык fire "огонь"/ от ингуш.яз. Пир, Фир, Фур, Пур "огонь"
ИНГУШСКИЙ ЯЗЫК Ц1е, Ц1ар, Ц1а, Ц1ирг, Ц1араг "огонь"
Аварский язык ц1а "огонь"
Абазинский язык мца "огонь"
Албанский язык zjarr "огонь"
Арчинскийa язык оцІ "огонь"
Даргинский язык ц1а "огонь"
Лезгинскийl язык ц1ай "огонь"
Чеченский язык ц1е "огонь"
Литовский язык церети "гореть"
Осетинский язык арт/цаехаер "огонь"
венгерский язык: tuzeles "огонь"
ИНГУШСКИЙ ЯЗЫК АЛ,АЛА "огонь"/ ала цIел прил. *пламенный
АЛА "Сказать" АЛЛА "лежать"
Алтайский язык  јалбыш "огонь"
Бурятский язык гал "огонь"
Исландский язык eldur "огонь" /ингушский язык алдур "пламенный меч"
Колтта-саамский язык toll "огонь"
мэнский язык aile (кельтский язык) "огонь"
русский язык алый "красный"
датский язык : ild "огонь"
ИНГУШСКИЙ ЯЗЫК ПУРНИ, ФУРНИ "ПЕКАРНЯ"
ст.ингуш. пур, фур, фурн, пурн, пирн, фир "огонь"
Фризский язык (др.герман.яз) fjoer "огонь"
Английский язык fire "огонь"
Арагонский язык fuego "огонь"/ ингушский язык фуяго "горящий воздух"
Древнеанглийский†ang: fyr "огонь"
Древнегреческий язык ???(пир) "огонь"
Люксембургский язык Feier "огонь"
Немецкий язык Feuer "огонь"
Нижнесаксонский язык Fuur, Fuer "огонь"
Японский язык faiya "огонь", hi "огонь"/ ингушский язык хий "вода"/ фу "воздух"
Немецкий язык Licht "свет"/ ингушский язык Лета "гореть"
Русский язык ПАРЕНЬ "огненный", ПИРУН, ПИР, ПАР.
ИНГУШСКИЙ ЯЗЫК ЛЕПА "блестеть, гореть"
праслав. , от кот. в числе прочего произошли: ст.-слав. л?пъ "красивый"
болгарский язык леп «красивый»
русский язык залепать, лепучий, нелепый, нелепость, лепота
чешский язык lерy "лучше"
ИНГУШСКИЙ ЯЗЫК КЬЕГА, КЬАГА "БЛЕСК, ГОРЕТЬ, ПЫЛАТЬ" КЬАГАР "БЛЕСТАТЬ"
Др.японский язык Кага-цути "демон-ками огня", кага "гореть" яка "гореть"/ ингушский язык къага "гореть" яга "гореть"
ИНГУШСКИЙ ЯЗЫК ЯГ, ЯГА, ЙОАГ, ЯГАН, ЯГАР, ЯГАЛ, ЯГАЙ, ЯГАРА "гореть, жен.рода, трести, сьедать"
др.санскрит яга "огонь"
циганский язык яг "огонь"
Ингушский язык ятта глаг. *обжечь (обработать огнем)
Чеченский язык ятта "обжечь"
казахский язык от "огонь"
Казарский язык аташ "огонь"
Киргизский язык от "огонь"
Татарский язык ут/якты "огонь"
Турецкий язык ates "огонь"
Туркменский язык ot "огонь"
Узбекский язык  o‘t "огонь"
Шорский язык от "огонь"
кумыкский язык : от "огонь"
ингушский язык аттам "легкий, делить"
Атар (авест) - в иранской мифологии божество огня. В «Ригведе» atharyu - эпитет со значением «пылающий».
Адран (др.-греч. ???????) — в италийской мифологии бог огня, которому в древности поклонялись жители Сицилии. Его культ был распространён по всему острову, но главным местом его почитания был город Адран, современный Адрано, близ вулкана Этна.
Этна с ингуш.яз. вырывающая.(рвота)
От-Эне (Мать-огонь) — особо почитаемое, благословенное, светлое божество в мифологии алтайцев./ингуш.яз. Ятта-нан "сжигающая мать"
Алтай с ингуш.яз. Мост-Огня
Аод – Кельтская Богиня огня
Кагуцути (яп. ????), также называемый Кагуцути-но ками (?????), Хинокагуцути (?????), или Хомусуби (???), является ками огня в японской мифологии. Имя «Кагуцути» записано иероглифами по принципу «атэдзи», без привязки к смыслу самих кандзи.
с ингуш.яз.Кагу-Цути  "Разбивающий огнем"
В имени Хи но Кагабико, ”Кага” (яп. ??) — древняя форма глагола «пылать», «сиять» (кагаяку)
Ингушский язык: Яг,  Ега, Ёг,  Яга, Ягар, Ягал, Багар, Баг, Ваг, Воаг, Боаг, Дага, Доага, Дяга, Доаган, Воаган, Баган, Яган "гореть, обжигать"
нижнелужицкий: wogen "огонь"
кумыкский язык : от, ялын "огонь"
македонский язык: оган "огонь"
индонезийский язык membakar "сгореть" (ингуш.яз. бакар "высохнуть, бьагар "сгореть")

РОГАТЫЕ КОРОНЫ


BfvJfVzTbRA
Ингушский язык Кур, Кер, Кир, Кар, Кор, "рог" "пугать" "камень"/ Му, Ма, Маа, Муа "рог"
Ингуш.яз. Кура, Керан, Куран, Курал, Карий, Корона, Курий, Курша "рогатые" /Муаж, Муыж, Муажяг1, Маан, Маажан "рогатые"
Праиндоевропейский язык *ker-. "рог"
Древнегреческий язык керас "рог"
Хеттский язык kar "рог"
Эстонский язык kurat "дьявол"
Французский язык corn, cor "рог"
Латынь язык cornu, cornum, cornus "рог"
казахский язык муьйіз "рог"
Отношение к рогатым к Богам, как к существам низшего порядка или как к существам какой-то демонической сущности, зародилось в нашей стране лишь тысячу лет назад. Это произошло во время того, как христиане стали навязывать свои ценности и, собственно говоря, понятия. Таких Богов называли и называют (противоборствующие язычеству люди) бесами, чертями. Не удивительно, что Рогатые Боги ранних арийских религий языческой Европы были позже очернены чужеродной доминирующей христианской религией. В её стиле всегда было демонизировать соперника, чтобы уничтожать всякое инакомыслие и в этом случае рвущееся к власти христианство безусловно не сделало исключения.
В древних религиях и тайных мистериях рога на голове человека всегда были символом божественности и высокой мудрости. Рогатый человек, кроме того, олицетворял мужественность и плодовитость.
Верховный рогатый бог кельтской Галлии был известен как Цернунн, Кернунн. Возраст изображений этого архетипа насчитывает 20.000 лет.
с ингуш.яз. Кернунн "рогатая мать, рогатые двери" Цер-нунн "корона червь" корона с ингуш.яз. Страшная, Рогатая.
Ингушский язык Да, Дий, Фуда, Воаты, Фусда, Дас, Дади, Ценда "отец/хозяин огня/отец очага/отец воздуха, семьи"
Ингушский язык Дьада, Дьади "дед" (отца отец) доадий, дадий, дий, дой "убивать, стирать"
Ингушский язык Ньан, Нан, Нанна "мать, червь"/ Наннакх "существо 3пола"/ древнеислан.яз. Nanna "мать" -богиня клана асов, дочь Одина, жена Бальдра)
Ингушский язык Во1 "сын"/ Во1, Въо, Война, Вуйна, Вийна, Вайна "убивать, плохой"
Ингушский язык Йо1 "дочь"/ Йо1, Йоаи, Йоаер, Йоаена "убивать жен.рода, сьедать"
Ингушский язык Бер, Лялиг, Бабиг "ребенок"/ Бер, Бера, Бира "носить, приносить, сьедать, убивать, быть" льали "носить, плавить"
Ингушский язык Уст-нан "свекровь" /Уст-нан "бычья мать"
Ингушский язык Устда "тесть" /бычий отец, крайний отец"
Ингушский язык Карий, Керий, Мехкарий "девушки"/ Карий, Керий "боющийся, рогатые"
Ингушский язык Маа-саг "мужчина"(рогатый олень)/ Кхал-саг "женщина"(нижняя зажегнутая огнем, кобыла-человек, клыкастая)
Ингушский язык Къонах, Деналсаг, Мейр "мужчина"
Ингушский язык Муаж-чанг "рогатый, бородатый подбородок"
ИНГУШСКИЙ ЯЗЫК МЕЛА "ЧЕРТ"/ ЛАТЫНЬ MALUS "ЧЕРТ"
ИНГУШСКИЙ ЯЗЫК ДЬЯЛ "БОГ"
ЦИГАНСКИЙ ЯЗЫК ДЭВЕЛ "БОГ"
Ингушский язык Бох, Сту, Ист, Уст, Истер, Устагъ, Бог, Буга, Етт, Хьалий, Хар, Хал, Цоба, Сирга "бык"
Бу́хис — в египетской мифологии священный белый бык с чёрными отметинами, почитавшийся как воплощение бога войны Монту.
Польский язык buhaj "бык"
Готский язык(мертвый прагерманский язык) stiur "бык"
Голландский язык stier "бык"
Немецкий язык Stier "бык"
От ингушского слова ГАЛ "бык"
канадский язык Gūḷi "бык"
Осетинский язык галуан "бык"
Тамильский язык Kāḷai "бык"
От ингушского слова ЕТТ "корова"
язык телугу Eddu "бык"
Ингушский язык Тха "овен" "наш" "шерсть" Тхо "мы"
отсюда греч. Таус "бог" Таврус "овен, бык"
Ингушские боги: Гало, Тха
Отсюда боги:
Вьетнамский язык thần "бог"
Греческий язык theós "бог"
Если верить легендам, то в за­брошенных подземных ходах под Белгородом-Днестровским (Одес­ская область) живут загадочные рогатые люди. Главная достопри­мечательность города с 2500-летней историей - древняя каменная крепость, которую неизвестно кто и когда построил. Во всех энцик­лопедиях по аномальным явлени­ям её называют чуть ли не самым загадочным местом на террито­рии бывшего СССР.
Некоторые исследователи счи­тают рогатых существ из Китая инопланетными пришельцами. Потому что прародителя чело­вечества Фуси иногда изобража­ют на вазах в виде летящего по небу человека с крыльями, вроде ангелов
Рога также служили непремен­ным атрибутом мистерий и ма­гических ритуалов древности, а жрецы-язычники в знак облада­ния мистической силой вообще практически всегда стремились украсить ими свой головной убор.
Цернунн (Кернунн) ("рогатый") - Рогатый бог кельтов, в мифологии кельтов бог, почитавшийся на территории нынешних Франции и Британии. Он обычно изображался сидящим со скрещенными ногами или со стоящими рядом оленем и быком, одетым в тунику без рукавов, с торквесами (подобием ожерелья — знаками отличия у кельтов)
Аонгус (Аэнгуc), в ирландской мифологии сын отца богов и покровителя друидов Дагда.
Дагда ("хороший, добрый бог"), в ирландской мифологии один из богов Племен богини Дану, хозяин котла изобилия. Дагда, персонаж многих древнеирландских легенд, воплотил в себе черты, которыми кельты наделяли всемогущих представителей царства мертвых, божественных правителей мира.
Ингуш.яз. дик-да "хороший отец, даг-да "горящий отец"

Ингушская сказка: Сказка о пастухе, продавшем свой сон
В давние времена жил, говорят, один бедный юноша. У него не было ни отца, ни матери, ни брата, ни сестры. Нанялся он пастухом к одному старику богачу. Однажды, когда он пас овец, небо почернело от страшных туч, пошёл сильный дождь, и юноша весь промок. Сел он, продрогший, утомлённый, под деревом, задумался. Обидно ему стало за свою судьбу, защемило сердце. «До чего же несправедлив этот мир. Мой хозяин имеет много добра, жену, детей. А у меня нет своего дома, жены, детей, никакого богатства. Неужели, пока не умру, мне придётся влачить жалкое существование?»
С этими грустными мыслями юноша уснул и увидел сон. Справа и слева от него стояли две золотые башни. Прилетели две голубки и сели к нему на колени. Никого вокруг не было, но ему кто-то шептал: «Не горюй, пастух, обе башни и богатство в них твоё. Кроме того, эти две голубки, что сидят у тебя на коленях, тоже твои. Бери, что тебе судьбой предназначено». Пастух мгновенно проснулся, посмотрел по сторонам – никого не было видно, но тучи ушли, дождь перестал, погода стояла солнечная.
Когда-то пастух слышал, что если хочешь разгадать сон, то это нужно сделать как можно быстрее. А старик, хозяин пастуха, был известен как человек, разгадывающий сны. Поэтому юноша оставил стадо, снял с ног обувь и как можно быстрее побежал домой, чтобы разгадать свой чудесный сон. По дороге ему повстречался всадник на коне и с собакой. Увидев бегущего пастуха, охотник спросил:
– Куда ты так спешишь, юноша, не случилось ли у тебя беды?
– Я очень тороплюсь, – на ходу ответил пастух и продолжал свой путь.
Охотник пришпорил коня, догнал его, преградил ему путь и настойчиво стал просить:
– Расскажи, что же всё-таки произошло?
– Нет, я очень спешу, – на ходу ответил пастух и хотел бежать дальше.
– Ты не уйдёшь, пока не расскажешь, что случилось, – сказал охотник.
– Прошу тебя, уйди с дороги, я спешу к старику, чтобы попросить его разгадать мой сон, – сказал юноша.
– Ради Бога, расскажи мне этот сон, – попросил охотник.
– Нет, тебе его рассказывать нельзя, да он тебя и не касается, – сказал молодой человек и хотел продолжить свой путь.
– Лучше меня его никто не разгадает, – сказал охотник, конём преградив ему дорогу.
– Да чтоб тебя Бог покарал! И чего ты ко мне привязался? – воскликнул юноша и рассказал ему свой сон.
Охотник не стал разгадывать, а попросил юношу продать ему сон.
– Да что ты говоришь? Разве сны продаются? – удивился пастух.
– Я не женат, но у меня очень много денег, большое богатство. Я всё тебе отдам за этот сон, только продай мне его, – попросил охотник.
– Ты, наверное, издеваешься надо мной? – воскликнул юноша и, вытаращив глаза, уставился на охотника.
– Я совсем не шучу, продашь ты мне свой сон? – не унимался охотник.
– Ну что ж, продам, если не шутишь, – ответил юноша.
Тогда охотник сел и написал бумагу, что он за своё богатство купил у юноши сон. И юноша тоже написал бумагу, что он свой сон продал.
Они обменялись бумагами. Охотник переоделся в одежду пастуха, взял у него посох и отправился в северную сторону. А пастух пошёл домой, женился, имея большое богатство, и зажил счастливо.
Охотник шёл до самого вечера, решил переночевать под огромным деревом, уснул. На рассвете, услышав топот коня, он проснулся, посмотрел по сторонам. Никого не было, но топот был слышен.
– Что же это такое? – подумал охотник и посмотрел направо, откуда был слышен топот. Внезапно показались два коня. На одном – всадник, а другого коня вели под уздцы. Всадник подъехал к охотнику, поздоровался и спешился. Охотник ответил на приветствие и посмотрел на коней. На коне без всадника поперёк висели два наполненных талса[1] – дорожных мешка. Охотник засмотрелся на коней. За всю свою жизнь он таких красивых скакунов не видел.
– Далеко путь держишь? – спросил всадник.
– Да вот в ту сторону я иду, – показал рукой охотник на север.
– Тогда садись на этого коня, нам по пути, – предложил всадник и оттянул на круп коня перемётные сумы. Они поехали вместе.
– Нам надо подкрепиться, – сказал новый знакомый спустя некоторое время и достал из одного талса еду.
1 Тале (инг.) – хурджин, в данном случае – перемётная сума.
Сели они и хорошо пообедали.
– Ну что ж, спутник, а теперь пора друг другу поведать, что лежит на сердце, – сказал всадник.
– Рассказывай ты, – ответил охотник.
Всадник снял шапку с головы, и охотник увидел, что это девушка. По её плечам рассыпались прекрасные чёрные волосы.
– Вчера ночью, когда я только уснула, передо мной во сне предстал один благородный старик и сказал: «Юноша, за которого суждено тебе выйти замуж, сегодня ночует под большим деревом. Спеши к нему, ты должна его застигнуть до рассвета, пока он не уехал». Я набрала два талса золота, серебра, бриллиантов, взяла для тебя вот этого коня, навьючила всё богатство на него и поспешила сюда. Я дочь здешнего владыки. Как хорошо, что я встретила тебя, пока ты не уехал!
Юноша и девушка сели на коней и поехали в другую страну. Там они стали мужем и женой и поселились в башне. Супруги решили обзавестись домашней утварью. Муж запряг лошадей своей жены и отправился на базар. А в этот день, оказывается, на базар привели лучших коней здешнего властителя. Люди никакого внимания не обращали на коней владыки, а смотрели на коней охотника. Тогда властитель спросил его:
– Кто ты такой? Откуда у тебя эти кони?
– Я из другой страны. Коней этих я купил у нашего владыки, – ответил охотник.
– Где ты сейчас живёшь и как ты попал в мои владения? – спросил правитель.
– Я совсем недавно приехал в эти края. Здесь я поселился вблизи базара, чтобы приобрести кое-что из домашней утвари, – ответил охотник.
Правитель пригласил его к себе домой и велел своим слугам одарить охотника всяческой домашней утварью. Охотник поблагодарил владыку и зажил с женой счастливо. Прошло некоторое время. Однажды охотник сказал жене:
– Очень большую честь оказал нам властитель. Надо бы его как-то отблагодарить.
Но жена ничего не ответила. Через некоторое время он ещё раз сказал:
– Надо бы нам владыку пригласить к себе домой.
Но жена и на этот раз не дала согласия. Третий раз сказал он жене:
– Давай пригласим властителя.
– Делай что хочешь, насчёт еды не беспокойся, я не дам тебе опозориться, но к владыке не выйду, – сказала жена.
Муж пригласил правителя в гости. Жена приготовила яства на славу. Еду подавала сама, закрыв лицо, но владыка всё-таки сумел подсмотреть. Он узнал в ней дочь соседнего владыки, к которой раньше сватался, а она отказала ему, сказав, что им не судьба быть вместе. Придя домой, правитель собрал совет из умных старейшин и рассказал им о красавице:
– Любовь, которую я питал к ней ранее, сейчас разгорелась во мне пуще прежнего. Я не буду жить на этом свете, если она не станет моей женой. Посоветуйте, как добиться этой женщины?
– Да что в этом трудного? Надо засватать её и жениться на ней, – сказал самый мудрый из старейшин.
– Нельзя, она замужем, – сказал правитель.
– Тогда мы не знаем, – сказали старейшины, встали и ушли, кроме одного.
– Что ты скажешь? – спросил владыка оставшегося старика.
Тот подумал и сказал:
– Ты должен сказать: с тех пор как я побывал у вас в гостях, заболел. Затем нужно притвориться больным и слечь. Мы пошлём её мужа за целебным цветком, который растёт за горой, откуда никто не возвращается. Так и исполним мы твою давнюю мечту. И никто не посмеет сказать, что властитель – ничтожный человек, который увёз жену от живого мужа.
На том и порешили. На другой день они вызвали охотника, и старик сказал ему:
– С тех пор как владыка побывал у вас, он заболел и слёг, что вы с ним сделали?
– Если вы думаете, что мы отравили властителя, почему остальные не заболели? – ответил охотник.
– Я не об этом тебя спрашиваю, лучше скажи, как ты намерен вылечить отравленного тобою владыку? – закричал старик.
– Я его не отравил, и где искать лекарство – не знаю. А если где-нибудь есть для него лекарство, я готов десять раз умереть, но попытаться достать его, – сказал охотник.
– Хорошо, я тебе скажу, где есть это лекарство. Принесёшь, и мы забудем о том, что ты отравил властителя, даже дадим тебе богатые дары, – сказал старик и поведал, за какой горой растёт цветок, который и принесёт выздоровление правителю. Так он указал ему место, откуда живыми не возвращаются.
Когда охотник вернулся домой, жена спросила:
– Что нужно от тебя властителю?
Охотник всё рассказал. И тогда жена поведала мужу, что этот владыка ранее несколько раз присылал к ней сватов, что она ему отказала, и потому дважды не давала согласия пригласить правителя в гости, боясь, что он начнёт её добиваться.
– Владыка не заболел, ему не нужен никакой цветок, – сказала жена. – Он хочет послать тебя на верную смерть, чтобы люди не сказали, что от живого мужа забрали жену. Но думаю, что у них ничего не получится. Ты оседлай наших двух коней. На одного садись сам, а другого веди под уздцы. Так пересеки три горы. Там увидишь башню. Привяжи своих коней, сказав заклинание: «Пусть вас сможет отвязать только тот, кто привязал». Потом пойдёшь направо, пока не достигнешь большого озера. Около озера вырой яму, заляг в ней и укройся. Да смотри, чтобы тебя ни с какой стороны не было видно. Когда настанет время обеда, к этому озеру прилетят искупаться три птицы: одна птица с белой головой, другая – с красной головой, а третья – с чёрной головой. Птица с красной головой будет купаться, скинув перья. Вот её оперение ты и укради. Ни за что не отдавай его, как бы она ни просила. Когда она скажет: «Клянусь именем сестры, я сделаю всё, что ты прикажешь, отдай мою одежду», вот тогда ты и исполни её просьбу. Это кольцо надень на палец правой руки, – сказала жена и, сняв кольцо со своего пальца, отдала мужу. Потом проводила его в путь-дорогу.
Долго ехал охотник, пересёк три горы и, как наказала ему жена, своих коней привязал к башне, которая стояла у подножия горы, сказав: «Пусть вас сможет отвязать только тот, кто привязал». Потом дошёл до озера и там спрятался.
Вскоре прилетели три птицы. Птица с красной головой начала купаться в озере, скинув перья, а две остальные – в своём оперении. Охотник подкрался и украл одежду птицы с красной головой. Она вышла из воды и, не найдя своих перьев, бросилась опять в воду. Увидев это, две другие птицы испугались и улетели. Охотник вылез из ямы, подошёл к озеру и встал на берегу. А птица человеческим голосом стала жалобно просить:
– Верни мою одежду, верни мою одежду.
Но охотник не отдавал перья. Тогда птица сказала:
– Клянусь именем своей сестры, я сделаю всё, что ты прикажешь, только верни мою одежду.
Тогда, не глядя на неё, правой рукой он протянул ей одежду. Она увидела кольцо на руке охотника и спросила:
– Откуда у тебя это кольцо? – и с силой сняла его с пальца охотника.
Когда он посмотрел в её сторону, вместо птицы с красной головой перед ним стояла прекрасная, как солнце, девушка.
– Это кольцо моей жены, – сказал охотник.
– Если это кольцо твоей жены, тогда и я должна стать твоей женой, потому что мы с ней поклялись, что выйдем замуж за одного мужчину. Отныне мы с тобой муж и жена. Рассказывай, что привело тебя в эту страну, откуда живым никто не возвращается, – сказала она.
Когда охотник всё рассказал, она позвала двух других птиц, попросила их принести целебный цветок. Когда принесли цветок, девушка села на одного из коней, и они поехали домой к охотнику.
Потом охотник отдал князю цветок.
Все были поражены, что он живым вернулся домой.
– Что теперь делать? Куда теперь его послать? – спросил властитель у мудрого старика.
– Если он оттуда вернулся, то ему всё под силу. Он опасный человек, надо отказаться от этого дела и оставить его в покое, – сказал старый вельможа.
– Если я не заберу его жену так, чтобы меня ни в чём не обвинили, я не успокоюсь. Я уничтожу страну и тебя убью, – ответил владыка старику.
Тогда старик дал властителю новый совет, и он опять позвал к себе охотника:
– Если ты такой сильный, что смог добыть этот цветок, то ты можешь всё. Ты должен дать мне возможность поговорить с моим умершим отцом.
Охотник пришёл домой:
– Что же он теперь хочет? – спросила жена.
– Он хочет, чтобы я устроил разговор с его умершим отцом, – сказал муж.
– Сообщи ему, что его отец недоволен и говорит: «С тех пор, как я умер, ты ни разу не дал милостыню ради меня, не желаю с тобой разговаривать».
– Так и так, говорит твой отец, не хочет он с тобой разговаривать, – сказал охотник властителю. Начал тот вспоминать, сделал ли он подношение кому-нибудь ради своего отца, и не смог припомнить.
– Ой, какое же это удивительное дело! Он может всё, даже говорит с умершими, – удивился правитель и начал настаивать: —Ты должен устроить мне свидание с моим отцом.
– Если ты хочешь с ним встретиться, нам следует подняться в небо, – сказал охотник, вспомнив про двух птиц, с белой и чёрной головами, подруг своей второй жены.
Когда дома он рассказал про свой разговор с правителем, вторая жена призвала двух птиц с белой и чёрной головами.
– Нашего мужа и властителя страны вы должны поднять в небо. Мужа вы приведите обратно домой, а правителя передайте его отцу – умершему владыке, – наказала птицам вторая жена охотника.
Они посадили правителя на птицу с чёрной головой и потихоньку от него дали этой птице бумагу. А охотник сел на птицу с белой головой. И поднялись они в небо. На другой день птица с белой головой вернулась, а с ней и охотник. На третий день, держа в клюве бумагу, вернулась птица с чёрной головой. Вельможи спросили:
– Куда девался владыка?
Охотник ответил:
– Я его отправил на встречу с его отцом. Они очень сильно ругались. Что с ними дальше сталось, расскажет эта птица с чёрной головой.
– Тело вашего властителя его отец бросил в море, а его душу Бог отправил в ад. Вот эту бумагу передал мне покойный отец владыки, – сказала птица и отдала им письмо. А в бумаге было написано, что новым владыкой должен стать охотник. Так он был выбран правителем этой страны. А отец его жён, у которого не было больше детей, сделал его владыкой и своей страны.
В обеих странах они сыграли две свадьбы. Как видел пастух во сне две башни, охотник стал властителем двух стран; как видел пастух двух голубок, у охотника стало две жены. Вот так счастливо зажил охотник, купивший сон у пастуха. И пастух тоже жил хорошо, довольный своей судьбой.

Profile

akievgalgei
Дагот Ур

Latest Month

October 2014
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel